Саранча

2035 год. Марс. Первая находка.
Когда вездеход последний раз взобрался на очередной холм, Валентин заметил, что до места назначения они почти добрались. В каком-то километре к югу была четко видна огромная, похожая на верблюда, скала.
— Там разведчик видел эту штуку? – спросил, поворачиваясь к Валентину Альберт. Тот кивнул.
— У подножия, чуть левее будет пещера.
Снова жалобно взвыл двигатель, и вездеход, перепахивая гусеницами очередные метры красного песка, двинулся вниз.
Пещера оказалась именно в том месте, где и указывал на карте разведывательный зонд. Метров семь диаметром, почти ровное круглое отверстие.
Немного притормозив, Альберт осмотрелся, словно чего-то опасаясь, а затем направил машину внутрь скалы. После дневного марсианского неба на миг показалось, что глаза ослепли. Включив наружные прожектора, люди разглядели абсолютно гладкие, без трещин, стены. Создавалось впечатление, что здесь кто-то на славу поработал горным лазером.
Они постепенно продвигались вглубь пещеры, не спеша, внимательно осматривая каждый подозрительный камень. Луч света выхватывал из темноты различные причудливые фигуры.
Внезапно Валентин воскликнул:
— Стой! Подожди! Посвети еще раз в ту сторону, — он указал пальцем направление.
Прожектор повернулся, роняя луч на глыбу странной формы. Что-то до боли знакомое…
Застегнув гермошлемы, люди выскочили наружу. Они шли, поднимая ногами облака пыли, и через несколько метров остановились, не веря своим глазам. Мозг отказывался понимать происходящее.
— Ты видишь тоже, что и я? – спросил Альберт. Вопрос был риторическим.
Там, куда они смотрели, привалившись спиной к стене, сидел человек в скафандре. Судя по внешнему виду, находился он здесь в такой позе уже не одну тысячу лет.
Подойдя поближе, Валентин стер пыль с его шлема, очищая еле заметный знак, представляющий собой пятиконечную, бывшую когда-то красной, звезду. Ниже проглядывали еле заметные незнакомые письмена.
Стоя здесь и сейчас, эти двое не могли даже предположить, что в будущем ученым еще не раз предстоит столкнуться со Звездой Мертвых.

2174 год. Вторая планета Бетельгейзе. Пустой мир.
— Я не могу поверить, что на этой чертовой планете нет вообще никаких ресурсов! – закричал капитан, тряся перед носом своего помощника листом с результатами геологической разведки. – Вы сколько раз делали анализ?
Старший помощник беспомощно развел руками.
— Мы уже вторую неделю только этим и занимаемся, — ответил он, забирая у капитана бумагу. Быстро пробежал глазами по строчкам цифр. – Да, как не крути – результат всегда один – ни-че-го.
Огромный звездолет «Коперник» являлся первенцем человечества, покинувший Солнечную систему семь лет назад с командой всего из пятнадцати человек на борту. Жилой сектор не был рассчитан на большее количество людей, так как основной объем корабля занимало различное оборудование, предназначенное в основном для того, чтобы вспарывать недра планет. Основная задача экспедиции – геологическая разведка.
Бедная старушка Земля себя уже давно исчерпала, и вся надежда человечества возлагалась на «Коперник». Следом за звездолетом, на расстоянии светового года шли два, титанических размеров сухогруза, каждый несколько сотен километров длиной, готовые принять внутрь себя целые континенты полезных ископаемых.
Все верили в успех.
Планета, на орбите которой находился звездолет, оставалась последней в системе звезды Бетельгейзе. Остальные две были полностью обследованы и признаны «пустышками».
— Ты понимаешь, что это конец нашей цивилизации? – продолжал кипятиться капитан. – Мы облажались по полной программе! И ученые эти, хреновы, тоже облажались! У нас нет топлива для дальнейшего полета!
— Но, послушайте, капитан, — проговорил помощник. — Мы еще можем дождаться «грузовиков» и использовать их запас. Хватит облететь половину галактики.
— И бросить их здесь гнить? – возмутился капитан, делая какие-то расчеты на компьютере. – Хотя ты прав. Один сухогруз мы можем принести в жертву ради будущего человечества.
Тем временем запищал сигнал интеркома. Капитан подошел к своему столу, нажимая кнопку. В рубку ворвался взволнованный запыхавшийся голос одного из техников:
— Капитан! У нас в шестом секторе нечто странное! Вы должны это видеть!
Жестко выругавшись и оставив помощника вместо себя, капитан спустился в транспортный отсек, сел в катер, и спустя несколько минут уже входил в тонкие слои атмосферы. Система навигации сразу же взяла пеленг, направляя летательный аппарат в сторону планетарного лагеря геологов.
Легкий удар о землю.
Качнувшись на посадочных опорах, катер замер, еле слышно потрескивая остывающей обшивкой. Сквозь поднявшиеся при посадке тучи пыли к нему уже бежали три человека.
Когда пыль наконец рассеялась, старший техник произнес:
— Поверхность провалилась час назад. Мы только успели вовремя транспорт убрать, а остальное оборудование ушло вместе с почвой вниз. Зато посмотрите, что там появилось!
Люди стояли на краю большой, но не глубокой расщелины. Метрах в десяти от них, на засыпанном камнями дне, стоял черный, не тронутый коррозией странный аппарат, напоминающий экскаватор. Такой модели никто раньше не видел.
— Помогите мне спуститься, — попросил капитан, цепляя страховку себе за пояс.
Соскользнув на дно, он осторожно подошел к неизвестной машине и внимательно, стараясь не прикасаться, осмотрел ее.
Сверху донесся голос главного техника:
— Вы когда-нибудь видели такой знак, капитан? Там. У него с боку.
Из-под слоя пыли проглядывала красная пятиконечная звезда.

2255 год. Планета Сириуса Б — Посейдон. Кладбище.
Небольшой блестящий флаер завис над поверхностью планеты-океана, едва не касаясь днищем воды. Впереди возвышался единственный на Посейдоне клочок суши – каменный остров, размером с футбольное поле. А на его базальтовых глыбах стоял высокий белоснежный храм.
То, что это именно храм, Майкл понял сразу. Такие здания встречались и на Земле, хотя здесь, вместо крестов, купола украшали пятиконечные звезды. Как странно…
Уже около года, экипаж исследовательского корабля среднего класса, не имеющего имени, а только длинный бортовой номер, находился на этой планете с единственной целью – найти полезные ископаемые. Все прочие компании Земли давно махнули рукой, и отошли от поисков, но только не «American expedition». Она билась до последнего.
Что с того, что за двести с лишним лет ни на одной планете, посещенной людьми, не нашлось ни куска железной руды, ни литра нефти, ни запаха газа? На них даже растительной жизни не было – только голые скалы и песок. Компании, занимавшиеся до этого геологоразведкой, начали производить альтернативное топливо и сверхпрочный пластик, а натуральные материалы стали иметь стоимость драгоценных камней.
Глава «American expedition», Рэй Брендберг, искренне верил, что на Посейдоне, под толщей океанских вод, хранятся последние в галактике бесценные минералы. Он вложил все свои оставшиеся финансы в подготовку космического корабля для полета на эту водную планету, после чего объявив компанию банкротом.
Здесь, на орбите, сейчас медленно дрейфовали в виде стометрового наконечника стрелы, его надежды и фантазии.

Почти год Майкл Брендберг, сын Рэя, каждый вечер прилетал к острову, останавливал флаер над водой и часами смотрел на белую, украшенную серебристыми куполами, неизведанную тайну.
Она манила и притягивала его, заставляя думать о ней каждую минуту, каждый час, каждый день. И ему уже было наплевать на полезные минералы, якобы скрытые на дне океана. Все его мысли витали вокруг прекрасных пятиконечных звезд, горящих ярким пламенем в свете заходящей за горизонт звезды.
Храм был окружен невидимым барьером, преодолеть который не смог не один человек. Какими способами они только не пытались пробиться вовнутрь — все тщетно. Силовое поле выдерживало даже прямое попадание ядерной ракеты.
Майкл начал медленно сходить с ума. Все члены экспедиции были обеспокоены этим событием, но сделать уже ничего не могли. Он весь день сидел в своей каюте, ни с кем не разговаривал, а вечером садился во флаер, летел к храму и проводил возле него всю ночь. На следующий день все повторялось. И так могло бы продолжаться еще бесконечно долго, пока не произошло несчастье.
Воодушевленный какими-то своими иллюзиями, Майкл разогнал машину до сверхзвука и врезался в барьер. Яркая вспышка пламени на мгновение осветила ночной океан. Горящие куски пластика брызнули фейерверком во все стороны, осыпаясь на холодный камень. Но человека среди остатков флаера не было.
Искореженное тело Майкла Брендберга лежало на ступеньках храма, а в силовом поле был четко отмечен светящийся проход.
Когда на утро экипаж корабля увидел это зрелище, у всех возник один-единственный вопрос: почему? Ничто до этого не предвещало самоубийство. Или жертву?
Войдя в здание храма, люди остолбенели. В лучах дневного света, проникающего через узкие окошки, были видны сотни человеческих тел. Мужчины и женщины, задрапированные в черные одежды, лежали ровными рядами вдоль стен. Словно только вчера умершие, их тела были нетленны.
И у каждого на лбу нарисована красная пятиконечная звезда.

2578 год. Земля. Центральная база Галактического флота. Послания.

Генерал Щеглов молча читал очередной отчет. Перед ним на столе лежала целая гора папок с одной и той же пометкой: «Звезда Мертвых». Ниже стоял гриф «Совершенно секретно».
Дочитав лист до конца, он поднял глаза на стоящего по стойке «смирно» молодого лейтенанта.
— Это все? – генерал поднял брови.
— Так точно, товарищ генерал, — отчеканил тот, смотря в одну точку.
— Не густо, не густо, — вздохнул Щеглов, откидываясь в кресле. – Лейтенант, попросите ко мне Петлицына. Если он еще на базе…
— Есть, — отсалютовал лейтенант, повернулся и вышел.
Через несколько минут в кабинет вошел смуглый человек в гражданской одежде.
— Вызывали, генерал? – спросил он, бесцеремонно ковыряя во рту зубочисткой, — видимо, его только что оторвали от стола.
— Садитесь, Петлицын, — генерал указал на кресло. Гость сел.
— Прочитал я ваши отчеты. Если честно, они мне не понравились. И знаете – почему? Не хватает одной маленькой детальки.
— И какой же? – поинтересовался Петлицын.
— Как это какой? – сделал удивленные глаза генерал. – Где результаты исследований лингвистической группы Баума. Вы им передавали изображения тех шести надписей, что были в кристаллах ?
— Конечно, передавал. Дня два назад. Баум сказал, что никогда не встречал такого сложного и непонятного языка. Нет даже никакой зацепки, чтобы расшифровать.
— М-да. Похоже, мы остались не солоно хлебавши. – генерал Щеглов откинулся в кресле, достал из ящика сигару и, не предложив собеседнику, раскурил. После чего выпустил в воздух облако ароматного дыма и с наслаждением втянул его ноздрями. — Интересно, кто же они – эти таинственные Звездоносцы? Мы обследовали почти всю галактику. Но куда бы ни полетели наши корабли – везде одно и то же — пустые, высосанные до ядра планеты. Словно саранча прошла какая-то… Почти на всех планетах чудом сохранились следы иной цивилизации. Эх, нам бы такие нетленные материалы… Образцы все очень древние. Средний возраст – два миллиона лет. Самое что интересное, эти Звездоносцы генетически абсолютно идентичны нам. Полное совпадение ДНК. Как такое может быть? Это наши предки?
Петлицын задумчиво посмотрел на генерала.
— Все может быть, — произнес он, не переставая ковыряться в зубах. Казалось, гражданский делал это намеренно, словно демонстрируя пренебрежение к воинской субординации. – Надписи должны нам все объяснить. Письменные знаки во всех случаях одинаковые. Это, судя по всему, послание. Когда Баум его расшифрует, мы, наконец-то, приоткроем тайну Звездоносцев. Будьте уверенны.
— Дай то Бог, — вдохнул генерал, гася сигару о край пепельницы.
Но талантливый ученый-лингвист Самуил Баум через много-много лет умер от старости, так и не разгадав непонятного языка. Не разгадали и его последователи.

3899 год. Ядро галактики. Автономная космическая лаборатория при ГНИИ им. С. И. Баума.

Главный терминал пронзительно запищал и выдал небольшую пластинку, которая содержала то, что человечество несколько сотен лет так хотело знать. Сложнейший язык цивилизации Звездоносцев наконец-то расшифрован!
Множество специалистов собралось сейчас в этом зале. Затаив дыхание, они ждали результатов.
Академик Синицын взял пластинку, перевернул, и на весь зал озвучил:
— Это предупреждение появляется только в случае гибели нашей цивилизации. Если вы его читаете – значит, цикл начался заново. Будьте умерены в своих желаниях.
Рука академика дрогнула. Пластинка со звоном упала на пол. Не обращая внимания на окружающих его людей, он повернулся и медленно вышел из зала.
Остатки человечества, в лице пятидесяти шести человек, молча, смотрели ему вслед.

Саранча: 4 комментария

  1. Всё понравилось вплоть до последнего предложения. Последнее предложение не понравилось (совсем). Да и при чем здесь саранча? Оценку не ставлю в надежде на нормальное продолжение. Не обессудьте… ))

  2. К сожалению, я по ошибке опубликовал черновой вариант рассказа. Когда сообразил, то потом отправил верный вариант » на замену», но почему-то до сих пор не заменили.

  3. Смотрите, пожалуйста, правила публикации произведений. Если Вы хотите заменить текст, выкладывайте его под этим же заголовком с пометкой в скобках (на замену). Текст должен быть направлен на одобрение, так же, как и основной.
    Я видел в черновиках Вашу «Саранчу», но не понял, что с ней нужно делать. Замена будет произведена лишь после того, как Вы нужный Вам текст пометстите с пометкой ( на замену)
    ________________
    Модератор

  4. Большое спасибо, что заменили. Просто я пометку перед текстом оставлял.

Добавить комментарий для Сергей Ефимов Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)