Корзина с фруктами или ночь расскрывает страшные тайны

Меня зовут Дарен. Я видел их вместе. Девочку одетую, как проститутку, и парня, который ее убивал. Я видел, как девушка падает, как кровь алым пятном расплывается по блузке. Как металл блестит в свете фонаря, бросая багровые отсветы на лицо убийцы. Он не видел меня. Потом, вытерев нож о юбку проститутки, он сел в красный Понтиак. Я мимоходом глянул на номер. Автоматически запомнил.
Может, надо было вмешаться? Или вызвать полицию?
Но я прошел мимо. Это не мое дело.
Это все ночь… Она равнодушна ко всему.

Жирная кожура пачкает руки. Желтая мякоть, как масло намазывается на хлеб.
Бесконечный фрукт. Обжорство.
Я нервничал. А когда я нервничаю – я ем. Много ем. Зрелище, которое я наблюдал прошлой ночью, просто выводило меня из равновесия. Во снах я видел девушку, она молила о помощи. А мужчина грозил ножом и приказывал молчать.
Прошло две недели. Я нервничал — ел. Поправился на семнадцать килограмм. Смотрел новости. Видел тела убитых девушек и не мог никому рассказать свой страшный секрет.
Вдруг копы подумают, что это я? И я молчал. Молчал и ел.
Ночь скрашивает недостатки фигуры. А недостатки души?

Золотая оправа хранила в себе бриллиант. Только почему-то все это отдавало фальшью.
Драгоценный фрукт. Жадность.
Деньги – это власть. Много денег – большая власть. Но, к сожалению, эта аксиома не для меня.
Что у меня есть? Только тело, за которое согласны платить похотливые козлы. Так много денег не заработаешь. Приходиться покупать самую сексуальную одежду. Самую дорогую косметику, чтобы казаться красивее. Чтобы снимали меня, а не других. И плевать на их презрительные взгляды – они ничуть не лучше. Они так же стоят на низшей ступени жизни.
Ночь смотрела в лицо проститутки и улыбалась.

Шкурка стягивается, как презерватив с… Голубая мякоть ничем не лучше, так же тянется.
Резиновый фрукт. Лень
Мне было плевать на то, что я проститутка, и что зарабатываю деньги собственным телом. Это, с одной стороны, тоже искусство, даже японцы это знали. А с другой стороны, я уже не могла перестать этого делать. Ведь для того чтобы вырваться из плена — надо учиться. А я не могла. Другой дороги для себя я не видела. И плевать, что дочь никогда не узнает своего отца. И плевать, что сутенер Ален был скотиной. Это вон Лизе повезло – она у него самый дорогой товар. Пока.
Ночь любит бабочек летящих на свет.

Ядовито-зеленый плод. Червивая мякоть вызывает отвращение.
Испорченный фрукт. Зависть.
— Вот ведь тварь. Все прибыльные клиенты к ней идут. Покупаются на молодость. Женщина была стройна. Но возраст уже начал оставлять на теле свои следы. Скоро перестанет помогать дорогая штукатурка. — И что это она сегодня не вышла? Зажралась?
— Да ладно тебе. – напарница Мишели по панели была моложе и казалась совсем свежей. Но и для нее скоро станут проблемой мешки под глазами, дряблая кожа и серая поволока в глазах, но пока она пользовалась своей красотой. — Мишель, если ты не заметила — ее только на один раз и берут. А потом возвращаются к нам.
— Ну и что? Она дороже. А почему? Потому что совсем молокососка. Вот.
— Тише. Улыбайся. Вон ее вчерашний клиент едет. – Женщины с приклеенными дежурными улыбками стали зазывать мужчин в сладкую топку опытных рук.
И вновь в ночи засверкали фары подъезжающих машин.

Бесцветная оболочка испаряется от прикосновения. А внутри ничего. Только освободившийся воздух издает печальный вздох сожаления.
Пустой фрукт. Ложь.
— Вам не понравилась Лиза? – в глазах проститутки сверкало торжество. Никто не любил эту молодку. Она всем девочкам жизнь отравляла. Хотя с другой стороны, из-за своей неопытности перенаправляла к ним всех своих клиентов. Но все-таки, она у всех была первой…
— Нет. Она оказалась слишком стеснительной. – клиент криво усмехнулся. В глазах блеснул зловещий огонек. — А что, она сегодня не вышла? Странно…
— Нет. На нее это не похоже. Может, вы ее вчера напугали? – Карина улыбнулась металлокерамикой зубов.

Автор: Оркнейская Лань

Я Оркнейская Лань. Моё творчество - слезы и боль. Если грустно - пускай. Важно лишь быть собой. Путь страданий давно Стал до жути родным. Как привычно окно. Важно лишь - что за ним.

Корзина с фруктами или ночь расскрывает страшные тайны: 3 комментария

  1. Мне показалось очень убедительным и столь же необычным сравнение человеческих пороков в фруктами.Очень сложная тема. Не каждый-то и решится писать о таком.
    Взгляд на это древнее занятие с разных сторон: и сочувствующий, и злой, и безысходный, — рождает не обычное раздражение подобной темой, а желание понять: ЗАЧЕМ?
    Вот только в одном месте об искусстве ремесла:»…Даже японцы об этом знали». Вероятно вы о гейшах? Если так, то это спорный момент: гейши — это нечто другое… Впрочем,это уже отдельный разговор.
    Что касается заголовка — считаю удачной и достаточной первую часть.Причем слово «корзина» взять в ковычки.Ведь речь,собственно, и идет о «корзине» — человеческой душе с пороками.Решать,разумеется,автору.

  2. Спасибо за теплые слова. 🙂
    О гейшах это действительно спорный вопрос. но неужели вы думаете что нынешние проститутки будут философствовать на эту тему? сомневаюсь.
    А название я менять не умею!
    С теплом и уважением, Я!

  3. Ура! Этот рассказ занял второе место на ежесезонном конкурсе прозы на Официальном форуме Сергея Лукьяненко. Организован он был начинающими и не очень писателями.
    Я так рада, что ни одна ложка дегтя не испортит мое настроение)))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)