Глава 15 романа «Не жми на кнопки!»

Глава 15. Lukianenko, Dostoevsky and others-trip
«Интересно, посещали ли ранее Землю пришельцы и делились ли своими бесценными дарами? — размышлял Витя. — Может, Александр Сергеевич или Михаил Юрьевич могли бы дать положительный ответ. По крайней мере, не Юрий Михайлович!»
Очередной рабочий день. Офис. Вроде только приехал, а уже успел зарядиться негативом окружающего… Хотелось как-то изощрённо-извращённо ругаться, почти как в «Истории государства Российского» Карамзина: «Царство славное и сынам сынов твоих в рот и рот во веки, да будешь омрачён молниею небесною и яко пёс гладный да лижешь землю языком своим». Слова эти Моисеев адресовал некоему Воплощению Энтропии, отнимающей энергию — товарищу по работе С*** — мужчине с умопомрачительно ненавязчивыми и оттого особенно бесящими хамскими манерами.
— Там ЖК небольшой, 17 сантиметров всего, — раздалось левее.
— Что-что? У мужика небольшой, 17 сантиметров всего? — поспешил обзавидоваться обладатель куда меньшего размера и не очень чёткого слуха Моисеев.
…В середине дня он зашёл домой пообедать.
«Съесть свои кишки — это только первый этап инициации. Съесть чужие кишки — второй. Само собой, это труднее, особенно когда свои уже были полностью съедены… — размышлял Виктор, вспоминая и анализируя сорокинское “Зеркаlо”. — Я не умею готовить, зато умею проецировать красоту внутреннего мира на окружающее и окружающих. Мне по фиг на мнения всяких Лукьяненко в кулинарном вопросе. Не научился, и теперь травлюсь бомж-пакетами, дошираками, полуфабрикатами типа “котлета” и прочей хренью. Но зато я экономлю время! За счёт сокращения времени на приготовление пищи я выигрываю во времени, отпущенном на письмо и чтение. Ведь оно мне нужно как воздух, потому что из будущего смотрю я — великий автор и улыбаюсь, видя себя — трудолюбивого творца своего будущего. Правда, я проигрываю с позиции длительности моей жизни в целом, но кто сказал, что умереть молодым — это только идеал прошлого? Умереть в лучах славы, не опопсев и не став склочной вонючей развалиной — это как будто пролететь под действием дуновения свежего ветра, запущенного судьбой, который раздует из искр таланта настоящее пламя, не дав им стать тлеющей под ногами зассанной кучей, в которую только ленивый не плюнет.
Почти никто не понимает этого. А когда это нас стало чьё-то мнение волновать? Вы не постарели ли, батенька? Нет?
Нет, чёрт возьми! Я пойду и снова смело залью кипятком свой любимый “Доширак”. Я прочувствую каждый ядовито-коричневый кусок химически синтезированной добавки, ощутив, как он жжёт мои внутренности и пытается забрать меня туда, куда — шалишь, дружок! — мне ещё несколько рановато! Это мой наркотик, я глотаю дозу — и больше ничем не привязан к этому миру. Я могу воспарить в мир мечты, унестись, насколько хватит душевных сил.
Мой потенциал является абсолютной тайной даже для меня. И именно это делает особенно интересной мою трапезу.
Какой интерес идти куда-то, где ты уже был? Зная, что там НИЧЕГО не изменится? Я не знаю, что ждёт меня в моём завтра. Я просто глотаю свой сраный “Доширак” и с улыбкой на устах готовлюсь встретить Мир Будущего. Я внутренне сжат и готов, готов как мой залитый кипятком и отстоявшийся необходимые три минуты обед; я как пружина, я готов прыгнуть в атаку и начать бой. Но внешне этого нельзя увидеть — спокойная улыбка озаряет лицо, вежливость создаёт такую маскировку, за которую не заглянуть даже опытным агентам спецслужб.

Автор: Алексей Михеев

Я пишу, сколько себя помню, предпочитаю жанр фантастикопостмодернизма (авторский термин). Есть у автора и одна непростительная слабость — считать себя писателем. Сильнее всего на меня повлияли: ПЛЕБС (Пелевин, Лукьяненко, Ерофеев Венедикт, Булычёв, Стругацкие)... Автор — многократный участник теологических экспедиций.

Глава 15 романа «Не жми на кнопки!»: 21 комментарий

  1. Я понимаю, что это отрывок из большого произведения, но для меня всё оказалось запутанным. Некое нагромождение. Может, я чего-то не понимаю, не спорю. Написано, конечно, безупречно, не придерёшься. На мой взгляд, Алексей, стихи у тебя намного гениальней, я несколько раз у тебя их перечитывал. То, что мне понравилось за полтора года на «прозе ру» (стихи) и здесь, прониклось в душу — назову авторов, — так это ты, Ярослав Трусов, Агна Имран, и есть одно стихотворение у Елинского: завораживает. Честно, жду от тебя не прозы – стихов.
    С большим уважением! Всё на чистоту.

  2. Ну это лишь глава, скоре для тех, кто другие читал)
    каждому нравится разное, это точно
    ***
    “скорее”
    многим и правда больше стихи нравятся у меня.

  3. У Алекса предпринимательская ухватка: ему не прозу писать, а работать аналитиком, ибо умеет подсмотреть, увидеть и сделать в сто раз лучше, чем другие, но к творчеству это не относится! Здесь ему равных нет. И это есть тоже талант, приложенный не в ту область, где он смог бы преуспеть.

  4. да не, почему — имхо иногда Алекс оч даже хорошо пишет, иногда и просто замечательно… другое дело — его деятельность по пиару, которая всех, по-моему, кроме меня бесит)

  5. Можно писать офигенно и всю жизнь сосать лапу от того, что никто о тебе не знает, зато греться от веры в свой непризнанный гений. Но от этого в кармане денег не прибавится, и славы это не принесёт…

  6. В наше время достаточно писать офигенно и вывешивать произведения — они найдут читателей, если и правда хороши, но, конечно, ещё вопрос — сколько читателей. Другое дело, что и хороших читателей не так много, некоторые их них — это просто «боты», так сказать.
    И если меня, например, читали бы человек только десять единомышленников, мне было бы приятней, чем от кликов сотен людей, которые либо не читают, либо читают но не понимают, либо всё прекрасно понимают, в том числе и то, что я, допустим, потратил меньше времени и сил, чем мог, на само написание — тем самым проявил неуважение к искусству и публике.

  7. Чем больше читателей — тем лучше. Я столкнулся с ужасной реалией жизни — если у тебя мало читателей, издетельствам ты нафиг не нужен, как бы хорошо ты ни писал. Должна быть своя армия читателей, чтобы ты заинтересовал собой какое-либо издетельство и оно приняло тебя под «крылышко» 🙂

  8. я всё же не верю в перспективы бумаги как носителя литературного творчества… С появлением книгопечатания многие тож возмущались — «даёшь рукописную бересту — only true!»

  9. А зачем Виктор Моисеев? Чтобы не было, как будто всю «С П Н» написал я, сделал намёк и на тебя… Если есть пожелания по изменению обозначения ника — скажи, сделаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)