Евгений Замятин как воплощение независимой русской литературы ранне-советского и предшествовавшего ему периода

– Ну да, я понимаю. Но ведь, в сущности, это были владыки посильнее их коронованных. Отчего они не изолировали, не истребили их? У нас…

– Да, у нас… – начал я. И вдруг она рассмеялась. Я просто вот видел глазами этот смех: звонкую, крутую, гибко-упругую, как хлыст, кривую этого смеха».

… и «1984»:

«Этот жест (героиня сбросила платье – А.М.) тоже принадлежал старому времени. Уинстон проснулся со словом “Шекспир” на устах».

Немного поговорим о символическом плане романа. Сюда можно отнести неявное предвосхищение грядущего. Выбором лексики, под музыку фонетического звучания («майская майолика», «белеет бельмом»), скрытыми повторами Замятин готовит нас к грядущему грехопадению (с определённой точки зрения) главного героя («– Ну-с, падший ангел. Вы ведь теперь погибли. Нет, не боитесь?» – говорит I). Символически движение вниз и означает «грехопадение», выпадение индивидуального кирпичика героя из сурового общественного здания «Мы»:

«Через 5 минут мы были уже на аэро. Синяя майская майолика неба и легкое солнце на своем золотом аэро жужжит следом за нами, не обгоняя и не отставая. Но там, впереди, белеет бельмом облако, нелепое, пухлое, как щеки старинного «купидона», и это как-то мешает. Переднее окошко поднято, ветер, сохнут губы, поневоле их все время облизываешь и все время думаешь о губах.

Вот уже видны издали мутно-зеленые пятна – там, за Стеною. Затем легкое, невольное замирание сердца – вниз, вниз, вниз, как с крутой горы, – и мы у Древнего Дома».

«Чуть слышное жужжание моторов – и быстро вниз, вниз, вниз – легкое замирание сердца…»

«Однажды в детстве, помню, нас повели на аккумуляторную башню. На самом верхнем пролете я перегнулся через стеклянный парапет, внизу – точки-люди, и сладко тикнуло сердце: «А что, если?» Тогда я только еще крепче ухватился за поручни; теперь – я прыгнул вниз».

«Это – последнее. Затем – повернут выключатель, мысли гаснут, тьма, искры – и я через парапет вниз…»

«– Да вы что, 503, оглохли? Зову, зову… Что с вами? – Это Второй Строитель – прямо над ухом у меня: должно быть, уж давно кричит.

Что со мной? Я потерял руль. Мотор гудит вовсю, аэро дрожит и мчится, но руля нет – и я не знаю, куда мчусь: вниз – и сейчас обземь или вверх – и в солнце, в огонь…»

Данный мотив продолжается и в спуске на лифте в подземелье, где спасались во время Двухсотлетней Войны, под Древним Домом:

«<…>темно и чувствую – вниз, вниз…»

<…>

«Вот если бы вам завязали глаза и заставили так ходить, ощупывать, спотыкаться, и вы знаете, что где-то тут вот совсем близко – край, один только шаг – и от вас останется только сплющенный, исковерканный кусок мяса. Разве это не то же самое?

…А что, если не дожидаясь – самому вниз головой? Не будет ли это единственным и правильным, сразу распутывающим все?»

Автор: Алексей Михеев

Я пишу, сколько себя помню, предпочитаю жанр фантастикопостмодернизма (авторский термин). Есть у автора и одна непростительная слабость — считать себя писателем. Сильнее всего на меня повлияли: ПЛЕБС (Пелевин, Лукьяненко, Ерофеев Венедикт, Булычёв, Стругацкие)... Автор — многократный участник теологических экспедиций.

Евгений Замятин как воплощение независимой русской литературы ранне-советского и предшествовавшего ему периода: 31 комментарий

  1. Алексей, одна буква вместо другой — бывает… Благодаря тебе, кстати, я просвещаюсь. Статью прочитал на работе. «Мы» Замятина не читал, слыхал. Надо будет прочесть. Обязательно. Отлично приведены сравнения-параллели между разными произведениями. Это у тебя не просто хорошо — отлично получается: помнится, в комментариях к тебе ты заметил «замаскированное» высказывание, похожее на слова Достоевского. И – авторы! – без всяких там обиняков – эти слова должны заставить задуматься, не просто так это сказано: «…Есть большое искусство и малое искусство, есть художественное творчество и художественное ремесло… Малое искусство, художественное ремесло — непременно входит, в качестве составной части, в большое. Бетховен, чтобы написать Лунную Сонату, должен был узнать сперва законы мелодий, гармоний, контрапункций, т.е. изучить музыкальную технику композиций, относящуюся к области художественного ремесла. И Байрон, чтобы написать “Чайльд-Гарольда”, должен был изучить технику стихосложения. Точно так же и тому, кто хочет посвятить себя творческой деятельности в области художественной прозы, – нужно сперва изучить технику художественной прозы».
    Литературоведческий труд заслуживает большей оценки, ибо изучение, расшифровка текста – попытка донести до читателя то, что непосредственно говорил писатель, заслуживает особого уважения, и такое нисколько не приуменьшает таланта (без всяких на то сомнений) автора статьи.
    ОК!

  2. Я так думаю, много выдержак-примеров надо будет удалить. Жаль. Без них восприниматься текст будет хуже. Но, признаюсь, ты меня заинтересовал. Надо будет для начала 1984 перечитать.

  3. Учитывая, что мне нужно сделать текст на 6 вордовских страниц четырнадцатым шрифтом, почти о всех цитатах можно забыть как о неотданных долгах)

  4. Гм! Мне по душе (и в тему) пришлась та, которую процитировал — она, не сомневаюсь, ключевая. Особенно для авторов этого сайта. Она касается и меня в том числе.

  5. @ Алексей Михеев:
    Леша то, что я сейчас напишу, не сочти, что умничаю. Да и Вы Виктор. Явно ведь прочитаете.
    Леша с большим удовольствием прочитала. Ты же знаешь, как я читаю то , что ты пишешь. В общем, останавливалась, перечитывала, переворачивала свою библиотеку искала Кира Булычева (он тоже мною читаем и очень много книг есть). Пыталась осмыслить и найти в публицистике, кое -что. Что бы не проверить тебя, не подумай так. Я просто уясняла некоторые места для своего понимания. У меня в последнее время было много вопросов к некоторым аспектам в литературе. Прочитав все до конца и продумав, я вернулась к некоторым местам в твоем труде и получила ответ на мои сомнения и вопросы.
    Ситуация с публикацией и урезанием такого исследовательского труда — это просто святотатство. Если убрать все выдержки-примеры, сравнения и цитаты, даже не знаю, что это будет. Это огорчает очень.
    Не очень давно я писала о субкультуре и ее влиянии на искусство. Набрала материала, написала, пришлось процентов восемьдесят выкинуть, урезать до 10 страниц и тоже так же. Меня переполняла злось или даже горе, оттого, что самое интересное надо убрать, и как мне казалось самое главное.
    Так и тут.
    Леша такие вещи надо писать чаще. Я понимаю, что это очень тяжелый труд, но и поверь это потом принесет свои плоды для познания у других людей, которым просто негде прочитать такие серьезные статьи. У нас печатают все больше кухонные романы, на них и место есть и бумага.
    Спасибо огромное, что я смогла прочесть в полном варианте здесь такую познавательную и содержательную статью.
    С уважеие Надежда.

  6. Для меня неожиданно и тем более приятно,как писал Леонид Жуховицкий «Остановиться,оглянуться»,
    на тот период, в котором были и никогда не исчезнут для любителей хорошей литературы такие авторы как Е.Замятин.Я бережно храню, как раритет, доставшиеся по наследству кипы Роман-Газеты с публика-
    циями в том числе эгого уважаемого автора. И конечно же спасибо Алексею за тему, которая пойдет
    на пользу нашему писательскому уровню и вкусу.

  7. Меня радует, чо такая работа досталась тебе по праву. Это судьба. Такая работа -сухарь, надо размочить и затем долго прожевывать, не кусок бисквита. Работать прийдется долго и трудно над каждой темой. На ты сможешь.

  8. Весомый труд. Много чего нового узнал. Замятина вообще не читал, теперь он он в моем списке писателей, которых я буду читать на пенсии) Сейчас времени-то нет, так что такая вот статья — это потолок! 🙂
    Удачи, Леха — приятно, когда работа по интересу!

  9. Я так и не высказался по поводу этой статьи.
    Значит так:
    1. Алексей Михеев умеет распоряжаться словами.
    2. Алексей Михеев знает о чём пишет, отлично разбирается в материале.
    3. Алексей Михеев хороший журналист. С его творчеством, когда-то даавно-даавно, я познакомился именно со статьи. Помню там была фраза хорошая, которая мне до сих пор вспоминается «у каждого додика своя методика».
    В общем, Алексей Михеев — пиши!

  10. Леш, «такие статьи — теперь моя работа» — это в прямом или переносном?
    Клево, что ее опубликуют, пусть даже и в обрезанном виде.
    Саму статью, признаюсь, не осилил. Не потому, что автор не сумел, твое имя на этом сайте — уже почти брэнд ))), просто меня лит критика усыпляла уже с универа. Я всегда любил читать книги, а не их литературный анализ. У Замятина я читал «Мы», но это было давно, помню только сюжет. Но теперь, вот после твоей статьи, подумываю перечитать. 😉

  11. Алексей, наконец-то, я добралась до твоей странички. Шикарная статья. Ты, просто, профессионал в литературоведении. Такое не каждому дано. Мои наилучшие поздравления и пожелания!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)