2 часть Опасно воровать что попало

впечатление, что повесят они это убийство на Васю. Придурок. Я ему советовала, пока не поздно сматываться отсюда. Не захотел. Теперь поздно. Вот же, осел! Идиот конченный. На что он надеется, интересно?!

-А ты так уверена, что это не Вася убил Лёню?

-Уверена. — Инка прикурила сигарету и включила чайник. Если честно, то спать уже перехотелось. Она вкратце рассказала мужу о своих наблюдениях.

-И ты на все сто можешь утверждать, что Вася не сменил одежду? Допустим, надел такую же грязную, но другую.

-А ты его в другой хоть раз видел?

-Я никогда не обращаю внимания, кто во что одет, — пожал плечами муж.

-А я обращаю. Нет у него другой одежды! И Лёнину бы он не надел. Потому что Лёня маленький и худенький… был. А этот длинный и … ну, не толстый, а какой-то весь широкий.

-Ладно, будем считать, что ты права. Хотя, одежда, это все-таки скользкий вопрос.

Пока они беседовали, прошло где-то минут двадцать. Инка уже хотела идти ложиться спать, когда услышала царапанье в дверь. Она открыла. На пороге, смущаясь и переминаясь с ноги на ногу, стоял участковый.

-Вы извините, пожалуйста, что не даю вам спать, но не мог бы я от вас позвонить? Мобильный разрядился. Надо увозить труп, а труповозки у нас нет. Мне бы как-то решить этот вопрос…

-Звоните, — разрешила Инка.

Коля звонил в разные инстанции не меньше чем полчаса, но как оказалось, безрезультатно. Машину никто не давал.

-Придется завернуть труп в одеяло и запихнуть в багаж­ник нашего «Москвича», — вздохнул он.

-Вы его еще на багажник на крыше пристройте, — пробурчала Инка и отобрала у Коли трубку. Набрала номер дробзавода и, переговорив с диспетчером, быстро договори­лась насчет дежурного «Пазика».

Автобус пришел через несколько минут. Труп загрузили, и все наконец-то разъехались. Инка посмотрела на часы. Начало пя­того. Вставать в семь. Можно еще немного поспать.

Пока Коля и Инка звонили, Инкин муж уже уснул. Дети тоже мирно сопели на своем диване. Инка взяла сигареты, набросила куртку и вышла на балкон. Летать на метле больше не хотелось. Устала и без метлы, как собака. Думать тоже ни о чем не хотелось. Выкурив сигарету, она отправи­лась спать. И не смотря на пережитые события, уснула сразу же, как только закрыла глаза.

Утром муж еле-еле растолкал ее на работу. На автопилоте Ин­ка поплелась в ванную. Голова была, как чугунная и раскалывалась от боли. Раздражали любые звуки, даже шум льющейся воды. А тут еще кот начал орать под дверью дурным голосом. Он всегда вопит, как раненный, когда Инка закрывается в ванной или в туалете. Наверное, боится, что его хозяйка там утонет, и его некому будет кормить.

-Ну, чего ты орешь, как придурок? И без тебя тошно! — возмутилась, выйдя из ванной Инка. — Видишь, волной не смыло, жива и здорова! Пошли уже на кухню, убоище.

Кот почапал следом за Инкой. Дошел до холодильника и выразительно уставился на его дверцу. Инка достала колбасу и отрезала солидный кусок для своего хвостатого друга. Потом поставила на плиту разогреваться завтрак и включила чайник.

Она помешивала на сковороде вермишель с мясом и думала о Лёне. Сколько же ему лет… было? Наверное, чуть больше тридцати. Вот. И жизнь у него была бестолковая, и смерть по­лучилась бестолковая. Да, искренне жаль дурака. Он был хоть и пьянь бес­просветная, но не злой, не противный и не жадный. Лёня никогда не буянил. Никого не обижал. Подкармливал дворовых собак и котов, и они его просто обожали. И дети его любили, — Инка вздохнула. — Даже когда собирались у Лёни в квартире забулдыги, то вели они себя всегда тихо. Было правда поначалу пару раз, что у Лёни устраивали пение и пляски посреди ночи. Инка тогда поднималась к нему и предупреждала, что, если Лёня сейчас же не утихомирит своих друзей, она всех выбросит с балкона. Лёня извинялся, тут же утихомиривал всю компанию, и Инка не слыша­ла больше ни звука. И вообще, если какой звук и раздавался иногда в квартире над ее головой, то это звук падения или самого Лёни, или мебели, которую тот нечаянно опрокинул, не вписавшись ку­да-нибудь после хорошей дозы…

А кстати, в двенадцать ночи она ведь тоже слышала аналогичный звук! Надо будет узнать точное время Лёниной смерти. По темпера­туре тела трупа, когда она его пощупала, Инка приблизительно могла сказать, что прошло никак не более часа с момента убийства. Тело было еще не остывшее. Хотя, в постели труп осты­вает медленнее, чем, например, лежа на полу. Так что, точное время может сказать только судмедэксперт. Но, предположительно, Лёня умер где-то около двенадцати ночи. Да, как это всё печально…

Рабочий день тянулся нескончаемо долго. На улице моросил дождь. Дождь и сумасшедшая предыдущая ночь в сумме вызывали дикое желание плюнуть на все и отправиться домой, поспать.

В перерыв Инка пила кофе и вспоминала ночное происшествие. Всё-таки интересно, и что это такое тяжелое упало на пол в двенадцать ночи в Лёниной квартире? Вещи со шкафа грохот не произведут. Инструменты из тумбочки? Нет, это был бы другой звук. Мебель перевернутой не была. Тогда, она подумала, что это грохнулся об пол пьяный Лёня. Но ведь Лёня к этому мо­менту был уже мертвым. Кстати, надо позвонить в морг и уз­нать, что там они накопали и заодно уточнить время смерти. Вчерашнему судмедэксперту Инка звонить не хотела. Он ей не нравился и почему-то всегда дико раздражал. Надо найти друга своей коллеги Лорки. Он умница. С ним всегда приятно иметь дело. Инка позвонила в морг и попросила позвать Володю. Ей сказали, что он сейчас занят и освободится не раньше, чем ми­нут через сорок. Инка решила, что лучше сорок минут подождать, чем беседовать со вчерашним ин­дюком.

Людей на прием уже не было, и Инна отправилась к своей подруге Алке. Алла что-то писала. Ее медсестра Наталья клеила в карточки результаты анализов и зевала до хруста в челюстях.

-Наташка, прекрати немедленно! – взмолилась Инка. – Тут и так глаза слипаются, а ещё и ты зеваешь, как медведь, разбуженный в спячку.

-Когда ты нормально будешь спать ложиться? Опять до двух ночи или читала, или за компьютером сидела? – отложив писанину, спросила Алка. — Я в десять уже сплю и то не высыпаюсь, как следует. А ты полночи всякой фигнёй занима­ешься. И причем, изо дня в день.

-С моими соседями выспишься! Чтоб их всех холера забра­ла! – отмахнулась Инка.

-Опять ночью кто-то рожал дома, что ли? — удивилась Алка. Дело в том, что два дня назад Инке пришлось в четыре часа утра принимать роды. Беременная досиделась дома «до последне­го». Её муж побежал вызывать скорую, когда она уже рожать начала. Пришлось Инке роды принимать и пуповину ребенку кухонным но­жом перерезать. Хорошо, что роды нормальные, без осложнений. Пока скорая приехала, уже все благополучно закончилось. Инка им сдала с рук на руки и новорожденного, и мамашу.

-Представляешь, соседа, этажом выше, убили. Ну, знаешь ты его. Алкоголик Лёня. Тот, что прямо надо мной живет… жил. Так вот, меня в час ночи как разбу­дили, так только в пять удалось снова спать лечь, — отмахнулась Инка.

-Кто убил?! — вытаращила глаза Алка.

-Откуда я знаю. Топором по башке стукнули так, что аж мозги по стенкам… А в час ночи пришел его друг, который с ним в одной квартире проживал в последнее время. Обнаружил труп и бегом ко мне. Так что, всю ночь развлекалась, будь оно все неладно.

Алка дама любопытная, так что, общими фразами отделаться не удалось. Пришлось рассказывать все подробно.

-А ты когда на балконе стояла, ничего подозрительного не видела? Может, кто из подъезда выскакивал, или наоборот.

-Что, наоборот? — разозлилась Инка, — заскакивал в подъезд на одной ножке, что ли? Да в подъезд каждую минуту кто-то захо­дит и выходит. И я не смотрела вниз. Я на луну смотрела.

-А что за шум был, что это упало? — продолжала задавать дурац­кие вопросы Алла.

-Убийца шлепнулся в обморок, когда увидел, что он наделал. А может быть, упустил себе топор на ногу. Ну, ты такое спра­шиваешь! Откуда я могу знать, что там упало?

-Ты можешь предполагать. Чего ты злишься? Может, это ты его и пришила? — вдруг, разразилась хохотом Алка. — Он там, на верху песни орал, а тебе репертуар не понравился. Взяла то­пор и одним махом прекратила этот концерт! Я же тебя знаю!

-Идиотка!

-А что? Не реально?

-Реально, только у меня топора нет. Ладно, ну тебя к чер­ту! Пошла я в морг звонить. Может, что интересное узнаю.

-И я с тобой, — вскочила Алка со своего места.

-Пошли. Я хочу с Вовкой переговорить. С тем старым индю­ком разговаривать нет никакого желания.

Разговор с Вовкой не дал новой информации. Время смерти, приблизительно, 23-24 часа, как и предполагала Инка. Все ос­тальное она и сама четко знала.

Алка продолжала строить всевозможные версии убийства. Причем, самые фантастические. Чем выводила Инку из себя.

-Да это, что называется, обычная «бытовуха». Один алкаш убил другого алкаша. Что-то не поделили, или водку, или бабу. Что ты тут шпионские страсти рисуешь? – сердилась Инка.

-Так ты же говорила, что этот Вася его не убивал!

-Там кроме Васи побывало не меньше десятка других алко­голиков. Целый день шлялись туда сюда. У Лёни деньги появи­лись, а значит, появилась водка. Вот они там и паслись.

-А сколько у него было денег? — полюбопытствовала Алка.

-Вася сказал, что им заплатили сто гривен. Ну, пусть они сразу двадцатку потратили, а остальные, наверное, разделили. Вася отправился на свое любимое место, на автовокзал. Я так поняла, он там возле какого-то кафе постоянно баб снимает. Ну а Лёня ре­шил прокутить деньги, не выходя из квартиры. Дурак. Жизнь у него была дурацкая и смерть дурацкая.

-Почему дурацкая? Обычная, — не согласилась Алка. — Мне где-то попадалась статья, на счет дурацких смертей. Так там, действительно — дурацкие. Вот, например, один дрессировщик напоил слона сла­бительным, потому что у того был запор. А потом еще для вер­ности решил поставить клизму. Зашел сзади, а слон, как дал «залп», сбил струей дрессировщика и завалил его сверху дерь­мом. Бедный дрессировщик погиб в этой куче. Вот такая смерть — это дурацкая. А топором по башке…, в наше время…, это почти как от инфаркта.

-Угу, почти, — буркнула Инка. – Слушай, Алла, прикрой меня, а я слиняю с работы на час раньше и немного посплю, пока моих архаровцев дома нет.

-Давай, линяй, — одобрила Инкины намерения подруга. – Прикрою.

Американские врачи утверждают, что самый продуктивный днев­ной сон, это сон длительностью всего пятнадцать минут. Инка была с ними в корне не согласна. Не известно как для американцев, а для неё, это не подходило. Если Инна ложилась днем спать, то можно было на этом дне смело поставить крест. Потому что спала она не пятнадцать минут, а до вечера. Вечером «на автопилоте» кормила семью ужином и опять падала спать до самого утра. И, как ни странно, но «много сна» ей не было. Сегодня так и получилось. С трудом разлепив глаза где-то в полдевятого, она осуществила «кормежку диких зверей» и опять бухнулась спать. И проспала бы до утра, но…

Среди ночи ее вдруг что-то разбудило. Инна села и прислушалась. Слух у Инки уникальный. Она может спокойно спать при включенном телевизоре, под громкий храп мужа, не слышать утром будильник. Но если вдруг появляется необычный звук, например, где-то начинает капать вода, или поменялся тембр звука у работающего холодильника, или, или, или… Инка тут же просыпается. И вот сейчас она четко слышала, что сверху, из Лёниной квартиры доносились зву­ки. Впечатление такое, как будто кто-то передвигает мебель. И пытается сделать это очень аккуратно и тихо.

Странно. Квартира пустая и опечатанная. Кто это там хозяйничает? Может, приехала Лёнина бывшая жена? Вряд ли. Сегодня еще все усиленно выясняли друг у друга ее адрес, чтобы сообщить о случившемся. Но оказалось, что никто из соседей адрес не знал. А родственники у нее все в другом городе. Потом участковый раздобыл адрес Лёниных родителей. Но жили они далеко. В Западной Украине. И со­седям ничего не оставалось делать, как вызвать сюда Лёниных родственников. Дали телеграмму только вечером. Так что раньше, чем к завтрашнему вечеру, Лёнины род­ные не приедут. Тогда кто? А может милиция? Инка глянула на часы. Три часа ночи. Что они, сдурели, что ли? Они бы и днем могли все там осмотреть. Грабители? Так у Лёни украсть кроме его драных маек и трусов нечего. Подняться посмот­реть что ли? Ну да, конечно. Сходить, чтобы тоже получить топором по башке!

Инка сидела, размышляла и прислушивалась. Покараулить у дверного глазка? Ничего из этого путного не получится. На лестничной клетке такая тусклая лампочка, что все равно ничего не увидишь. Но и так оставить всё это… Короче, любопытство взяло своё.

Инка оделась, не включая свет, и вышла на балкон. Прямо нап­ротив ее балкона дворовая стоянка для автомобилей. Днем со­седи бросают машины на этом пятачке перед домом, а ночью она обычно абсолютно пустая. Сейчас же на стоянке стояла одна машина. Какая, не разобрать. Видно только, что машина темного цвета. Но это может быть и черная, и темно-синяя, и темно-вишневая и… Да мало ли какая. Освещение плохое, да и далековато. Ничего не видно.

Инка собралась с духом. Очень осторожно открыла входную дверь и потихоньку вышла в подъ­езд. На цыпочках спустилась вниз. Тенью выскользнула на улицу и притаилась между кустами и старой туей. Место очень удобное для наблюдения и за машиной и за подъездом.

А в машине кто-то находился. Инка отчетливо видела красный огонек сигареты. Водитель, открыв окошко, спокойно курил, ни от кого не прячась. Хотя, а от кого можно прятаться в такое время? Все спят. Да и вообще, если кто и не спит, и машину увидел, ну и что? Кто свяжет эту машину с Лёниной квартирой? Ну, стоит себе машина. Водитель кого-то ожидает. Мало ли. Может, кто-то к кому-то в гости приехал, или наоборот, уезжает. Или на ночной поезд кому-то надо.

Заросли кустарника закрывали ее от того, кто сидел в машине. Инка забралась в кусты поглубже и приготови­лась ждать в этой засаде тех, кто выйдет из подъезда. Задрав голову вверх, она увидела свет в квартире Лёни. Надо же, нахалы! И не боятся, что кто-то заметит светящиеся окна и заин­тересуется! А может быть это все-таки милиция? Ой, вряд ли. Милиция и днем не хочет работать, а то будут они вкалывать в три часа ночи! Сейчас!

Инка уже успела замерзнуть, пока дождалась момента, когда свет в Лёниной квартире наконец-то погас. А вот теперь надо подобраться, сосредоточиться и быть предельно внимательной. И еще…, не чихнуть нечаянно в неподходящий момент. Она замерла, и вся превратилась в зрение и слух.

Через пару минут из подъезда вышли два мужчины. И Инка очень хорошо смогла рассмотреть их лица. Лампочка перед подъездом горела яркая, и видно было вполне сносно. Один был светловолосый с типичной славянской внешностью. Этого она никогда раньше не видела. А вот второго, похожего то ли на армянина, то ли на грузина Инка точно где-то видела и не один раз! Ладно, раз видела, вспомнит… потом. Сейчас не отвлекаться!

-Ну, и куда этот подлюка ее спрятал?! — пробурчал, первый, который светловолосый.

-А надо было сначала отобрать, а потом ликвидировать, а не наоборот, — раздраженно ответил второй.

-Пошли дурака Богу молиться, он себе и лоб разобьет, — отмахнулся первый. — Это же ты поручил дело Гиббону. Теперь сам и отдувайся!

Армянин или грузин что-то ответил, но Инка уже слов не разобрала. Эти двое быстро дошли до машины, сели в нее и машина умчалась со двора. Инка рассмотрела только первые две цифры на номере. Две двойки. А сама машина, темный «Форд». И можно по этим данным отыскать в городе машину? Вряд ли. Инка даже не поняла, какой именно темный. Темно-синий, а может черный…? Ладно, надо сосредоточиться и вспомнить, где именно она видела этого толстенького коротышку, который то ли грузин, то ли армянин. А видела недавно… Опа! Есть! Вспомнила! Она видела его во дворе маминого дома. Точно. И действительно, ни один раз! А последний раз видела позавчера. Ну, да! У мамы разболелась нога и Инка решила сама выгулять маминого пса. Она вышла с собакой из подъезда, и пес чуть не спровоцировал скандал. Этот мужик, «лицо кавказской национальности», привозит товар в ма­газин, который расположен во дворе дома, где живет Инкина мама. Так вот, он как раз выгружал из машины коробки с товаром. А мамин пес подбежал к одной из коробок, бессовестно задрал лапу и описал коробку! Инка и мужик одновременно заорали на собаку. Но зловредный пес, успевший ретироваться, сделав вид, что он не понимает о чем речь и какие к нему претензии, и вообще… коробку описал не он.

Инка еще тогда сказала мужику: «Извините». Но мужик только пожал плечами, мол, вы то тут при чем? Это же сделал пес, а не вы.

Да… Раз Инка его узнала, он бы тоже ее узнал, попадись она на глаза. А ведь проскочила такая мысль, чтобы лучше рассмотреть, невзначай выйти им навстречу. Ничего себе, «невзначай»! Из кустов… и в три часа ночи. Хорошенькая случайность. Ой, как здорово, что Инка хоть раз не пошла у собственной глупости на поводу!

Она поднялась в квартиру. Чтобы согреться налила себе горячий чай, подумала и плеснула в рюмку грамм пятьдесят коньяка. Нормально. Профилактика простуды и снятие стресса!

А всё-таки интересно, что они у Лёни искали? Ну… Скорее всего, он что-то, как всегда, спёр. Украсть, это была одна из его слабостей. Лёня тащил всё, что плохо лежало…, и что хорошо лежало, тоже, тащил. Воровал когда не было денег «на выпить». Воровал и тогда, когда были деньги «на выпить». Впрок. Деньги, они ведь сейчас есть, а через час их нет. Вот тогда, когда их уже нет и можно продать то, что накануне украл. Так, получается, что Лё­ня где-то просчитался и украл что-то не то? Получается. И это «не то» стоило ему жизни? Похоже. По крайней мере, такой вариант можно смело рассматривать как одну из версий. И что же это такое может быть? Да, в принципе, что угодно. Все что можно поднять и унести. Но по логике, это не должна быть большая вещь. Большую бы сразу нашли. В полупустой Лёниной квартире большую вещь негде спрятать и ее не искали бы так долго. Ну, да. Инка проснулась от шума, пока думала что делать, пока оделась и спустилась вниз, прошло минут пятнадцать. Потом в кустах она проторчала около получаса. То есть, в полупустой квартире что-то искали почти сорок минут! Ничерта себе! Точно, «иголку в стоге сена»!

А мо­жет и себе подняться сейчас в Лёнину квартиру и попытаться тоже поис­кать? Судя по разговору тех двух мужиков, они не нашли то что искали. Да, заманчиво! А как она откроет дверь? У них, наверняка были ключи, а у Инки их нет. Не ломать же дверь. Да она и не умеет ломать дверь. А вообще-то, мужики ничего не нашли, а она найдет? Это притом, что Инка понятия не имеет что надо искать. Всё. Хватит. Не надо дурью маяться. Спать!

Она, махнула на все рукой и вернулась в постель. Не зря же говорят: «Утро вечера мудренее». Вот утром и решит, что делать.

А утром Инку посетила умная мысль. Искать надо не в квартире!!! Куда обычно шли соседи, когда у них что-то пропадало? А шли они к Лёне в сарай! Именно в сарае он прятал украденные вещи. Это знали все. И если у кого-то что-то пропадало, первым делом, наведывались к Лёне в сарай. Иногда, им даже везло. И если Леня не успевал сразу же загнать то, что упер, у него отбирали свою вещь и давали Лёне по шее. Значит, искать надо не в квартире. Искать надо в сарае! Инка сбегала во двор и осмотрела дверь сарая. Так, на двери обычный старый висячий за­мок. Его оторвать вместе со скобами, сможет даже Инка. Но вот как это сделать, не привлекая внимания соседей? Ладно, что-нибудь придумает.

Инка отправилась на работу. С утра не до глупостей. Людей море. Проблем еще больше. Времени в обрез. Но к двенадцати, как всегда, волна схлынула. И как только удалось разделаться с приемом, тут же, в кабинете нарисовалась Алка, умирающая от любопытства.

-Ну, что там у тебя новенького? Сегодня ночью никого из соседей не грохнули?

-Нет. А что, думаешь, моих соседей должны всех по оче­реди перебить? -удивилась Инка.

-Ты же знаешь, существует закон парных случаев. Где один труп, там обычно и еще один. Так кто там у вас следующий?

-Похоже, что я, — подумав пару секунд, выдала Инка. — Ночью кое-что интересное услышала и серьезно наме­рена включиться в игру. Так что, всего можно ожидать.

-Ой, давай, рассказывай! Я тоже хочу поучаствовать в чем-нибудь та­ком, чтобы немного встряхнуться и пощекотать нервы. Надоело это однообразие. Душа чего-то требует, только не могу понять чего.

-Заведи лучше любовный роман. Это как раз то, что просто таки необходимо твоей душе, — вздохнув, посоветовала Инка.

Дело в том, что у Алки был полный раздрай в семье. Фактически, как таковой семьи уже давно не было. Да, они жили с мужем в одной квартире, но, как соседи или как дальние родственники. Примирением и сближением и в перспективе не пахло. Но романов на стороне Алка не заводила. Почему, для Инки оставалось загадкой. Ладно, чужая душа потемки. Значит, так надо. Если судьба надумает распорядиться по-другому, она так и сделает. А пока… пока всё идет, как идет.

-Ты же знаешь, что я на любовные романы просто не способна. Из меня хреновая жена, и точно такая же получится любовница. Не хочу даже пробовать, — отмахнулась Алка.

-Ну, как хочешь. Раз так, беру тебя к себе в сообщники, и пусть тебе тоже оторвут голову, со мной за компанию.

-Зачем же сразу «оторвут голову»? — возмутилась Алка.

-Может и не сразу, — успокоила ее Инка.

-Дудки! Я сама, кому хочешь, голову оторву. Так что, пусть только попробуют! Рассказывай подробности и не томи!

Инка рассказала о своем маленьком ночном приключении. Потом поделилась догадкой о Лёнином сарае. И Алка тут же загорелась желанием поучаствовать в «обыске».

-А замок и не обязательно срывать. Ключ к старому висячему замку можно подобрать. У меня, кстати, есть целая связка таких ключей!

-Не ври.

2 часть Опасно воровать что попало: 16 комментариев

  1. Ай да Инка, ай да частный детектив!
    Ну что же там найдётся, в сарае???
    С нетерпением жду продолжения )

    С улыбкой,

  2. Я так и знал, что без Вашей Инны расследование не обойдётся. как всегда в восторге от Ваших героинь, ну, и читаю, естественно с удовольствием. Жду продолжения. Счастливо! С уважением, Саша.

  3. Алена, очень интересно, немного Донцову напоминает, но у тебя лучше. Продолжение прочитаю завтра.
    Очень нравится. Татьяна

  4. Забросила свои дела, читаю))). Очень здорово пишешь. Пасибки. Евгения.

  5. Прям шпионские страсти.
    Вот же хочется героине самой распутать клубок событий. Адреналина ей не хватает))
    Оч. интересно,

  6. Привет, Алена!

    Интересно, улыбчиво, интригующе. Спасибо!
    *
    Слушай, а что двери подъездов никак не закрываются — кодовые замки, тем паче домофон?
    *
    с теплом,

  7. Кристен, приветик! У нас такой роскоши нет. В некоторых домах (элитных) стоят кодовые замки, а в нашем «пролетарском» районе, если их установить, пьяные жители выломают двери. В лучшем случае, а в худшем и дом разнесут. С улыбкой. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)