ЗАМКНУТЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

ГЛАВА 1.

 

Стоял чудесный апрельский день. Один из таких дней, когда, кажется, что весна окончательно выиграла битву у зимы. И хотя ещё было довольно холодно, всё живое уже чувствовало приход весны. Шалуны-воробьи громко и весело чирикали, затевая очередную борьбу за найденную крошку, небо было таким голубым, что на него было больно смотреть. А яркое весеннее солнце отражалось в лужах, оставшихся от недавнего дождя. Именно в этот день две подруги-одноклассницы возвращались домой из школы. Они живо о чём-то болтали, радуясь весне, концу уроков и большой жизни, в которую они выходили.… Ведь оставались считанные недели до того момента, когда им выдадут аттестат зрелости. Обе девушки собирались продолжить своё образование, но весной не хотелось говорить о планах на будущее, поэтому они болтали о любви. Надо сказать, что одна из них – Виталина, постоянно меняла ухажеров, удел же второй – Маши, был также постоянно слушать об ухажёрах подруги. Постепенно они дошли до двора, где жила Вита. И тут Виталина так резко остановилась, что шедшая немного за ней Маша, врезалась в подругу.

— Нет, только не он! – воскликнула Вита.

— Кто он? – поинтересовалась Маша.

— Мой новый репетитор, — Вита кивнула в сторону подъезда. Маша проследила за взглядом подруги и увидела, что на лавочке возле подъезда сидит довольно симпатичный парень.

— Знаешь, Вит, а твои репетиторы становятся всё лучше и лучше, — пошутила Маша. Дело в том, что Виталина собиралась поступать на экономический факультет, а туда было необходимо сдать математику, а вот именно с этой наукой у Виты были проблемы, поэтому её родители решили нанять ей репетитора. Этот парень был уже шестым по счёту репетитором Виты – никто и ни за какие деньги не выдерживал с ней больше месяца.

— Давно он тебя мучает логарифмами?

— То-то и оно, что давно, третий месяц пошёл, — вздохнула Вита.

— Да, это рекорд. Зовут его как?

— А вот пойдём, познакомлю.

— Вита, мне домой пора, да и не хочу я знакомится с математиком. У меня на них аллергия,- в отличие от подруги Маша не собиралась связывать свою жизнь с точными науками – она грезила о журфаке.

— Маш, ну, пожалуйста, — умоляюще попросила Вита, — я больше не могу проводить с ним уйму времени наедине. И к тому же мы клубнику с дачи привезли, — Виталина точно знала, чем можно заманить подругу к себе – Маша просто обожала эту ягоду, а отец Виталины выращивал клубнику у себя в теплицах, именно поэтому уже в апреле она могла предложить Маше попробовать свежей клубники. К тому же, Вите было просто жизненно необходимо присутствие Маши. И дело было вовсе не в логарифмах. Просто сегодня Виталине надо было сказать, наконец, Диме (её репетитору), согласна ли она стать его девушкой. Да, вовсе не деньги держали уже третий месяц Диму возле Виты. Он был в неё влюблён и уже давно их отношения вышли за рамки отношений ученицы и учителя. Виталина же не хотела отвечать Диме, ибо предпочитала свободу, когда каждый делает, что ему нравится. Присутствие же Маши если и не избавит её от необходимости отвечать Диме, то, по крайней мере, отдалит это событие.

Между тем, заметив появление Виты, Дима встал с лавочки и пошёл на встречу девушкам. Маша, видя его приближение, поняла, что знакомства с ним не избежать. Что ж, она хоть клубнички поест. Дима же, идя на встречу девушкам, размышлял о том, почему эта подружка Виталины до сих пор стоит рядом с ней и, по всей видимости, не собирается уходить.

— Дима, это Маша, — представила подругу Вита.

— Очень приятно, — улыбнулся Дима, думая, что на этом знакомство окончено и Маша отправится домой, а он спокойно поговорит с Виталиной.

Маша тем временем изучающее смотрела на Диму. Пожалуй, его можно было назвать симпатичным, даже красивым, если бы не кислое выражение лица, которое у него появилось после того, как он понял, что Маша идёт с ними. Виталина всегда отличалась хорошим вкусом, а взгляды на красоту парней у неё с Машей всегда сходились. Дима был высоким зеленоглазым брюнетом со слегка вьющимися волосами, волевым подбородком и забавными ямочками на щеках. Другими словами, это был тот тип мужчин, который нравился обеим девушкам.

Поднявшись в квартиру, Виталина скинула сумку и позвала Машу на кухню, бросив при этом Диму на пороге. Дима молча принялся разуваться. Нет уж, сегодня он не уйдёт пока не выяснит отношения с Витой окончательно и никакая Маша (будь она не ладна) ему не помешает. Вита тем временем угощала Машу клубникой. Дима на кухне появился в тот момент, когда девушки обсуждали прелесть наступившей весны и клубники в частности. У Димы в очередной раз перехватило дыхание от восхищения, когда он увидел, как Виталина отправляет в рот спелую ягоду. Виталина была редкой красавицей: правильные черты лица не портил даже слегка вздернутый носик, придававший выражению лица немного капризное выражение, но красавицам и полагается капризничать. Больше всего Диме нравились в Виталине густые волосы с медовым оттенком и голубые задорные глаза. К тому же чисто по-мужски он отмечал длинные ноги, тонкую талию и высокую грудь. Дима хотел Виталину во всех смысла этого слова.

— Дима, ты что-то хотел?- Виталина изящным жестом убрала чёлку со лба и, улыбнувшись, взглянула на своего репетитора.

— Да, Виталина, — улыбнулся он в ответ, не в силах противится обаянию Виты. – Если ты ещё не забыла, я прихожу сюда ради занятий по математике и думаю пора начать урок. У меня сегодня мало времени, — произнося эту фразу, Дима в упор посмотрел на Машу, давая ей понять, что она лишняя, но Маша так была поглощена любимой ягодой, что не замечала никого вокруг. Виталине наоборот была на руку такая непонятливость подруги: она знала, что у Димы сегодня и правда времени в обрез – ему нужно было успеть ещё на консультацию к своему преподавателю (Дима заканчивал математический факультет одного из самых престижных ВУЗов их городка). Вот Виталина и тянула время, надеясь, что Дима уйдёт, не успев с ней поговорить. Но Дмитрий проявлял сегодня чудеса настойчивости:

— Думаю, нам стоит уйти в другую комнату, чтобы начать занятие, а твоя подруга пусть наслаждается клубникой.

Виталина нехотя встала, но все же пошла за Димой. Маша проводила их взглядом, а потом вновь принялась за клубнику. Надо сказать, что Маша поняла все намёки и недомолвки репетитора подруги, но не подала виду. Виталина хотела, чтобы она осталась – она и осталась. Маша подозревала, что этот молодой человек хочет посекретничать с её подругой, и даже догадывалась на какую тему, но раз Вита не хотела общаться с ним по данному поводу, то Машино присутствие здесь необходимо. Маша уже давно заметила одну странность за всеми парнями Виталины – они все терпеть не могли её присутствие, а некоторые даже ревновали Машу к Виталине. Но это было дело понятным. Ибо, являясь лучшей подругой Виталины, Маша должна была знать все её тайны. Именно осознание этого выводило молодых людей из себя, и Маша ими воспринималась как враг. Единственное чего никак не могла понять Маша, так это то, с чего они все взяли, будто она хранительница страшных тайн подруги. Виталина всегда была очень скрытной, а уж в личных делах и подавно. Все, что обычно знала Маша об очередном парне подруги, так это имя и место работы или учёбы, ну и ещё, конечно, возраст. Да, иногда Виталина рассказывала Маше о тех или иных отношениях, но это были весьма скудные сведения, тем более что Виталина любила приукрасить действительность и всё, что она говорила Маше, надо было делить на два. Но молодые люди этого не знали, поэтому недолюбливали Машу. Она же привыкла к такому отношению, поэтому сейчас ей было абсолютно наплевать, какие отношения у неё сложатся с новым поклонником подруги. За подобными размышлениями, Маша даже не заметила, как она слопала всю клубнику. Ещё несколько минут Маша посидела без движения, придумывая, чем бы заняться. Ей уже было откровенно скучно, а этот репетитор, похоже, не собирался выпускать Виталину из своих цепких лапок. Что ж, ради приличия она подождёт ещё минут 10, а потом откланяется. Всё равно Вите рано или поздно предстоит ответить на те вопросы, которые жаждал задать ей Дима. А чем раньше, тем лучше – быстрее избавиться от нового кавалера. Виталина, на памяти Маши, не встречалась ни с кем дольше 3 месяцев, обычно потом парни ей надоедали или появлялся кто-то новенький, более интересный для Виталины. Нельзя было сказать, что Маше не понравился Дима. Для этого она слишком мало его знала, но обычно Маша сразу весьма предвзято относилась к молодым людям подруги. Если они её не любили, то почему она должна любить их? К тому же парни всегда отнимали львиную долю внимания подруги, и Маше было скучно, пока Виталина крутила очередной роман. Маша понимала, что будь у неё парень – всё было бы гораздо проще. Во-первых, ей не пришлось бы скучать, во-вторых, парни Виталины перестали бы возводить её в ранг врага, ибо у них бы почти не оставалось времени для общения. Но… у Маши не было парня и даже на горизонте никто не маячил…. А дело было в том, что на фоне ослепительной красавицы Виты, Машу никто не замечал, а ведь она далеко не была дурнушкой. Не обладая яркой внешностью, Маша вместе с тем была все-таки красивой. Большие карие глаза, окаймленные длинными ресницами, в минуты веселого настроения меняли цвет на ярко-зелёный. Из-за этого свойства глаз Виталина иногда называла подругу колдуньей. Слегка волнистые каштановые волосы обрамляли милое личико, подчеркивая глаза, белизну кожи и губы, которые смотрелись на фоне немного бледной кожи почти алыми. И, тем не менее, Вита своей яркой внешностью затмевала Машу. Маша же никогда не обращала на это внимания, занятая вечно своими мечтами то о карьере журналистки, то о принце. Маша искренне верила, что когда-нибудь появится человек, который обратит внимание сразу на неё, минуя Виталину, и, наконец, отметит не только её красоту, но и внутренний мир. Но пока такого человека не было, но Маша продолжала верить и надеяться, хотя в последнее время надежда почти угасла. Впрочем, Машу сейчас куда более серьёзно занимала проблема поступления на журфак – это была её мечта, и в отличие от Виталины, занятой исключительно личной жизнью, Маша всё свободное время посвящала подготовке в вуз. У неё были неплохие шансы – она уже третий год работала внешкором местной газеты. Кстати, ей было необходимо уже завтра сдать довольно обширную статью, а она ещё даже не делала набросков. Пора уходить от Виталины. Маша уже прилично потрепала нервы Диме – пусть теперь он разбирается с Витой. В конце концов, она не нанималась вечно прикрывать подругу. Взяв сумку, Маша подошла к двери, крикнула Вите, что ей пора и вышла из квартиры. В этот момент ей показалось, что она услышала облегченный вздох Димы. Хотя, может, ей это только показалось.

 

 

Дима действительно вздохнул с облегчением, услышав, как хлопнула входная дверь, но, конечно, не так громко, чтобы Маша могла это заметить. Виталина вернулась к Диме:

— Так что насчет этого уравнения? Продолжим его решать?

Дима лукаво улыбнулся:

— Может, попробуем решить другое, более интересное уравнение?

— Ой, Димочка, я и это совсем понять не могу, — попыталась отдалить неизбежное Вита.

— Вита, мне надоело терять время, — уже раздраженно произнёс Дима.

— Но мы его и не теряем – мы занимаемся, — серьёзно сказала Виталина.

— Ну, хватит, — Дима встал, — если ты не желаешь говорить со мной, так и скажи. Мне надоело играть роль дурачка – сначала эта Маша, — он не смог скрыть неприязни. – Теперь ты делаешь вид, будто не понимаешь, что меня интересует в данный момент!

Виталина вздохнула. Похоже, пора прекращать водить его за нос. Вита ещё не была готова расстаться с Димой: он пока интересовал в качестве парня (сказать по правде она выбрала его для того, чтобы распрощаться со своей девственностью – Дима хорош собой и явно опытен. Вита понимала, что лучше она ничего не найдёт), а потом, он банально был ей нужен, чтобы сдать математику, да и в случае поступления, он будет решать за неё контрольные. Поэтому, Виталина немного испугано улыбнулась:

— Прости, Димочка, я просто немного напугана. Никто ещё так официально не предлагал мне встречаться. Я просто нервничаю, вот и говорю да и делаю глупости.

— Вита, милая, не надо ничего бояться, пока мы любим друг друга, всё будет отлично, — Дима привлёк её к себе и поцеловал в макушку. – Давай попробуем ещё раз. Ты будешь моей девушкой?

— Да, конечно, — обрадовано ответила Вита. Как всегда с мужчинами сработала её тактика изображения маленькой беззащитной девочки – они просто обожают утешать малышек. Но Дима при этом не забыл, что прижимает к себе соблазнительную красавицу, поэтому, приподняв лицо Виталины за подбородок, скрепил их соглашение страстным поцелуем.

 

 

 

Маша же, идя домой, рассуждала надолго ли задержится этот Димочка рядом с Витой. Что-то подсказывало ей, что она ещё натерпится от него. Из всех парней Виты, Дима был самым настойчивым и это только по первому впечатлению. Ведь сегодня он явно добился своего, хоть и не без Машиной помощи. Обдумав всю ситуацию, Маша дала Диме сроку три, нет, учитывая его упертость, четыре месяца отношений с Витой. Но Маша ещё ничего не знала о видах Виты на парня, поэтому и составила такой краткосрочный прогноз. Она ещё не подозревала, что сегодня Дима прочно и навсегда вошёл в жизнь обеих девушек.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2.

 

Дима уже около часа бессмысленно теребил свои наручные часы. Маше уже порядком надоело это его навязчивое движение, но она по-прежнему делала вид, что не замечает нетерпения Димы. Прошло уже полгода, как Маша с Димой трепали друг другу нервы. Да, Виталина и Дима до сих пор встречались. Именно это обстоятельство вызывало у Маши недоумение и раздражение. За эти полгода в жизни девушек произошло множество разнообразных перемен: они закончили школу, поступили в вузы (Маша осуществила свою мечту и уже второй месяц училась на факультете журналистики. Виталина, как и следовало ожидать, поступила на экономический, разумеется, не без помощи Димы.). Конечно, пока они были заняты проблемами поступления, а Виталина ещё и вела бурную личную жизнь, у них не оставалось времени для общения. Так что последний раз девушки виделись около двух месяцев назад. Поэтому было совершенно естественно, что Маша не могла понять недовольства Димы по поводу её появления у Виты. Надо сказать, что отношения Маши и Димы как не заладились с самого начала, так и продолжали быть напряженными. Поначалу оба старались скрыть неприязнь друг к другу, но у них получалось это с огромным трудом, поэтому, спустя некоторое время, они начали практически холодную войну. С Машиной стороны это выражалось в постоянных подколках Димы. Само собой, Дима не оставался в долгу, и очень часто у них случались настоящие словесные дуэли. И только в присутствии Виталины они улыбались друг другу и делали вид, что всё прекрасно. Но Вита не была слепой и довольно скоро поняла, что если она не хочет остаться без подруги или без парня, Машу и Диму ни в коем случае не стоит оставлять наедине, иначе они просто убьют друг друга. Впрочем, Виталина никак не могла взять в толк, почему самые близкие ей люди почти что ненавидят друг друга. А всё было довольно просто. Дима оказался очень ревнивым и постоянно ревновал Виталину ко всему. Конечно, в этот список неизбежно попадала Маша, т.к. она отнимала у него внимание Виталины. На его взгляд, она слишком часто ходила в гости к Вите, а ведь они ещё наверняка, виделись и без его присутствия, хотя это было почти невозможно – Дима всё свободное время проводил с Витой. А ещё Диму просто до белого каления злил тот факт, что в их с Машей словесных дуэлях он ни разу не вышел победителем – последнее слово всегда оставалось за девушкой. Машу же в Диме раздражала почти то же самое, что и его в ней. Дима уже глаза намозолил постоянным присутствием возле Виталины. Маша давно забыла, когда она в последний раз говорила с Виталиной по душам, без Димы. Но Маша, ко всему прочему, ещё и находила Диму глупым. И неважно, что он окончил матфак с красным дипломом, остался на кафедре и работал в престижной компьютерной фирме, в некоторых вопросах он был полным профаном. Маша никак не могла понять, как за полгода до него до сих пор не дошло, что Виталина просто-напросто его использует. А Виталина делала это довольно открыто: все контрольные по математике, да и не только, решал Дима. Она вертела им как ей заблагорассудится, а он в упор этого не видел. А Маша терпеть не могла мужчин, которыми командуют женщины, а Дима как раз был под крепким каблуком у Виты, делая всё, что она пожелает. В их словесных перепалках Маша часто намекала на эти обстоятельства, но Дима каждый раз делал вид, что не понимает, о чём речь. Поэтому совершенно естественно было то, что Маша считала Диму недалёким подкаблучником, который не видит дальше собственного носа, а такие парни бесили Машу. Конечно, она могла бы открыть ему глаза на Виту, однако Виталина неоднократно говорила, что Дима ей не только нужен, но и до сих пор интересует её. Впрочем, Маша подозревала, что весь интерес Виты к Диме обусловлен его умением решать уравнения. Маша просто ещё не знала, что Вита и Дима с недавних пор делят одну постель – Вита никак не могла ей признаться, считая, что подруга осудит её, а портить отношения с Машей она не хотела. И пока Дима устраивал её в качестве сексуального партнёра, Вита не собиралась бросать его, тем более что им так легко оказалось управлять, и, несмотря на свою ревность, Дима все-таки не замечал её флирта с другими. Последнее время неприязненные отношения у Маши с Димой немного сгладились, но это объяснялось лишь тем, что они стали реже видеться. Сейчас же Виталина почти кожей ощущала злость Димы и раздражение Маши. Немудрено, что Дима злился – родителей Виталины не было дома, и он считал, что они могли бы найти более интересное занятие, чем выслушивать последние девчачьи новости. Виталина же была очень рада приходу Маши: во-первых, в её планы сегодня вообще не входила встреча с Димой и уж тем более она не собиралась спать с ним, во-вторых, они действительно давно не сплетничали, и в третьих, Дима долго не выдерживал общества Маши и быстро уходил, а Виталине позарез надо было, чтобы он ушёл пораньше. И для того, чтобы Дима побыстрее оставил её в покое Виталина пошла на крайние меры – решила оставить подругу и парня наедине и убежала делать чай на кухне. Обычно, когда Виталина их оставляла, они предпочитали не разговаривать, занимаясь каждый своим делом, вот и сейчас Маша взяла какую-то книгу и принялась листать её, Дима же теребил часы в ожидании Виты. Наконец, ему это надоело, и он не придумал ничего лучше, чем начать разглядывать Машу. Он вдруг вспомнил, что Виталина не раз говорила ему, что завидует аристократичной внешности подруги. Он не мог понять, как такая красотка, как Виталина может кому-то завидовать. Внешность Маши он считал весьма посредственной, но ведь он её толком и не рассматривал. Начав смотреть на Машу от нечего делать, Дима не заметил, что увлёкся. Как оказалось, Маша действительно красива. Конечно, не так, как Вита, но у Маши был какой-то неуловимый шарм и изысканная грация в движениях, даже таких прозаичных, как переворачивание страниц книги. Вдруг Дима поймал себя на мысли, что не может оторваться от созерцания Маши, поэтому он вздрогнул, когда Маша подняла голову и взглянула ему глаза:

— Дима, со мной что-то не так? Я поседела, или, может, стала марсианкой? – с язвительной улыбкой поинтересовалась Маша.

Дима ещё под впечатлением от неожиданного, колдовского взгляда зелёных глаз Маши не смог сразу сообразить, что ей ответить. У него почему-то пропало желание съязвить ей в ответ.

— Нет, всё чудесно. Просто я рассматривал тебя. – Уже сказав эту фразу, Дима понял, что сделал глупость.

Маша, которая обычно за словом в карман не лезла, опешила, не зная, первый раз в жизни, как реагировать на подобное заявление. Наверное, самым разумным и ожидаемым было съязвить в ответ или оскорбиться, но, взглянув на Диму, это желание пропало. Слишком уж неловким и испуганным он выглядел. Маше стало банально жаль его.

— Ну и как? Понравилось? – спокойно спросила девушка. Это была как раз нужная фраза, которая и не била сильно по самолюбию Димы и вместе с тем подтверждала их прежние холодно-язвительные отношения.

— В целом, неплохо, — принял Дима предложенный Машей тон. – Давай пообщаемся, что ли, пока Вита занята.

Маша в удивлении приподняла брови. Дима никогда не вызывал её на общение. Дима и сам понимал, что его предложение немного странновато, но сегодня ему почему-то хотелось говорить с Машей, узнать про неё побольше. Может, она приворожила его своими глазами. Лучше бы он не смотрел на неё. Дима чувствовал себя не в своей тарелке, но всё-таки продолжил беседу:

— Ну, расскажи что-нибудь.

И тут Маша перестала жалеть Диму. Ещё в начале их знакомства он выводил её из себя этой фразой. Маша считала, что это молодые люди должны предлагать тему для разговоров, это они должны занимать девушек беседой, хотя бы о погоде. Дима всегда ждал чего-то интересного от неё. А что она могла ему рассказать? У них не было никаких общих интересов и никаких общих знакомых, не считая Виту. Но то, что Маша знала о Вите, было явно не для Диминых ушей. Но тут девушка вспомнила, что недавно решила учиться терпению, поэтому, подавив желание послать Диму далеко и надолго, спокойно спросила:

— А что тебя интересует?

— Я даже не знаю, расскажи, как живешь, что делаешь…

Маша вздохнула. Всё время, пока она сидела у Виты она именно об этом она и рассказывала, и Дима всё это слушал, но не слышал. Маша не удержалась от колючей фразы:

— Специально для «избранных» рассказываю ещё раз.- И девушка повторила свои последние новости, которые на этот раз Дима почему-то слушал. Хотя, понятно почему, он же сам захотел послушать, и было бы крайне глупо и неосторожно ещё раз пропустить всё мимо ушей. – Теперь твоя очередь. Рассказывать. – Добавила Маша, заметив, что Дима не понял, чего она хочет.

— Моя жизнь далеко не так интересна. Я не журналист. Работаю, учусь, встречаюсь с твоей подругой…

— Что ж, это очень интересно. Я, конечно же, ничего об этом не знала,- все-таки съязвила Маша.

— Я тут подумал…

— Ой, ты умеешь думать! – непроизвольно вырвалось у девушки.

Вопреки ожиданиям Маши, Дима не обратил внимания на эту колкость и продолжил предложение:

— Мы с тобой знакомы уже полгода. Оба не последние люди для Виты. Ты – лучшая подруга, я – её любимый человек. – На этом заявлении у Маши появилось желание рассказать ему, что и кого на самом деле любит Вита, но она лишь спросила:

— И что?

— Не знаю, по-моему, нам пора как-то смириться с присутствием друг друга в жизни Виталины. Общаться побольше, подружиться, наконец.

-Я уже давно со всем смирилась, — Маша не обманывала. Она точно знала, что Дима рано или поздно исчезнет из жизни Виталины – надо только потерпеть, чем она и занималась. – Но дружить с тобой…

К этому моменту Дима уже отошёл от взгляда Маши, поэтому не смог перенести такое высокомерие.

— Значит, я не достоин твоей дружбы? – чуть повысив голос, спросил он.

— Дима, — совершенно спокойно начала Маша, — Ты мне не интересен. Ты скучный. Единственное, почему я тебя терплю, это то, что ты непонятно за что до сих пор нравишься моей подруге.

— Можно подумать, ты бы смогла что-нибудь сделать, если бы я не нравился Вите.

Маша ласково улыбнулась:

— Я – нет, а вот Вита бросила бы тебя. Впрочем, она и так это когда-нибудь сделает. Я всегда буду подругой Виты, и буду присутствовать в её жизни, а ты – всего лишь временное недоразумение.

-Ты просто завидуешь мне и Вите. Мы любим и любимы, а ты никому не нужна! – Дима сам не понял, как эти жестокие слова сорвались у него с губ.

Маша презрительно посмотрела на него и промолчала. Впервые в их словесных перепалках Дима одержал победу, только она совсем его не радовала – слишком гнусно он сделал это. Но извиняться, конечно, было выше его сил, и к тому же Маша непременно подымет его на смех. Пусть уж лучше остаётся всё как есть.

У Маши же все внутри перевернулось от высказывания Димы. Он словами выразил то, о чём она неоднократно запрещала себе думать. Машу часто угнетало её одиночество. Поначалу, когда у всех знакомых девчонок появились парни, её это не расстраивало – тогда она ещё надеялась, что подождёт совсем чуть-чуть и у неё появится любимый. Но шло время, подруги меняли молодых людей, а Маша так и оставалась в одиночестве. Тогда она с головой ушла в осуществление своих мечтаний и стала оправдываться тем, то ей просто некогда крутить романы. Но теперь она училась на журфаке, работала в газете, и всё было чудесно, но парни по-прежнему не замечали её. Маша нашла новую отговорку: мол, учёба и работа отнимают много времени, да и вообще не нужен ей никто – от парней одни проблемы да головные боли. Обладая огромной силой воли, Маша по праву считала себя сильной девушкой, но даже ей иногда хотелось прижаться к крепкому мужскому плечу и поведать обо всех своих печалях и радостях. Ей было страшно признаться самой себе, что она боится остаться одной. Что будет, если все подруги повыскакивают замуж, а Маша так и будет работать в газете, делая карьеру и вид, что она счастлива и довольна своей жизнью, потому что добилась всего, чего хотела…. но хотела ли она этого по-настоящему? В глубине души, Маша так же, как и все желала тихого семейного счастья, любящего мужчину рядом, детишек…. но она запрещала думать себе о том, что у неё никого нет, что фактически она очень одинока. Эти страхи обычно терзали её по ночам, когда Маша оставалась наедине с собой, своими мыслями и проблемами. Но сейчас они нахлынули на неё с новой силой, благодаря Диме, который сказал такую жестокую, но всё-таки правду. В комнате повисло тяжёлое молчание, каждый из молодых людей думал о своём. Дима, уже раскаиваясь в сказанном, размышлял, как можно загладить свою вину, но пока додумался лишь до того, чтобы спросить совета у Виты.

Тем временем Виталина решила, что хватит мучить своих друзей, и вернулась в комнату с дымящимися чашками чая. Вита ожидала, что Дима уже настроен уходить, но он лишь улыбнулся и взял чай. Маша тоже машинально взяла чашку. Больше всего ей сейчас хотелось уйти и выплакаться дома, но тогда Дима возьмёт над ней верх, как она считала. Гордость Маши не позволяла ей этого сделать. Поэтому она медленно пила чай, слушая Виталину и рассказывая той что-то в ответ. Вита же никак не могла понять, что произошло у Димы с Машей. Обычно после словесных перепалок Маша пребывала в приподнятом настроении, а тут она едва отвечает на её вопросы. Дима тоже не был злым, как обычно. А находился в каком-то задумчиво-молчаливом состоянии. Виталина дождалась, пока Маша допьёт чай, а затем позвала её на кухню. И при этом заметила ещё одну странность в поведении Димы – он всегда старался пойти с ними, а тут вдруг спокойно отпустил их.

На кухне Вита резко поставила чашки на стол:

— Что у вас случилось?

— Ничего особенного, — Маша пожала плечами. – Поспорили, как всегда.

— Нет, не как всегда. Я вас хорошо знаю. Митя всегда злиться после ваших споров, а ты радуешься. Сейчас не вижу ничего похожего.

— Просто в этот раз спор вышел неудачным.

— Маша, ты не хочешь рассказывать?

— Вита, в присутствии твоего кавалера у меня нет желания откровенничать, — Маша недаром была журналисткой. Она умела поворачивать разговор в нужное ей русло. Виталина училась на экономиста, поэтому охотно поддалась на трюк Маши.

— Да знаю. Мне тоже надоело до чёртиков, что он постоянно крутится возле меня. Мне иной раз кажется, будто он шпионит за мной даже на улице.

— Так брось его! Разве уже не пора? – не выдержала Маша.

— Не могу пока. Он ещё слишком нужен мне. Ты же знаешь, мои познания в области математики весьма скромны.

— Вит, но ты же вертишь им, как хочешь. Запрети просто преследовать тебя.

— В некоторых вещах Дима упрям донельзя. Вот что мы сделаем: встретимся на этих выходных в городе, в какой-нибудь кафешке. – Предложила Виталина.

— Неужели ты сможешь сбежать от своего Цербера?

— Нет, сбежать не смогу, но поссориться к выходным – запросто, а прощение получить у меня ох как не легко, — Виталина тихо засмеялась.

У Маши тоже поднялось настроение, когда она поняла, что у них с Витой по-прежнему есть тайны. А Дима и, правда, всего лишь временное недоразумение. Маша улыбнулась Вите в ответ:

— Да, ссориться ты мастер. – Машу поражала способность Виты ругаться с парнями так, что те всегда были виноваты. – Ладно, тогда в воскресенье, в городе. А сейчас мне пора – я ещё не дописала очередной материал.

Маша крикнула до свидания Диме, запихнув в самый дальний уголок своей памяти сказанное им, она сильная и сможет пережить неловкую попытку недотёпы обидеть её.

Виталина закрыла за подругой дверь и пошла к своему воздыхателю. Все её планы пошли наперекосяк, и чтобы не терять времени даром и как-то возместить свои потери, она решила поругаться с Димой прямо сейчас. Только пока Вита ещё не придумала, каким образом. Но Дима сам сделал первый шаг, разумеется, не зная, что его невинный вопрос, может привести к скандалу.

— Вита, у Маши нет парня, верно?

— Митя, мы, наконец, остались одни, а ты спрашиваешь о Маше, — возмущенно сказала Вита. Она сразу поняла, что из этого безобидного вопроса можно раздуть ссору, но её смущала заинтересованность Димы личной жизнью Машки. И Виталина решила не спешить с устроением сцены, а сначала выяснить, почему это Дмитрий интересуется такими вещами.

— Так есть или нет? – настаивал Дима.

— Ты же знаешь, что нет. Маше не нужны отношения, она слишком занята для этого, — повторила Вита обычную отговорку Маши.

— Не думаю. Мне кажется, она могла бы немного отвлечься от своих дел и погулять. Я хочу попытаться найти ей молодого человека. – Это и была Димина гениальная идея, как загладить свою вину перед Машей.

Вита рассмеялась. Она-то знала, как сложно угодить подруге. А уж если этим займётся Дима, которого Маша терпеть не могла, то эта затея превращалась в фантастику.

— Это будет очень трудно, — успокоившись, сказала Вита. Пожалуй, она отложит ссору на завтра. Слишком уж интересный оборот принимал этот разговор.

— А я знаю, поэтому мне необходима твоя помощь.

— Какого рода? – спросила Вита.

— Мне необходимо как можно больше узнать о Маше. А кто если не ты, её лучшая подруга может дать исчерпывающую информацию?

— Естественно, я много знаю о Машке, но что именно тебе надо знать?

— Всё. Что она любит есть, какие фильмы смотрит, что читает, где любит проводить свободное время… и конечно, самое главное – какие парни ей нравятся.

— Не такие как ты. Это уж совершено точно. Хорошо, я расскажу всё, что знаю, а чего не знаю – узнаю. – Виталине понравилась Димина идея. Действительно, Машку надо было как-то расшевелить, да и Вите будет удобней, появись у Маши парень.

— Почему не такие как я? – вдруг спросил Дима. – Ей нравятся блондины?

— Нет, Димочка. По внешности ты – её идеал, а вот по внутренним качествам…

— Да, знаю, — нехотя признался Дима, вспомнив, что Маша считает его скучным.

— И ещё… не стоит говорить Маше о нашей затее. Она никогда не одобрит сводничества, а тем более, если это будет исходить от тебя.

Поразмыслив немного Дима согласно кивнул. Теперь Дима знал, что ему обязательно надо поговорить с Машей на тему их отношений – нельзя же всё время друг друга ненавидеть. Он принял решение побеседовать с Марией в ближайшее время, желательно на нейтральной территории, т.е. не у Виты. Встретиться с ним Маша вряд ли согласиться, придётся ловить её в университете. Расставив все точки над i в их отношениях, Дима лелеял надежду выяснить что-нибудь, что поможет ему в поисках парня для Маши. И, конечно, чаще придется бывать у Виты, когда здесь Машуля (как называла её Виталина), и надо будет слушать и запоминать нужную информацию, которую в любом количестве выдаёт Маша – всё это сможет пригодится в осуществлении его затеи. Теперь Дима видел в этой затее не только способ извиниться, но и способ наладить нормальные человеческие отношения с лучшей подругой своей любимой и к тому же, когда у Маши появится парень она станет реже бывать у Виты, что конечно тоже не могло не нравится Диме. Что ж, прямо завтра он попытается поймать Машу и побеседовать с ней для начала на тему сглаживания их конфликтов, а там видно будет. И конечно, Диму не мог не радовать тот факт, что Виталина на его стороне и даже будет ему помогать. В этом он видел способ стать ещё ближе. Другими словами, в идее Димы была масса пользы для него, Виталины и Маши. Только вот посчитает ли так Маша?

 

 

 

 

 

ГЛАВА 3.

 

Маша неспеша шла к университету. Стояла необычно тёплая для середины октября погода. Совсем не хотелось идти на пары, тем более что первой парой сегодня стояла математика. Даже поступив на журналистику, Маша никак не мола избавиться от ненавистного предмета – математика являлась общеобразовательной наукой, вот и приходилось терпеть. Маша шла прогулочным шагом, надеясь опоздать, хотя и знала, что с рук ей это не сойдёт. Но как она не медлила, всё равно пришла в универ до начала пары, да и к тому же первая из группы – определенно она не умела опаздывать. Мария остановилась возле здания университета, решив погреться на последнем приветливом осеннем солнышке. Несмотря на близость изучения формул, у Маши всё-таки было отличное настроение и она улыбалась своим мыслям.

— Привет,- услышала она знакомый голос.

Нет, всё-таки это был дурацкий день. Единственное, что могло испортить ей настроение – это внеплановая встреча с математиком – как будто мало того, что у неё сейчас пара по данному предмету.

— Здравствуй, — холодно ответила Маша Диме. Дима, несмотря на мнение Маши, далеко не был дурачком, он всё понял и знал, что Маша вовсе не рада его видеть. Но он еле нашёл её в этой толпе народа и не собирался отступать. Раньше он и не думал, что в университете так сложно кого-то найти. И если бы не довольно яркая внешность Маши он бы потратил на поиск значительно больше времени. Сейчас, когда Маша была сама собой, а не фоном, оттеняющим красоту Виталины, её привлекательность почти бросалась в глаза. Дима, например, раньше никогда не замечал, что на солнце волосы Маши отливают медью, а тёмные карие глаза кажутся ореховыми. Дима вдруг поймал себя на мысли, что хочет поцеловать эту девушку, но он откинул эту глупость, рассудив, что это оттого, что у него давно не было секса с Витой – они поругались, и Виталина никак не хотела его прощать. Тем не мене он решил не отказываться от своего плана и поговорить с Машей. Однако такой холодный приём его немного сбил с толку. Маша казалась такой мягкой и нежной, стоя в солнечном свете, что её образ никак не вязался с тоном сказанной фразы. От этого несоответствия у Димы из памяти выпали все заготовленные предложения, и он сразу в лоб спросил:

— Почему ты ко мне так относишься?

— Как? – Маша совершенно не хотела обсуждать с Димой хоть что-нибудь, а тем более своё отношение к нему, но повернуться и уйти было бы невежливо. К тому же, испорти она окончательно отношения с Димой, Вите пришлось бы разрываться между ними, а Маше не хотела такой участи своей подруге, поэтому и продолжила разговор с Димой.

— Не любишь меня, что ли… — Дима, не отрываясь, смотрел на Машу, не в силах отвести от неё взгляд и, пытаясь вспомнить, что же он хотел ей сказать.

— А я и не Виталина, чтобы любить тебя. Это её привилегия.

— Да не в этом смысле, — поморщился Дима, он никак не мог найти нужные слова.

— Дима, давай ты очень быстро скажешь, чего ты хочешь, и каждый пойдёт по своим делам. Я опаздываю, — нетерпеливо сказала Маша.

Заготовленная фраза в очередной раз вылетела из головы парня, и он выдал:

— Я хочу знать, почему ты так негативно ко мне относишься.

— Негативно? – переспросила Маша. – Относись я к тебе действительно негативно, я бы даже разговаривать с тобой не стала.

— Вот как… — протянул Дима.

— Именно так. А отношусь я к тебе просто никак. Ты прости, но мне пора. Меня ждут. – Маша указала на миловидную девушку, которая стояла неподалёку, видимо, свою подругу.

— Да, конечно, — Дима подумал, что было бы неплохо познакомится с Машиной знакомой, но не успел ничего сделать – Маша уже ушла. До Димы долетел только вопрос Машиной однокурсницы:

— Это кто?

И Машин жесткий, но, к сожалению, правдивый ответ:

— Никто.

Впервые Дима пожалел, что в жизни Маши он действительно никто. Раньше его это совершенно не тревожило, но теперь, чтобы осуществить задуманное, надо было стать для Маши хоть кем-то, иначе она не станет даже слушать его. Диме было даже немного обидно, что Машу он абсолютно не интересует. Он считал, да и на самом деле был, привлекательным молодым человеком, который привык без проблем покорять девичьи сердца. Даже такая красавица как Виталина не смогла перед ним устоять. Дима, конечно, интуитивно понимал, что интерес Виты к нему обусловлен не только его внешностью. Но ведь он хоть как-то её интересовал, а Маше и в самом деле было наплевать на него. Ему вдруг захотелось покорить сердце этой недотроги и вовсе не для того, чтобы утвердиться в собственной мужественности – ему хотелось понять и узнать Машу. Но, списав эти мысли на очередную слабость и недоступность на данный момент Виты, Дима всего лишь принял решение почаще видеться с Машей, конечно же, для того, чтобы изучить её пристрастия и найти ей хорошего парня. Странно, но теперь Дима хотел найти ей человека, который действительно будет достоин Марии. Митя пока ещё не осознавал, что хочет узнать Машину душу не потому что эти сведения пригодятся ему в поиске парня для неё, но и потому что ему самому стала интересна эта загадочная девушка. С этого дня Дима решил чаще присутствовать на девичьих посиделках и вытрясти из Виталины всё, что она знала о Маше. Однако сначала надо было найти способ помириться с Виталиной. Дима отправился домой, на ходу размышляя как выпросить прощение у своей красавицы.

 

 

 

Маша задумчиво смотрела в окно. Точнее это со стороны казалось, что она смотрит на улицу, ожидая кого-то, а она на самом деле наблюдала за тем, как сползают капли дождя по стеклу. Да, сегодня явно был не лучший день для встречи с подругой. Маша терпеть не могла такие дни, когда дождь шёл не переставая – на неё в такие дни находила тоска, ничего не хотелось, опускались руки, она не могла даже почитать книгу, таким скучным всё вокруг казалось. Но именно сегодня в этот противный дождливый день они с Виталиной договорились встретиться в кафе. Маша уже минут десять пила горячее какао, а Виты всё не было. Впрочем, девушку это не удивляло. Виталина имела стойкую привычку опаздывать. Причём всегда и всюду. Маша допила какао, и уже было решила заказать ещё чашку, когда на пороге, наконец, возникла Вита. Помахав подруге рукой, Виталина почти модельной походкой приблизилась к их столику:

— Машуль, извини, ради бога. Честное слово, я в этот раз совершенно не виновата в опоздании.

— Знаю, ты всегда не виновата. Я привыкла к твоей феноменальной способности всегда опаздывать. Садись уже и давай, наконец, сделаем заказ, а не то я умру от голода.

Виталина опустилась на стул. Вита даже в дождливую погоду умудрялась выглядеть так, будто только что вышла из салона красоты. Она достала зеркало и поправила свой макияж.

— Ты не поверишь. Еле сбежала от Репетитора. – Виталина всегда называла так Диму, когда они оставались с Машей наедине. Репетитор – это было что-то вроде его прозвища.

— Ты разве с ним не поругалась?

— Да в том-то и дело, что поругалась. – Виталина вздохнула, и Маша поняла, что рассказ предстоит долгий, поэтому вместо одного запланированного пирожного она заказала два.

— Тогда в чём проблема? – Маша кинула эту фразу лишь для того, чтобы дать понять Вите, что изливать душу можно начинать.

— Да ну его… — Виталина отправила кусочек пирожного в рот. – Надоел хуже горькой редьки. Ревнует ко всему, что движется и не движется.

— Вита, но это же нормально. Он любит тебя и потом, если ты скажешь, что не даёшь повода, я всё равно не поверю.

— Да, я даю повод. А почему нет? Я красивая, сексуальная и, кроме Димы, меня хотят и другие мужчины. Почему же я не могу выбрать кого-нибудь получше. – Виталина всегда была откровенна с Машей. С ней она могла не притворяться белой и пушистой, а быть такой, какой была на самом деле. – Разве я не права?

Маша пожала плечами и промолчала, ожидая, что Виталина расскажет ещё.

— А Дима… Мне иной раз кажется, что он сумасшедший.

Маша засмеялась:

— По-моему, ты украла мою мысль. Это моя привилегия относиться к Репетитору, как к весьма недалёкому существу.

— Дима и вправду глуп, но этим он и удобен. Ничего не замечает.

— Как это? Ты же говоришь, он ревнует.

— Ревнует. Но он доверяет своим друзьям, а зря… Мы с ним, знаешь, из-за чего поругались?

Маша отрицательно покачала головой, ожидая продолжения.

— Он утверждал, что ни один из его друзей ни за что не попытается отбить меня. Я доказывала обратное. Ну и слово за слово… Конечно, не будь у меня назначена встреча с тобой, я бы не стала делать из мухи слона, но…

— А что же ваш спор? Кто оказался прав? – Маша знала, что Вита не могла просто поспорить и ничего не доказать.

— Конечно, я. Позвонила его лучшему другу и самым обычным способом назначила ему свидание. Мы уже раза три встречались. Бедный мальчик надеется, что я уйду от Димы. Наивный…

— Неужели тебе совсем не жаль его?

— Кого? Диму? Ну почему же не жаль… Я же не бросаю его.

Машу так и подмывало спросить почему, но вместо этого она задала другой вопрос:

— Когда ты намерена мириться со своим Репетитором?

— К сожалению, да. У меня контрольная на следующей неделе. Так что моя относительная свобода закончилась.

— Но ты ведь успела ей воспользоваться.- Сказала Маша, имея в виду свидания с лучшим другом Димы, да и, скорей всего, не только с ним.

— Да …- протянула Виталина, поднося чашку к губам. – Я же тебе ещё не рассказала, почему я опоздала.

— Вита, я уже забыла об этом, поэтому не стоит выдумывать занятную историю.

— История вовсе не занятная, а самая что ни на есть правдивая и настоящая. И вообще, мы же пришли сюда общаться, так что слушай. Дело опять в Диме.

Маша вздохнула. Это временное недоразумение начинало серьёзно её беспокоить – Вита только и рассказывала, что о нём. Мало того, что лишь вчера она с ним общалась.… Но Вита же этого не знала. Стоит ли ей говорить? Пожалуй, Маша расскажет, но сначала выслушает историю Виталины. Маша сделала глоточек какао и посмотрела на Виту, давая понять, что она вся во внимании.

— Как ты знаешь, — начала Вита, — мы поругались.

Маша кивком головы подтвердила, что ещё помнит эту информацию.

— И вот тут-то и начались проблемы, — вздохнула Вита. – Дима решил во чтобы то ни стало помириться со мной. И, видимо, назначил себе какой-то срок для этого. Это так типично для математика – всё пытаться заранее рассчитать, но он не учёл, что я, во-первых, не математик, а во-вторых, девушка, и, в-третьих, в мои планы совершено не входило быстрое примирение с ним. Но, Маша, он может быть таким упрямым и настойчивым, что хочется повеситься… — пожаловалась Вита.

— Да уж, — грустно улыбнулась Маша.

Вита, не обратив внимания, на замечание подруги, продолжила рассказ:

— Он звонил каждый день, каждый день приносил мне цветы и вымаливал прощения. Честное слово, за время нашей ссоры я видела его больше, чем за время мирного существования… он просто шагу не давал мне ступить без своего появления с виноватой улыбкой и с «прости» на губах.

— Но тебе же это не помешало пофлиртовать с другими за время вашей ссоры, — резонно заметила Маша.

— Да. Но каких усилий мне это стоило, — раздраженно сказала Вита. Я пряталась от него как в каком-то дешевом шпионском фильме. Противно…сейчас вот тоже собралась к тебе, а это чудо сидит на лестнице. Заявил, что будет сидеть там, пока я его не прощу.

— А ты? – спросила Маша, улыбаясь. Имея хорошее воображение, она живо представила, как Дима одиноко сидит на лестнице.… Уже третий год. Такой небритый, худой, голодный и несчастный… Ей стало очень смешно, хотя к веселью примешивалось чувство, похожее на жалость. Что-то часто последнее время посещает её это чувство по отношению к Диме. Странно. Но Маша предпочла не развивать эту свою мысль, тем более что Вита и не дала это сделать.

— А пусть сидит. Я ему так и сказала. – Жестко произнесла Вита.

— Впрочем, — добавила она чуть погодя и уже помягче,- выдержит до полуночи, прощу и, может, даже вознагражу за терпение и настойчивость, — Вита улыбнулась своим мыслям.

— Не боишься залететь? – спокойно поинтересовалась Маша.

Для Виты этот вопрос прозвучал как гром среди ясного неба – она была абсолютно уверена, что Маша даже ничего не подозревает об их интимных отношениях с Димой, а тут вдруг такой вопрос. Выходит, что Маша знает, и сейчас точно поняла, что имеет в виду Вита, говоря о награде для Димы. Маша для Виталины всегда была неким сдерживающим фактором. Именно благодаря подруге ей удалось избежать множества неприятностей в своей жизни. Маша в глазах Виты всегда была чистой и наивной девушкой. Виталина всегда гордилась дружбой с Машей и ни в коем случае не хотела с ней ссориться. Не могла Вита шокировать Машу тем, что она стала женщиной, заботясь о Маше и о себе главным образом (Вита всегда была эгоисткой). Виталина почему-то была уверена, что Маша осудит и отвернётся от неё. Виталина действительно не знала, что ответить Маше. Той же надоела затянувшаяся пауза и к тому же она увидела душевные метания подруги, поэтому она уже пожалела о таком прямолинейном вопросе и решила перевести разговор на другую тему. Как ни странно, наиболее подходящей темой оказался опять Дима, точнее их недавняя встреча, о которой Маша решила всё-таки поведать Вите.

— Я недавно виделась с твоим Димой, — попыталась начать Маша, но Вита, вышедшая из шока перебила её:

— Это он тебе сказал?

Маша сначала не поняла, что Виталина имеет в виду, но, вспомнив свой недавно заданный вопрос, рассмеялась:

— Боже мой, Вита, нет, конечно. У нас не настолько близкие отношения, чтобы Дима откровенничал со мной.п вита возникоге ать ещё чашку.аказать ещё чашку. было.алиной руки, она не могла даже почитать книгу, таким скучным всё вокруг

-Тогда откуда ты… — Вита осеклась, а Маша заметила, что у неё дрожат руки – Вита помешивала кофе ложечкой и сейчас ложечка методично позвякивала о чашку – так сильно дрожали руки. Маша отняла ложку у подруги и мягко произнесла:

— Виталина, я никогда не буду тебя осуждать. Это твоё личное дело и вмешиваться в твою жизнь я не имею никакого права.

— Маша, я думала, что ты не поймёшь меня… ты ведь не такая как я. Ты никогда не сделаешь этого из любопытства. Только по большой любви. А я… — Вита махнула рукой.

— Если я буду ждать большой любви, то умру девственницей, — горько усмехнулась Маша.

Вита удивленно посмотрела на Машу. Она даже представить себе не могла, что её невинная подруга может произнести столь циничную фразу. Неужели что-то изменилось в Маше или в ней? Произошло неизбежное: после стольких лет дружбы – у Маши появились черты характера Виты, а у Виты – Маши. Похоже на то, что они повзрослели.

— Откуда ты всё-таки узнала? – настояла на своём Вита.

— Я же журналистка, — попробовала отшутиться Маша, но, увидев, что Вита по-прежнему считает, что замешан Дима, пояснила:

— Дима тут не причем, но оставлять нас одних не стоит – можешь обнаружить трупы вместо парня и подруги.

Маша вдруг подумала об абсурдности их беседы. Не надо было провоцировать Виту на разговор, но Машу уже довольно давно мучило любопытство, а теперь она всё знала наверняка. И, тем не менее, то, что она сейчас защищает Диму, просто невероятно. Маша улыбнулась этому обстоятельству и, наконец, объяснила Вите:

— Я догадывалась, что ваши с Димой отношения… перешли на новый этап. Но ты же скрытная и ещё непонятно почему вбила себе в голову, что я отвернусь от тебя. Вот с какой стати интересно? Да, Дима мне не нравится, но осуждать тебя… — Маша пожала плечами.- Я же не господь бог. Я п%D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)