Диалог опыта с юностью, или геодезия как философия.

— А тот ваш полковник, он настоящий или это прозвище?

— Я же сказал, что это его натура,- повторил я.- Конечно, он настоящий. Да вот, пример тому. Когда мы ехали обратно в поезде, нам достались три места в разных отсеках. Мы с Женькой попали в одно стойло, а Полковник в другое, причём, его место было верхнее. Но, пока у нас нижняя полка была свободна, он решил побыть с нами. Дело было к ночи, и все мы уснули. А заполночь, после Котласа, пришла молодая пассажирка и предъявила законное право на нижнюю полку. И Полковник, ни секунды не раздумывая, послал подальше и её, и всех проводников, так и не стронувшись с налёжанного места, заставив бедную девушку карабкаться на верхнюю полку! И даже утром, когда все мы начали взывать к его благородству, он нисколько не смутился. И всё это потому, что он – настоящий полковник, а настоящие полковники никогда не смущаются и не меняют своих решений!

Фильм подошёл к тому месту, где я тоном уставшего от жизненных сюрпризов скитальца поучаю студента Толика. И, когда прозвучали слова о нашем всюдусущем, всехмогущим и всёобъявшем Фёдорыче, Маша оживилась:

— А я же его видела в вашем офисе! И совсем он не страшный, даже наоборот, очень милый и симпатичный!

— Кто б спорил с этим,- согласился я,- правда, тут есть один нюансик – твой мизерный опыт общения с ним, вернее, отсутствие всякого опыта. А люди другие, частично или сполна вкусившие прелести сосуществования с сильной натурой Фёдорыча, испытали иные ощущения. И они не всегда в пользу нашего самого знаменитого коллеги, хотя нельзя не признать, что наполненность этих ощущений велика до бесконечности! И ещё нельзя отобрать у Фёдорыча умения устраиваться в непростых полевых условиях и дара договариваться о чём-либо.

Однажды мы работали в деревушке Кивер, в Архангельской области. Долго мы мучились, добираясь до работы на машине по дороге, которую таковой можно было назвать только под угрозой четвертования. А трасса наша шла чётко вдоль железной дороги. Как удобно было бы ездить на работу поездом, но, увы, нам сказали, что на тех полустанках, с которых можно добраться до трассы, поезда не останавливаются. И тогда Фёдорыч решил это исправить. Утром мы пришли на станцию и стали тревожно ожидать поезд. Тот скоро подошёл, опоздав всего на полчаса, и Фёдорыч устремился к тепловозу. Он лихо забрался по трапу в кабину к опешившим машинистам и, сунув им в руки литр водки, ласково попросил: «Мужики, тормозните на 53-м километре? Ребятам на работу нужно!» Те в ответ молча кивнули и странно переглянулись. Фёдорыч же, который с нами не ехал, лишь высокомерно бросил нам, проходя мимо: «Учитесь, как нужно договариваться!» Мы влезли в вагон и удобно расселись кто где. Едва поезд тронулся, к нам подошла проводница и попросила купить билеты. «Нам до 53-его,- подмигнул я ей,- машинист обещал тормознуть». Проводница посмотрела на меня так, словно я ей признался в любви: «Ещё бы он там не тормознул!» Всё оказалось проще создания разумной жизни на земле. Поезд этот останавливался на всех полустанках и вообще почти у каждого столба! Интересно, что же подумали машинисты о весёлом и настырном бородаче?!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)