Свидание в камере. От и до бесконечности

Я работаю фотографом. Окунувшись однажды в мир фотоискусства, я уверился, что иначе работать и не хочу. Однако по прошествии лет я понял, что работать фотографом и заниматься фотографией — совершенно разные вещи. Интересные заказы случаются редко, и как назло, они — самые низкооплачиваемые.  Свадьбы мне приелись, фразы глупеньких фотомоделей “поснимайте меня!” тоже. Но что делать — мне хорошо платят. Чаще всего творчество начинается лишь когда я выхожу из фотостудии или одного из этих противных ресторанов, где отмечаются нелепые бракосочетания. Мне иногда доводилось общаться по прошествии какого-то времени со своими клиентами и узнавать, что их счастливая семейная жизнь закончилась разводом. Зато какие свадьбы! Сколько высокопарных слов, сколько приторных улыбок, смеха! Танцы, конкурсы, увеселительная программа как минимум на три дня! Кажется, что щелкая затвором фотоаппарата, я ловлю те самые прекрасные моменты, которые бывают только раз в жизни человека! Да уж… И два, и три, и четыре раза бывают. Ну чему в этом мире людей остается верить, если опошляются такие события? Одна шелуха…
Наверное, и так уже понятно, что у нас с Ней всё по-другому. На свадьбе не было приоритета по родству, “по блату”. Были самые-самые… Те, кто знали, что для нас это единственный и неповторимый момент в жизни. Те, кто были неподдельно рады за нас, как мы сами.
Сегодня у меня не самый приятный заказ — съёмка похорон какого-то шумного человека. Поскорее бы рабочий день подошёл к концу.
Я давно на месте. Снимаю уже пять часов – отпевание, процессия, погребение… Мне безразличен усопший – умер, и умер. Я лишь стремлюсь запечатлеть событие, то есть передать чувства людей и общее настроение происходящего. Из практики знаю, что подобные “фотосессии” выбивают из колеи, аура подобных мест сказывается на душевном состоянии. Особенно сложно просматривать дома рабочий материал, проводить обработку… Я понимаю, что похороны затягиваются, мне нужно найти способ слинять отсюда, чтобы не опоздать на концерт. Звоню друзьям-фотографам с просьбой подменить меня. Все, конечно, заняты. Уйти просто так не могу. Набираю номер жены, хочу сказать ей, чтобы она меня дожидалась не дома, а у здания филармонии. Гудок, второй, третий…низкий мужской голос…

Чёртовы пробки! Я бросил машину, добираюсь в метро… Моё поведение два раза привлекло внимание милиции. К чёрту ваших сержантов Петровых и “ваши документы!”… Белое здание клинической больницы…
-Что с ней?! – я не в силах что-то объяснить внятно.
-Фамилия, имя…
-Пол часа назад!
-Ааа…Второй этаж, хирургия, только не врывайтесь, идёт операция.
Врываюсь. Меня вышвыривают за дверь. Сползаю по стенке, ничего не понимаю. В ушах звенит, пол движется подо мной, в глазах темнеет…
Приятной внешности медсестра. А вот нашатырь не очень приятен. Что-то случилось. Нет…Этого не может быть.
-Что с ней?
-Прошу Вас, выпейте это.
-Что с ней?! – я отклонил её предложение и поданный стакан разбился вдребезги.
-Мне очень жаль.
-Что Вам жаль? Стакан?! – я не понимаю, почему она такая глупая. – Где хирург?
-Он скоро будет тут. Прошу Вас, успокойтесь.
Я так ничего не добьюсь. Мне нужно и правда успокоится. Я стараюсь ни о чем не думать… Солнце, облака проплывают надо мной, мне тепло и очень приятно. Я мысленно перевожу взгляд ниже — чудесная картина! Вокруг меня цветы, деревья. На горизонте- горы. Всё пёстро и ярко. Я вдыхаю аромат луга, кто-то жужжит, не раздражая слух, птички поют. К холму, на котором я стою, ведёт тропинка. Конечно, по тропинке идёт ко мне Она — такая легкая, в летнем белом платье, она улыбается мне, я поднимаю руки, что бы обнять Её…
-Вы ее муж? – странно, почему меня об этом спрашивают. Разве не понятно? Интересно так же, кто спрашивает.
-Конечно муж. А что?
-Мне очень жаль. Она умерла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)