Журfuck 3

Мы дрались с ним не на жизнь, а на смерть. Не то, чтобы так мне была дорога эта точилка, просто это было делом принципа. Да, я хорошо помню эту свою мысль в третьем классе: «Умереть из-за принципа, в принципе, не плохо…»

Мой портфель был разорван в клочья. У Леньки горела от моих укусов рука, от царапин – лицо и шея. Мой новый белый фартук валялся с ободранными лямками где-то в арыке, в волосах застряли листья и ветки. Такой ценной оказалась та злосчастная ракета. Наверно, в конце концов, все-таки Ленька убил бы меня, если бы, откуда ни возьмись, не появился Сережка.

Одним ударом он раз и навсегда отбросил Леньку от мечты. Пару раз для убедительности пнул, и, как в красивых фильмах, подошел ко мне и подал руку. С тех пор ко мне вообще боялись подходить мальчишки. Жених и невеста никто не кричал, но все знали, что мы живем по соседству и если что, Сережка бьет больно.

Жалко, что он так скоро уехал жить в Германию…

В пятом классе звездой среди моих ровесников был Костик. Крепкий, серьезный одноклассник. Такой в полном смысле слова – мужичок. У него не было ветра в голове, он был основательным и авторитетным, к нему все прислушивались и почему-то боялись. У его папы была красивая новая «Волга», доступ ко всяким техническим новинкам и боксерская груша. Несколько раз в неделю он тренировал старшеклассников увертываться от больших боксерских перчаток. Костю он тренировал каждый день.

Чего Костя стал приходить ко мне вечерами, сама не знаю, я была самой обычной курносой девчонкой, разве что уверенной в своем превосходстве над всеми остальными…

— Может, погуляем, Юлька… — Это прозвучало так по-свойски, что я не потерялась и спокойно ему ответила.

— Погуляем, если поможешь в доме убраться и вымыть посуду.

Так мы и стали встречаться, то у меня на кухне с тарелками, то в саду с граблями, то в подвале с банками. Костик деловито ставил у моих ворот свой мотороллер и занимался хозяйством. Ему вроде как это нравилось…

В седьмом классе, он в первый раз взял мою руку и прижал ее к своей груди. Я растерялась и вспыхнула, не зная, как реагировать, но, слава богу, на улице стояла кромешная тьма, а на нашей улице, как специально, не горел ни один фонарь…

Костик сам испугался своей смелости и, спустя секунду, тяжело дыша, убежал прочь.

Вскоре его семья переехала жить в другой город, и мы с ним больше никогда не встречались…

С Сашкой все было сложнее. Восьмой класс и первые взрослые дискотеки. Мои одноклассницы уже вовсю ходили на свидания, рассказывали, кто как целуется и что происходит с мужским организмом, когда позволяешь парню чуть больше допустимого…

Я в этом плане была полным профаном и избегала всякого личного контакта даже во время дискотек. Зато вечерами писала какие-то сумасшедшие стихи, в которых была то уличной девкой, то страстной нимфой, то кроткой влюбленной.

Одноклассницы слушали, краснели, подмигивали и требовали подробностей, откуда все это во мне. Я смущалась, отнекивалась, зарекалась никому больше не читать своих фантазий, но всякий раз не сдерживала обещаний и собирала аншлаги на скамейке возле дома.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)