Корзина с фруктами или ночь расскрывает страшные тайны

Ночь вскрывает страшные тайны.

Росло как-то дерево.
Обычное дерево.
А осенью на нем
Созревали плоды.
Плоды необычные.
Вишнево-черничные.
Формой неприличные.
И вкусом странны.
А в каждом том плодике.
На тоненьком хвостике.
На маленькой веточке
Созревала беда.
Не рви эти фруктики.
Не ешь эти фруктики.
И думать о них
Не смей никогда.

Тает мягкая кожица. Розовая мякоть напоминает жвачку, жеваную много раз.
Приторный фрукт. Похоть.
Девочке ну никак не было больше шестнадцати. Но усталые глаза и вызывающая одежда говорили мне, что она не первый раз встает на панель. И кажется, ей это занятие по душе. Так почему не помочь девочке заработать? Думаю, она будет рада нескольким сотням долларов.
С другой стороны, давно хотел сделать это с малолеткой. К тому же она была вполне сформировавшейся женщиной.
Ночь дарила мне шанс на это.

Расползается склизкая поверхность. Желто-зеленая мякоть источает очень неприятный запах. Гнилой фрукт. Невежество
Я не первый раз выхожу на панель. Из школы меня турнули. За неуспеваемость. А чтобы поступить в колледж, нужны немалые деньги. Но меня это не привлекает. Родители выгнали меня, пришлось снимать квартиру на пару с подругой. Она и предложила этот выход. Так что я нашла для себя быстрый и стабильный заработок. И плевать что мне всего пятнадцать. Фигура у меня как у фотомодели.
Это ночь. В ней все дозволено…

Трескается янтарная кожица. Вытекает белесая мякоть, подобно гною… и нет его. Испарился.
Неожиданный фрукт. Глупость.
Я его увидела сразу, как только он подъехал. Ничто не предвещало беды, а выглядел клиент весьма платежеспособным. И спокойным. А то иногда попадаются психи.
Он подъехал ко мне опустил окошко:
— Как тебя зовут, девочка? Меня Кайл. – он улыбнулся так откровенно. Что мне захотелось влюбиться.
— Лиза. – Моя улыбка гасла на фоне его, но что ж… — Я могу доставить вам удовольствие?
— Сколько мне будет стоить такая прелесть?
— Двести час. Но если на всю ночь – то семьсот.
— Согласен на ночь. Тебя дома-то не потеряют? – ухмылка была так же обольстительна. — Садись.
И ночь скрыла красный Понтиак, который вскоре станет символом смерти.

Разбивается зеркальная оболочка. Сиреневая мякоть похожа на вату. Семечки, словно жемчуг на пуховке.
Привлекательный фрукт. Гордыня.
— Никогда! – этот гад… он привез меня в отель и приказал приковать себя наручниками к кровати. Я никогда бы не подумала, что такие красивые мужчины – извращенцы. – Это не входило в оплату!
— Я заплачу, не сомневайся… — Он подходил все ближе, в руках блестели наручники.
— Нет! Я ухожу. – Я стала отходить к двери. Не думаю, что он пойдет за мной. Вон, Мишель практикует такие развлечения, но не я!
— Никуда ты не пойдешь, девочка. – он бросил на кровать пачку стодолларовых купюр. Но даже это меня не остановило. Хлопнув дверью, я ушла.
Но ночь никого не отпускает. Она в душе.

Обжигает пальцы шкурка. Мякоть, как лава сжигает плоть.
Опасный фрукт. Гнев.
Она не хочет делать то, что я хочу. Даже за те деньги, что я предложил. Она пятилась к двери. В глазах было возмущение и паника. Это возбуждало… Лиза сказала, что уходит.
Да никогда! Она заплатит за это!
— Иди! Я тебя найду!
Ночь приняла в себя точеную фигурку малолетней проститутки.

Лопнула тонкая кожа. Течет ярко-красный сок. Кроваво-красная мякоть проглядывает наружу.
Страшный фрукт. Убийство.
Я ее догнал в переулке недалеко от отеля. Девушка стала вырываться, звать на помощь.
Я достал нож, случайно взял с собой эту бабочку. Лезвие танцевало в моей руке.
Нож дрожал. Но все равно нашел путь к сердцу девушки. В глазах ее стоял испуг и удивление. Кровь заливала ее блузку и мои руки. Тело Лизы медленно осело на асфальт. Я вытер оружие об юбку жертвы. Кровь оставила вдохновенные разводы.
Не знаю, что на меня нашло… Я не хотел…
Ночь скроет все следы.

Треснула толстая кожура. Серая мякоть сыпется сквозь пальцы.
Противный фрукт. Равнодушие.

Автор: Оркнейская Лань

Я Оркнейская Лань. Моё творчество - слезы и боль. Если грустно - пускай. Важно лишь быть собой. Путь страданий давно Стал до жути родным. Как привычно окно. Важно лишь - что за ним.

Корзина с фруктами или ночь расскрывает страшные тайны: 3 комментария

  1. Мне показалось очень убедительным и столь же необычным сравнение человеческих пороков в фруктами.Очень сложная тема. Не каждый-то и решится писать о таком.
    Взгляд на это древнее занятие с разных сторон: и сочувствующий, и злой, и безысходный, — рождает не обычное раздражение подобной темой, а желание понять: ЗАЧЕМ?
    Вот только в одном месте об искусстве ремесла:»…Даже японцы об этом знали». Вероятно вы о гейшах? Если так, то это спорный момент: гейши — это нечто другое… Впрочем,это уже отдельный разговор.
    Что касается заголовка — считаю удачной и достаточной первую часть.Причем слово «корзина» взять в ковычки.Ведь речь,собственно, и идет о «корзине» — человеческой душе с пороками.Решать,разумеется,автору.

  2. Спасибо за теплые слова. 🙂
    О гейшах это действительно спорный вопрос. но неужели вы думаете что нынешние проститутки будут философствовать на эту тему? сомневаюсь.
    А название я менять не умею!
    С теплом и уважением, Я!

  3. Ура! Этот рассказ занял второе место на ежесезонном конкурсе прозы на Официальном форуме Сергея Лукьяненко. Организован он был начинающими и не очень писателями.
    Я так рада, что ни одна ложка дегтя не испортит мое настроение)))

Добавить комментарий для Niagara Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)