Алиби (31-45)

— Ничего, ничего, — говорила она, словно желая что-то унять, успокоить. Будто не она, а Андрей сейчас нуждался в этом.

— Рад, мадам Луиза. Рад видеть, — говорил Андрей, целуя француженку в лоб. — Еду в полк. Вот, повидаться.

— В полк. Анна Филипповна, вы слышите? И этот в полк, — всплеснула она руками.

— Мальчик сам выбрал, — коротко отвечала Анна Филипповна, посмотрев на Андрея.

— О, я понимаю, — сказала мадам Луиза. – Если живешь в России, надо уметь защищаться. Такая страна.

Никто не проронил ни слова.

Прибежала незнакомая девочка, черноглазая, с тихим голосом, глаза которой, казалось, стерегли воздух. И не только кем-то сказанное слово, но даже едва заметное движение,

-36-
импульс, желание, намерение, неприятие или досада сразу же были ею отмечены и предупреждены.

— Пожалуйста, чай пить, — сказала девочка, с любопытством поглядывая по сторонам. И увидев в глазах Анны Филипповны некое подобие вопроса, произнесла

— На веранде.

— Это – Роза, — представила Анна Филипповна девочку.

— Это – мой сын Андрей, — опять сказала она.

Роза сделала что-то похожее на книксен, и её лицо расплылось вширь.

Но, взглянув на Анну Филипповну, она вдруг как-то вся подобралась и, сделав абсолютно незаинтересованное и даже равнодушное лицо, стояла, видимо ожидая, когда ей можно будет уйти.

— Спасибо, Роза, — сказала Анна Филипповна.

И девочка ушла.

За чаем было хорошо и вкусно. А еще – весело, оттого, что вкусно и хорошо. Душистые пироги, кулебяки, варенье из лучших сортов абрикосов и, наконец – чай, заваренный по особому рецепту. Говорили о прошлогоднем урожае зерна, яблок, о том, что Федя собирается жениться на дочери Воронежского Градоначальника, о том, что он уже капитан и очень хорош собой.

— И ты. Ты тоже очень хорош, Андрюша, — вставила мадам Луиза, — Вы, братья, просто один лучше другого. Даром, что один немец, а другой — русский, — лукаво улыбнулась она. —Nein, — сказала Анна Филипповна. – Они оба русские. Только имена, — тихо, будто уже с чем-то смиряясь, договорила она, уже улыбаясь навстречу крупной немецкой овчарке Люку. Люк пришел на веранду и, неистовствуя в своей радости, снова, как совсем недавно на крыльце, бросился к Андрею.

— Вот мой немецкий родственник, — смеясь, сказала Анна Филипповна, глядя на своего любимца. А Люк никак не мог решить, правильно ли он поступил, бросившись сразу к Андрею. Вроде бы надо было сначала к Анне Филипповне. Через минуту, еще раз лизнув Андрея, он подбежал к ней, не забывая оглянуться несколько раз назад.

После чая отправились в сад. Андрей, Люк и Анна Филипповна медленно шли по тщательно ухоженной, посыпанной песком дорожке.

Луиза гулять отказалась, сославшись на головную боль. Когда-то давно, когда дом был еще только построен, отец хотел заложить при доме парк, как было принято в больших усадьбах. Но Анна Филипповна настояла, чтобы это был сад. А через много лет Николай Горошин, забыв о своем первом намерении, радовался, что использовал землю так рационально.

Автор: evpalette

И невозможное возможно

Алиби (31-45): 1 комментарий

  1. Добрый Вечер уважаемая Госпожа Евгения Палетте!Я с большим Удовольствием прочитал Вашу Вещь «Алиби» .Понравилось Безумно.Вы Талантливейшая Писательница.Очень Сильно понравилось.Мои Ребятишки Алекс+Маркус чистую Правду сказали — у Вас чудесные Рассказы — Спасибо Вам!!! мой э-маил — на него приходит почта erichvongoetz@gmx.de C Уважением Эрих фон Гётц , Декан , Medizinische Hochschule Hannover

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)