Первая учительница

Дорогие земляки, расскажу вам о человеке, о котором очень многие люди могут сказать: «Первая учительница моя….».

Юлия Валентовна родилась 20 декабря 1925 года в Рязанской области в семье потомственного учителя – её родители, дед и прадед были сельскими учителями. Её отец, Голанцев Валент Васильевич, говаривал: «За свою жизнь я столько людей выучил, что если их построить, то шеренга протянется от моего села до Москвы!». Не думаю, что сильно он преувеличил. Ведь на время его учительствования пришлись все годы ликвидации неграмотности.

Юлия Валентовна начинала работать учительницей в той в сельской школе, где преподавали её дед, отец и мать! Но война 1941–1945 годов внесла свои коррективы. Десятки миллионов людей были сорваны с привычных мест, были вынуждены скитаться по «широкой стране моей родной». Она как жена военного стойко переносила все тяготы неустроенной, кочевой военной службы мужа. В бараке, построенном на время летних лагерей для семей комсостава, пришлось прожить 9 лет, потому что знаменитое сокращение армии на 1.200.000 военнослужащих в 1954 году застало их в летних лагерях.

С 1963 года Юлия Валентовна стала работать в томилинской школе №18 учительницей начальных классов. В то время школа №18 была новой, с одним корпусом, почти сельской школой, и учились в ней дети из несуществующей сейчас деревни Хлыстово.

Школа была построена в 1961 году, и Юлия Валентовна Козырева начала работать в коллективе молодых учителей, которые ещё не имели «своих» выпускников. В те годы формирование школьных традиций и самого преподавательского состава происходило под ее влиянием и при ее участии. А какой вклад в жизнь школы внесла Юлия Валентовна, оценили благодарные коллеги и ученики – ведь в настоящее время в школе №18 учреждена премия имени Козыревой Юлии Валентовны.

В этой школе довелось и мне преподавать на производственной практике. Шефом школы №18 был завод «Звезда», и руководство завода направляло своих сотрудников преподавать, вернее, готовить рабочую смену, обучать специальностям.

Занимался я с учениками 7–8 классов и видел, как отличался один класс от другого по организованности, общей успеваемости. В одном классе дисциплина была слабая, да и дети были неважно подготовлены. В другом классе меня поразило, что почти у всех разборчивый почерк и дисциплина такая, о которой можно только мечтать. В начале показалось, что это случайное совпадение, но через некоторое время увидел, как эти ребята с криками: «Здравствуйте, Юлия Валентовна!» бежали к своей первой учительнице, как она для каждого находила нужные слова, кого-то хвалила, кого-то журила, и было видно, что всех она помнит и любит.

Мне самому пришлось пройти детский дом, поэтому знаю цену детской искренности, дети так реагируют только на доброго и дорогого им человека. Естественно, мне стало интересно, и я подошел к ним. Дети с восторгом начали нас знакомить:

-Это – Юлия Валентовна – наша первая учительница, а это, Юлия Валентовна, наш учитель по производственному обучению, – перебивая друг друга, гомонили ребята.

-Хорошо, что у вас теперь и такой предмет есть – вам будет проще выбрать себе профессию на всю жизнь, — говорила Юлия Валентовна.

В ее словах чувствовалась искренняя забота о судьбе своих учеников.

После этой встречи я понял, как много для каждого человека значит школа, первые годы в ней.

Обучение и воспитание – две стороны одной медали, называемой «школой». Очень жаль, что работа учителей на 99% оценивается именно по успеваемости, а воспитательная работа зачастую – простая формальность.

С тех пор встречались мы с Юлией Валентовной и уже как старые знакомые, могли подолгу разговаривать о проблемах школы, о проблемах государства, о личном…

-Жаль, — говорила Юлия Валентовна, — что учителям так мало платят. Вот у нас в школе работает выпускник педучилища Вячеслав Порфирьевич Крапивский – хороший человек, замечательный учитель. Как его любят дети! В начальной школе именно такие учителя нужны, но ему придется уйти. На 80 рублей в месяц мужчине не прожить. Женщинам проще – у них мужья деньги зарабатывают. Только учителя-предметники в средней школе могут заработать до 150 рублей.

Жаль, что в начальной школе и зарплата маленькая, и дополнительных часов взять нельзя. Вот и нет мужчин учителей начальной школы, а именно в начальной школе закладывается весь учебный и воспитательный процессы, формируется личность. Важнее детей воспитать, а учиться они будут, практически, всю жизнь. Согласитесь, воспитание детей без мужского влияния неполное. Получается, что наша школа, как неполная семья, где нет мужа и отца. Это рано или поздно скажется на всем государстве. В школе более трети учителей должны быть мужчины, но это невозможно, вы, же, наверняка, в школу постоянно работать не пойдете. Слава Богу, что вы согласились преподавать производственную практику.

Не стал я ей говорить, что в школу меня направили «силой». Была на цех разнарядка, и меня как самого молодого в приказном порядке направили на весь учебный год, обещая за это отпуск летом.

Со временем я узнал, что Юлия Валентовна обладает уникальным даром «ставить руку», то есть учить правильному почерку. У нее была своя методика, по которой она брала руку ученика и «ставила руку», учила как вести руку, где делать нажим. Результат был поразительный!

Незаметно для себя я втянулся в школьную «атмосферу», и на следующий год меня легко уговорили на преподавание в школе. Ведь работать рядом с талантливым, увлеченным и добрым человеком, делать с ним общее, трудное, но полезное для страны дело – это и есть счастье.

Это я понял, когда, встретившись в новом учебном году с Юлией Валентовной, она совершенно искренне, как о самом важном, спросила меня: «Как там наши дети?». В этот момент я почувствовал себя востребованным «членом семьи», ощутил себя причастным к большому, нужному делу.

-Подросли, но не поумнели, — пошутил я.

Мы посмеялись, разговорились, и я узнал, что муж Юлии Валентовны – начальник милиции Александр Михайлович Козырев, с которым я был знаком уже больше трех лет. Я рассказал, как мы познакомились, как он мне помог, как он инспектирует ДНД.

-Тесен же мир! Если хотите его увидеть, заходите к нам в гости. Мы всегда рады гостям, — пригласила меня Юлия Валентовна.

В семье Козыревых я встретил столько искренности, радушия, теплоты и понимания, что с первых же минут мне показалось, что этих людей я знаю всю жизнь. Впервые в жизни я ощутил радость общения и тепло семейного очага. Непринужденный разговор буквально обо всем порой смешил, порой наталкивал на грустные размышления о нашей теперешней жизни.

Меня поразил разговор о справедливости, о реалиях послевоенного, сталинского времени.

— В жизни много несправедливости! – говорила Юлия Валентовна. – В Спасском педучилище сдавала я экзамен по методике преподавания предметов, подсказала Сашке ответ на билет, а преподаватель решил, что это он мне подсказал: и ему «пять» поставил, а мне «три», да ещё и сказал, что если бы мне не подсказали, как историю преподавать, то и «три» незачто было бы ставить! Вот как точно сказал Грибоедов: «Чины людьми даются, а люди могут обмануться». Одни учатся, а хорошие отметки получают другие!

— Ты ещё Пушкина вспомни: «Нет правды на Земле, но правды нет и выше!», — огрызался Александр Михайлович. – Был покос, какие тут экзамены?! Я на велосипеде за 45 километров приезжал на экзамен, быстренько сдавал и назад, а она там, в Спасске, жила, ходила на занятия – знала какой, когда экзамен сдаем. На консультации ходила.

В тот день пришлось мне заезжать домой за деньгами, отец сказал: «В Спасске купи новую косу». Пока домой за деньгами заезжал – экзамены начались. Захожу. Все уже сидят, готовятся. Я взял билет, а там написано: «1. География. 2. Наглядные пособия». Понять не могу, что хотят! Вот у Юли и спрашиваю: «Что про географию надо говорить, какие пособия?». Она мне говорит, что надо рассказать методику преподавания географии, а наглядные пособия – это глобус и карты.

Преподаватель сделал нам замечание и чувствую, что конфликт зреет, того гляди выгонит обоих. Тут я говорю: «Можно мне без подготовки отвечать?». Он разрешил, и я ему говорю, что главное в методике преподавания географии – это показать на глобусе расположение СССР, дать наглядную картину о том, что шестая часть суши – СССР и научить детей, особенно мальчиков, ориентироваться по географическим картами на местности. Поговорили мы с ним, о задачах и проблемах воспитания будущих воинов и поставил он мне «пять», а тебе надо было сказать, что основной документ истории – краткий курс ВКП(б) и тебе бы «шесть» поставили.

— Не могу я такую глупость говорить!

— Какую глупость?! В то время – это была правда! Готовили учителей, а не «врагов народа»!

Этот разговор был о событиях 25-ти летней давности, и мне подумалось, как же ранит несправедливость! Сейчас людям моложе 40 лет трудно даже представить, как политика «врывалась» во взаимоотношения близких людей, как заставляли отрекаться от детей и родителей, мужей и жен как, спасая своих близких, сводили счеты с жизнью люди, попавшие под подозрение.

Теперь людьми старшего поколения считаются те, кто родился после Великой Отечественной войны. Прошло уже более 60-ти лет, как она закончилась, а тогда….

Казалось бы, какое значение имеет оценка на экзамене в заштатном педучилище, в первый послевоенный год? Я, например, и не припоминал, по каким предметам, что мне ставили в техникуме, да и сами предметы вспоминал с трудом.

— Сашка! Враг народа тот, кто проповедует заведомую глупость!

Спор мог перейти в ссору.

— Юлия Валентовна, – вмешался я, – вспоминаю я те времена и ничего про «врагов народа» сказать не могу – другое помню. Даже стихи про то время написал, вот послушайте:

Сорок пятый.

Еда – лебеда.

Обгорелый барак по соседству …

Мы в детдоме играли тогда

Не в войну,

Не во взрослых,

А в детство.

— Володя, — услышал я голос Юлии Валентовны, — как же это страшно. Получается, что ты был лишен детства, хотя и знал его…. Кто же показал вам, что такое детство?

После ее слов я ощутил такую теплоту и доброту, такое понимание, которого раньше не было в моей жизни. И я стал рассказывать о своем детстве.

— Был у нас в детдоме водовоз Иоганн Ильич. Говорили, что он немец, но какой же он враг? Просто – безногий инвалид, вот он и возился с нами. Я про него стихи написал:

Воспоминанье детства — словно чтение

Забытого с годами дневника …

Детдомовцы, мы возраста почтенного

Угрюмого по виду мужика

По-свойски фамильярно звали Ганею,

С ним были по-семейному на “ты”

В боях не раз контуженный и раненный,

Он к нам был преисполнен доброты:

Не одиозной той, что души мучила

Опекою казённой, показной …,

Да и не той расплывчатой, по случаю,

Со вздохами в платочек, со слезой,

А истинно мужской, что возвышало нас

Над мелкой повседневностью любой,

Над чьей-то необдуманною жалобой,

Над ребятней семейной, над собой …

Он песни пел нам, о друзьях рассказывал,

Из бузины свистульки мастерил,

И за веселые пацаньи безобразия

Отечески беззлобно материл…

Начальство чтил, но одному “высочеству”,

Сказавшему по-барски Гане “ Ты”,

Изрёк в упор: « К “ты” не хватает отчества,

А Вам, интеллигенту, высоты».

Так без особых слов и без патетики

Одной лишь фразою, тяжелой, как кирпич,

В подобных случаях элементарной этики

Учил нас, шкетов, Иоганн Ильич

И вел по жизни, души образовывая,

Детдома сельского бессменный водовоз,

И под его участие резонное

Я словно под отцовской кровлей рос,

Еще умом мальчишеским не ведая,

Что, постигая жизни свет и тьму,

Своими, пусть не громкими, победами

Обязан буду первому ему.

— Получается, этот Иоганн Ильич был твоим первым учителем. Учителем жизни….

— Нет, — возразила Юлия Валентовна. — Это был воспитатель. Если бы это был учитель – ты бы на техникуме не остановился, а пошел бы дальше учиться. Может быть, и сам бы учителем стал.

После этих слов мне стало понятно, почему для нее оценка в педучилище имела такое значение – ведь она учились, чтобы обрести профессию и преуспеть в ней, а я учился, не понимая зачем, для чего, о своем будущем далее предстоящего обеда или ужина ни о чем и не думал….

Теперь, вспоминая тех, кого встретил в жизни, понимаю, какое это счастье встретить таких людей!

«Первая учительница моя…» — про Юлию Валентовну могу сказать и я.

Ведь именно она научила меня задумываться о своем будущем, цели и смысле жизни.

После разговоров с ней я ощутил тягу к знаниям, решил поступить в институт, перестать думать о сиюминутных выгодах, начал серьезно задумываться о том, как запланировать свою жизнь.
На собственном опыте убедился, что «лучше поздно, чем никогда». Ведь начинать учебу в институте после 30-ти лет совсем не просто! И только благодаря поддержке и участию дорогих мне людей, которые верили в меня, и, прежде всего первой моей учительнице Юлии Валентовне, я сумел преодолеть этот жизненный рубеж.

Перестройку 1986 года Юлия Валентовна восприняла с воодушевлением. Сначала она была просто очарована Горбачевым М.С. и даже говорила о желании вступить в КПСС, но последующие события, то, как и в каком направлении «перестраивалась» Россия, как разваливалась её любимая страна под названием СССР, как это отражалось на окружающих, стало таким стрессом, что она слегла. Скончалась Юлия Валентовна 20 октября 1992 года. Перед смертью Юлия Валентовна попросила похоронить её на кладбище села Федотьево Рязанской области, рядом с дедом, отцом и матерью. В том самом селе, где она выросла и стала учительницей.

В то время, когда накопленные десятилетиями сбережения оказались прахом, когда в одночасье люди в основной массе сделались нищими, сделать это было практически невозможно, но коллеги Юлии Валентовны приложили столько сил и энергии, что это желание было выполнено!

Богата наша Россия талантами, честными и хорошими людьми. Жаль только, что понимаем мы это иногда очень поздно. Поистине: «То, что есть, не бережем, потерявши — плачем».

«Печально, когда этот мир покидает по-настоящему дорогой человек, сумевший своей мудростью кардинально повлиять на судьбы многих стоящих на распутьи людей. Но их доброта, опыт, жизненная сила навсегда останутся в памяти живущих людей и будут передаваться из поколения в поколение, делая мир светлее! » – Так говорили о Юлии Валентовне её коллеги.

Богатство наше – это люди, которые работают не из корысти, а для грядущих поколений.

Труд учителя – это подвижничество. Учителя – это люди особенные, одержимые, сеющие разумное, доброе, вечное по велению сердца.

За что великое им Спасибо и низкий поклон!

Это «Спасибо» – память об очень дорогих людях, о которых с гордостью можно сказать: «Первая учительница моя!».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)