Пулями и красотой

Джерм Сандерс сменил имя и фамилию, отныне в его документах значилось – Ким Лемпер. Внешность его также претерпела изменения.

Губы после операции стали тоньше, хирург изменил форму носа и скул, а также – сузил разрез глаз, добавил в кожу по всему телу темный пигмент. Ким сбрил бороду, а рыжие волосы перекрасил в черный цвет. Из европейца он превратился в азиата.
Ким совершил длительный путь от Нептуна на Землю, а затем, изменившись до неузнаваемости, отправился на Марс. Указательный палец его левой руки был заменен протезом. При сгибании пальца в нижней фаланге открывался ствол вживленного в ладонь лучевого пистолета, выстрел из которого разрывал живую ткань, точно бумагу.

Теперь Лемпер мог убивать одним движением пальца. Если он и раньше считал себя чем-то вроде божества, стоявшего над законом, то теперь – стал громовержцем в буквальном смысле.
Услуги пластического хирурга стоили баснословных денег. После двух совершенных им в окрестностях Плутона ограблений Ким мог позволить себе все, что угодно, при этом оставаясь одним из богатейших людей Солары .
Смерть же хирурга обошлась совершенно бесплатно.

«Покупайте новую модель андроидов М-25, — вещал с настенного экрана жизнерадостный мужчина. – Их настолько не отличить от нас с вами внешне, что попадись вам на глаза модель женского пола, вы влюбитесь до беспамятства! – Он показал на сидящую тут же в кресле симпатичную блондинку. Девушка чарующе улыбнулась. – Вы живете один, и не с кем поговорить? – Заказывайте М-25! Вашим детям нужна няня, которая не будет отвлекаться на теле-шоу и звонки бойфренду? – Он театральным жестом воздел вверх руку. – Заказывайте М-25! Вам нужен телохранитель, горничная или садовник? – Вас выручит М-25! Первые двадцать покупателей в подарок получат набор базовых программ и бесплатное техобслуживание на пять лет. Звоните нам прямо сейчас…».
Далее в бегущей строке сообщался номер, но Ким выключил телевизор – жутко болела голова. Он подошел к стеклянному шкафу и, достав пузырек с витаминными таблетками «Реникум», проглотил две штуки.
«Реникум» был болеутоляющим и седативным препаратом.

Несколько дней назад к Киму зашел познакомиться хозяин недавно выстроенной по соседству виллы – Борис Виршевич, новый комиссар полиции этого района Марса. Следуя этикету, Лемпер пригласил его в дом. За виски они поговорили о перспективах жизни на Марсе и других планетах-колониях по сравнению с перенаселенной и истощившей запасы природных ресурсов Землей. Сыграли несколько партий в шахматы. Виршевич оказался неплохим игроком, но все же Ким – с детства любивший эту игру и упражнявшийся каждый вечер с компьютером – выиграл три партии из пяти, а две закончились патом.

Виршевич улетел с Земли сразу после окончания университета. Работал сначала на Венере, бывал на Амальтее и Ганимеде. В эту часть Марса его отправили на поиски преступника Джерма Сандерса, обвиняемого в двух неслыханных по масштабу и жестокости ограблениях.
Сандерс вместе с небольшой группой сообщников ограбил два грузовых корабля, перевозившие груз ценных металлов. В течение обоих происшествий погибло пять сотрудников охраны и три члена экипажа. По словам комиссара, поиск преступника ведется по всей Солнечной системе, за его голову назначена награда в двести тысяч соларных долларов.

Однако сам Борис не верил в результативность поисков – Сандерс, скорее всего, залег на дно, и появится через какое-то время, когда начнет тратить награбленное. Пока что ведется поиск не столько его самого, сколько пяти тонн украденных им ценных металлов или же – граждан с громадной суммой на банковском счете, в которую этот груз могли перевести.

Ким слушал все это совершенно спокойно. Большую часть украденного он перевел в соларные доллары и облигации крупных межпланетных компаний. Деньги отмыты, с этой стороны к нему не подкопаться. Оставшаяся треть груза хранилась на складе полупрогоревшей компании «Лондри Инкорпорейтид» на Земле. «Лондри» принадлежит сводному брату Кима Владу Деккеру, и компанию эту, ввиду неплатежеспособности, никто проверять не станет. К тому же в ближайшее время хранящийся там груз будет продан.
«Партия закончилась вничью», — так думал Лемпер после ухода комиссара, поглаживая замаскированный под указательный палец ствол бластера.

Вчера неожиданно наметилось продолжение. Кима вежливо попросили прибыть в полицейский участок в мегаполисе Калтара, что в пяти километрах к югу. Объяснили это тем, что в связи с недавним наплывом эмигрантов на Марс идет обновление общей базы данных.
У него сняли отпечатки пальцев, радужной оболочки глаз и образец ДНК. После этого в присутствии Лемпера сделали запрос на Землю о его социальных данных.
Такое внимание, хоть и выглядело вполне естественным, показалось Киму подозрительным, особенно после вчерашнего визита комиссара. Он возвращался на глайдере домой в дурном настроении. Вся информация на его новую личность была заблаговременно введена в базу данных на Земле, в этом смысле комар носа не подточит, но все же… все же…
Лемпера не оставляло чувство, что он – под подозрением.

Всю сознательную жизнь Ким боролся с «системой». Он был убежден, что достижения человечества на протяжении всей его истории на Земле, а затем и в Соларе, есть продукт безоговорочного и зачастую бессознательного повиновения власти, а также – самому себе. Как известно, человека из обезьяны создали два брата – Труд и Дисциплина – мелкими шажками из пещер он переселился в небоскребы, а теперь и – на другие планеты, но та же «система» по-прежнему безраздельно властвует над его сознанием, изредка позволяя поблажки.
Для Кима же делом чести было доказать всем, что он – единственный, кто может быть богатым, свободным и независимым вопреки невысказанной, но понятной каждому не обделенному умом «системной доктрине».

С помощью ограблений Лемпер плевал в лицо дисциплине и повиновению. Таким он был еще в детстве и юности – постоянные конфликты с учителями и директорами заставляли его родителей менять одну школу за другой. Тем не менее, мальчик обладал незаурядным умом. Шахматы были его любимой игрой, разминкой для ума и олицетворением его борьбы против всеобъемлющей, но неосознаваемой большинством диктатуры.
«Почему я должен подчиняться людям, которые сумели заполучить власть, благодаря лишь связям, напористости или деньгам? – думал Ким, уже будучи студентом. – Ведь миром правит зачастую не тот, кто достоин, а тот – кто может подмять под себя конкурентов».
Университет он бросил после третьего курса – упреждающий удар, его и так собирались отчислить за прогулы. Уже тогда Ким знал, чем займется, «получив» высшее образование.
До сегодняшнего момента ему удавалось жить в соответствии с собственной философией и принципами, но теперь на горизонте появилась очередная угроза. Комиссар был далеко не глуп. К тому же, как и Ким, любил играть в шахматы. Достойный противник. Но даже самых достойных, если они подбираются слишком близко, Лемпер предпочитал устранять.

На следующий день позвонил Виршевич, прервав его игру с компьютером, и сообщил, что на Земле из исправительной колонии Колорадо сбежало пять заключенных. Они отправились на Марс на захваченном в космопорту корабле, приземлившись где-то в окрестностях виллы Лемпера. Двигатель корабля поврежден выстрелом с полицейского истребителя на орбите, так что улететь они не смогут и, следовательно, представляют реальную опасность для колонистов в округе.
Для поимки беглецов местность будет прочесываться отрядами полиции, а возле вилл для защиты гражданских лиц станут дежурить кордоны.
Присутствие полиции у дома Киму нравилось еще меньше, чем вызов в участок. К тому же других вилл, кроме принадлежащих ему и Виршевичу, а также еще пары строящихся, поблизости не было. До мегаполиса – целых пять километров.
Он тщательно просмотрел новости в Интернете, но ничего о побеге заключенных на Земле не сообщалось.

Однако глайдер с тремя полицейскими уже стоял у каменной ограды его виллы.
Ким проверил общедоступное изображение камер с искусственного спутника Марса: возле виллы Виршевича также находится глайдер с полисменами. Однако никто не прочесывал раскинувшуюся неподалеку медного цвета пустыню и горы, похожие на торчащие из грунта зубы древнего ящера.
Каждые три мили от виллы Лемпера стояли глайдеры с эмблемой марсианской полиции. Они располагались вокруг его поместья, покрывая расстояние в десять миль и напомнив ему фигуры на шахматной доске.
«Снова играем в шахматы, комиссар? – подумал он. – Только другими фигурами».

Два кордона, перекрывшие ведущее от космопорта шоссе, вызвали у Кима усмешку. Неужели Виршевич полагает, что если к нему захочет кто-то приехать или он надумает улететь, то непременно воспользуется космопортом?
Лемпер сидел некоторое время, прихлебывая виски и в молчании глядя на изумительной красоты пейзаж за широким, во всю стену, окном. Красный грунт в свете заходящего солнца выглядел потрясающе, на темно-синем небе наливались светом луны Фобоса и Деймоса.
Он повернулся к виртуальной, проецируемой с компьютера шахматной доске. Подумав несколько секунд, он с помощью манипуляторов на большом и указательном пальце двинул вперед виртуальную пешку черного цвета.
Он нажал кнопку внутренней связи.
— Алекс, приготовь завтра обед на четверых и сервируй в зале.
— Хорошо, сэр.

После этого Ким лично пронаблюдал, как андроид-техник подключил к камере дезинфекции сканирующее оборудование.
Когда это было сделано, он связался по видеофону с Виршевичем.
— А, Ким, здравствуйте, — приветствовал комиссар. – Что новенького?
— Да ничего особенного, в этой-то глуши… Как идут поиски?
— Пока похвастаться нечем. Корабль нашли, но сами они бродят где-то, угрожая вашей безопасности.
— Уверен, полиция Марса меня защитит.
— Не сомневайтесь, мой друг.
— Послушайте, Борис, вы не против, если я приглашу ваших ребят, что дежурят у моего дома, завтра на обед? Все-таки я тут один. Хотелось бы как-то развеять скуку. Да и им не так тоскливо будет нести службу.
— Разумеется. – На лице комиссара появилась ослепительная улыбка. – Я предупрежу их, что отказываться нельзя.
— Спасибо. Удачи с поимкой заключенных, — сказал Ким и выключил связь.
Удовлетворенный неплохим началом, он подлил себе виски и сделал большой глоток. Вернувшись к игре, он взял слоном белого коня.
Через несколько ходов компьютер сдался.

ххх

Сидя в комнате рядом с камерой дезинфекции, где сейчас находились трое его гостей, и наблюдая за показаниями сканирующей аппаратуры, Ким с трудом сдерживал разочарование – полицейские оказались…андроидами.
Он мысленно выругался. Надо же быть таким идиотом, ведь это вполне логично – к чему приставлять к преступнику людей и подвергать их опасности? Для этого существуют роботы.
Киму вспомнился увиденный несколько дней назад рекламный ролик. Какая там была модель андроидов? Неважно. Важно то, что теперь его план летит к чертовой матери.

А запланировал Лемпер вот что. Этих трех полисменов – заменить выписанными с Земли, соответственным образом запрограммированными андроидами. Введением в их «чистый» мозг пиратской версии секретной программы «Офицер полиции» должен был заняться известный в преступных кругах хакер Черешня. Кроме этого Киму необходим наемный убийца, в этом он рассчитывал на помощь сводного брата.
Дальше – просто. Подмена на андроида проделывается и с Борисом Виршевичем. Личности полицейских и комиссара сканированы приборами досконально, и прежде чем подмену заметят, пройдет некоторое время.
Ким Лемпер улетает с Марса, скажем, на Венеру. Придется вновь делать пластическую операцию и заметать следы. Улыбка Фортуны оказалась издевательским смехом.
Теперь же планы придется скорректировать.

Решение нашлось быстро. Проводив полицейских после обеда, Лемпер связался по видеофону с Черешней. Затем – позвонил брату на Землю и на кодовом языке, специально разработанном ими для таких случаев, попросил найти киллера.
В течение всего разговора экран передавал Киму мутное и нечеткое изображение Влада. Но Лемпер не беспокоился, потому что знал – брат всегда относился к этому с пренебрежением, чем выводил из себя всех, кто ему звонил. Столь же наплевательски относился он и к своему внешнему виду, часто появлялся на людях небритым и в мятой одежде.
Когда беседа закончилась, Ким начал новую партию в шахматы, а Влад нервно глотнул бренди из стакана. Находящиеся вместе с ним в комнате полицейские-техники отключали оборудование, с помощью которого записывали разговор. Сомнений в том, кто выдает себя за Кима Лемпера, у полиции больше не было.
ххх

Через несколько дней Лемпер вернулся из космопорта вместе с долговязым мужчиной тридцати пяти лет. На его бритой голове и каждой щеке красовалась татуировка черешни, откуда и пошло его прозвище. Этот образ прекрасно дополняли выкрашенные в темно-красный цвет мочки ушей.
Черешня один раз привлекался за хакерство в юности и трижды – в зрелом возрасте. Последний раз суд признал его виновным в изменении программы андроида-дворника в Манчестере и использовании последнего для ограбления ювелирного магазина. Вместе с Кимом (тогда еще Джермом Сандерсом) они в прошлом провернули пару дел, благодаря которым Черешня зарекомендовал себя наилучшим образом.

Лемпер вел глайдер, а Черешня, сидя рядом, делился последними новостями с Земли, которых не прочтешь в Интернете. Все заднее сидение занимал длинный пластиковый ящик. Согласно сертификату, данная модель андроида содержала в себе программу типа R (не поддающуюся изменениям или удалению) «домашний слуга». Говоря об этом Киму, Черешня посмеивался, поскольку стирать подобные программы умел уже в пятнадцать лет.
Простиравшийся вокруг ландшафт из темно-красного песка и камней с редкими пятнами жесткой травы его не занимал. Он мял во рту жвачку с амфетаминами и смотрел, как разрастается горная цепь, в сторону которой они ехали – к лежавшей у подножия вилле Лемпера.
Когда глайдер проносился мимо очередного полицейского кордона, Черешня неободрительно щелкал языком и негромко цедил: «Н-да, обложили».

Нанятый Владом киллер прибыл спустя два дня. Им оказалась блондинка спортивного сложения по имени Клео.
Клео – сокращенно от Клеопатра. За плечами у этой тридцатилетней красавицы – девять лет занятий рукопашным боем, безупречное владение всеми видами холодного и огнестрельного оружия, а также – восемь мужчин, двое из которых – ее бывшие инструктора.
Последнее обстоятельство позабавило Кима больше всего. У девушки был длинный вырез на футболке, под которой скрывалась явно не плоская грудь, и отличное чувство юмора, две вещи – который он всегда ценил в женщинах.
Кроме того, в ее «послужном списке» значилось десять человек: пять банкиров, четыре крупных бизнесмена и один сенатор. Эту информацию Ким получил от брата три дня назад, и решил, что для задуманного дела Клеопатра подходит как нельзя лучше.
На западе багровым пятном садилось солнце, окрашивая и без того алую пустыню и горы в кровавый цвет. Цвет крови, которой предстояло пролиться.

На следующий день он вновь пригласил полицейских на обед, предварительно уведомив комиссара. Черешня перепрограммировал андроидов, пока они находились в камере дезинфекции. После выхода оттуда три робота уже подчинялись Лемперу.
Черешня пояснил, что у этой модели андроидов даже встроен желудочный резервуар – чтобы достовернее сойти за людей. После выполнения задания пища выбрасывается через рот.
Тоже вполне достоверно, подумал Ким, снимая манипулятором с шахматной доски выигранного слона. Этот андроид просто сойдет за человека, которого тошнит. Если кто-то его за этим застанет, то не будет знать, что происходит на самом деле. Видимо, эту модификацию сделали специально по заказу полицейского департамента.
Ким двинул вперед ферзя. Компьютер вытянул голографическую руку и сделал ход ладьей. Лемпер удовлетворенно кивнул. Партия разворачивалась в соответствии с планом.
Теперь следовало позаботиться о комиссаре.
Включив устройство внутренней связи, он вызвал к себе Клео.

Девушка пришла в шортах и белой теннисной майке. Волосы на затылке стягивал тугой узел. Изящная обстановка кабинета вызвала у нее одобрительную улыбку. Взгляд ее задержался на экране видео-картины на стене, изображающей Землю. Создавалось впечатление, что смотришь на родину ныне расселившегося по всей Соларе человечества из иллюминатора экскурсионного корабля.
Клео опустилась в мягкое кресло напротив стола, закинув одну ногу в шлепанце на другую. Лемпер смешал в баре два коктейля и принес один ей.
— Ты изучила планы виллы и окружающей территории?

Девушка кивнула.
— Там все просто. Хотелось бы только увидеть это место, так сказать, «вживую». Все-таки схемы это одно, а реальная картинка – другое.
— Конечно. – Ким направил дистанционку на экран. Включилось спутниковое изображение виллы Виршевича и окружающего ее сада. Это стало возможным благодаря Черешне, который потратил два часа на то, чтобы открыть доступ к изображениям с полицейских спутников.

Лемпер бросил девушке пульт без предупреждения, и та его ловко поймала левой рукой. Коктейль в правой при этом даже не расплескался.
Она внимательно наблюдала за изображением, увеличивая его в нужных местах, что-то просчитывая.
— Ты должна убить всех, кто там есть, включая охрану. И устрой в комнатах кавардак, создай впечатление грабежа. Постарайся сделать все грубо и неряшливо. Пусть полицейские думают, что это дело рук беглых зэков с Земли.
Клео кивнула, не отрывая глаз от экрана.
— И не забудь обезвредить камеры.
Девушка повернулась к нему.
— Может, хватит меня учить? Я не студентка на практике.

Если кто-то в прошлом смел заговорить с Лемпером в таком тоне, то вскоре отправлялся на кладбище. Однако сегодня произошло доселе неслыханное: похорошевшее от раздражения лицо Клео заставило его об этом забыть. К тому же, без нее все равно не обойтись, на поиски другого «спеца» нет времени.
— Просто я хочу убедиться, что все пройдет как надо, — произнес он сухо. – Это задание слишком важное.
— Не волнуйся.
— Не хочешь еще коктейля?
— Почему бы и нет.

Он смешал еще две порции, одновременно размышляя о девушке, что сидела сейчас в его кабинете. Профессия наемного убийцы красноречиво говорила о ее бесстрашии. Это Кима восхищало. Что же касается ее внешности… не стань она киллером, то, определенно, пошла бы в фотомодели.
Лемперу никогда прежде не встречалась женщина, способная разить сразу пулями и красотой. С каждой минутой влечение к ней росло.
— Поговорим о гонораре, — сказала Клеопатра. – Обычно я беру вперед шестьдесят процентов. Остальное – после выполнения задания.
— Я уже перевел всю сумму на указанный Владом счет. – Ким передал ей коктейль.
— Чудесно. Убедись, что сегодня вечером объект будет у себя на вилле.
Ким подошел к видеофону в углу комнаты и набрал номер. На экране появилось лицо Виршевича.
— Приветствую, комиссар. Как поживаете?
— Здравствуйте, сосед. Если вы беспокоитесь по поводу беглых заключенных, то напрасно – мы обнаружили следы их пребывания на Родосском шоссе. Они там бросили глайдер.
— Это же совсем рядом, — Ким притворно нахмурился.
— Именно. Поэтому советую вам никуда не отлучаться из дома. Мои ребята обеспечат вашу безопасность.
— В таком случае, не сыграете ли со мной дистанционную партию в шахматы? Поддержите меня по-соседски, спасите от тоскливого вечера взаперти. Можно сыграть попозже, когда вернетесь с работы. Не будете же вы ловить беглецов и ночью.
Виршевич немного подумал.
— Заметано. Давайте в десять. Я выйду на связь.
— Буду ждать. – Лемпер повесил трубку, экран погас.
Он повернулся к сидящей в кресле Клео. Она сидела, закинув одну ногу на другую.
Девушка холодно улыбнулась, показав ровные белые зубы.
— Отлично, босс.
ххх

Когда в десять позвонил комиссар, и партия в шахматы началась, девушка покинула виллу. Глайдер был оснащен особым глушителем, полностью устранявшим шум двигателя. За поясом у одетой в комбинезон цвета хаки девушки было 2 автоматических пистолета. Кроме этого у Клео при себе был парализатор. Лучи этого оружия на некоторое время (в зависимости от регулировки) блокируют посылаемые мозгом двигательные импульсы, и люди превращаются в неподвижные куклы, которые при этом осознают все происходящее.
Киму оставалось ждать. Он вытащил из ящика стола пластиковый пузырек с «Реникумом» и вытряхнул на ладонь две невесомые таблетки желтого цвета. На вкус они напоминали мяту и апельсин.

В 22.17, когда партия была в самом разгаре, Ким услышал в динамике компьютера стук распахнутой от толчка двери и последовавшие за этим три выстрела. Чпок-чпок-чпок.
Позади висевшей в воздухе виртуальной шахматной доски на экране мелькнуло лицо Виршевича с испугом в остекленевших глазах и двумя окровавленными отверстиями на рубашке. Третья пуля ударила его в лоб.
Лемпер хладнокровно смотрел, как комиссара отбросило на пол, и тот исчез из поля зрения.
От следующего выстрела погас экран.

Все кончено. Девчонка справилась, — он откинулся в кресле.
Ким вновь положил в рот таблетку «Реникума». Каждый ход этой неоконченной партии в шахматы он сохранил на память – игра незакончена, но победа все равно осталась за ним.
Скоро вернется Клео. При мысли о ней Ким улыбнулся.
Он подошел к прибору внутренней связи на столе.
— Алекс, сервируй в гостиной ужин на двоих. Поставь вино и свечи.
— Будет сделано, сэр. Как быть со вторым вашим гостем?
— Черешне принеси ужин в комнату. Я его предупрежу.
— Хорошо, сэр.
ххх

— Браво! – сказал Ким, хлопая в ладоши, когда Клео вошла в кабинет. У девушки были мокрые волосы после душа. Футболка и шорты были надеты на голое тело, не скрывая всех прелестей ее тела. – Я видел его смерть по Сети, никто не смог бы справиться лучше.
— Спасибо, — улыбнулась Клео, но ее улыбка показалась Лемперу прохладной. – На самом деле ничего особенного. Бывали задания посложнее.
Ким погладил указательный палец на левой руке, под который был замаскирован ствол пистолета.
— Может быть и так. Не всегда ведь им быть сложными.
— Ты прав. Но это случается редко.
— Уверен, ты проголодалась. Как насчет ужина?
— С удовольствием.

Они поужинали в окутанной полумраком гостиной при свете декоративных, приятно пахнущих свечей. Ким шутил, Клео смеялась его шуткам и поднимала тосты. Они выпили две бутылки вина, и Лемпер расслабился.
За ужином между ними исчезла всякая формальность, Клео общалась с Лемпером непринужденно и расковано.
— Если честно, я бы немного отдохнула. Ты умеешь делать массаж? – Девушка потянулась, как бы невзначай проведя рукой по груди и шее.
— Делал когда-то. Не уверен, что выйдет хорошо.
— Сделай, как сумеешь.
Ее улыбка вновь показалась Киму лишенной теплоты, но он решил, что, видимо, характер у нее меланхолический, такая же и улыбка. Но это вовсе не значит, что девушка его обманывает. Клео незачем было ему лгать, Ким это чувствовал даже затуманенным от вина мозгом.

Она встала из-за стола, Ким вытер рот салфеткой и последовал за ней.
Не включая свет, девушка подняла руки и стянула через голову майку. Она повернулась к Лемперу, подойдя вплотную. Ким ощутил головокружительный запах ее тела.
— Что ты делаешь? – спросил он, отстранясь.
— Я же вижу по глазам. Ты желал меня с момента моего приезда.
— А ты сама?
— Будь я против, то пожелала бы тебе доброй ночи еще за столом.
Рот Кима раздвинулся в широкой улыбке победителя. Враг повержен, и эта прекрасная валькирия принадлежит ему. По крайней мере, этой ночью.
Он сбросил с себя рубашку. Прежде чем последовать за Клео в кровать, он поставил вживленный в руку пистолет на предохранитель.

Когда момент блаженства прошел, и сердце Кима давало о себе знать мощными редкими толчками, Клео выскользнула из-под одеяла.
— Куда ты? – спросил Лемпер и удивился, услышав свой голос – расслабленный, полусонный.
— Одеться.
— Зачем? – не понял Ким, но его тут же ослепил вспыхнувший свет люстры.
Клеопатра стояла перед ним, нагая и прекрасная, как богиня, направив на него парализатор.
Лемпер принялся судорожно нащупывать на «фальшивом» пальце предохранитель, но девушка уже нажала на курок. Голубой луч отбросил Кима на кровать.
На всякий случай она выстрелила повторно.
Повернув Кима лицом вниз, Клеопатра сцепила ему запястья наручниками и принялась одеваться.

Спустя сорок минут к вилле комиссара подъехал глайдер. Виршевич увидел его в открытое окно и вышел во двор с двумя полисменами.

Они вытащили с пассажирского сиденья полуголого Кима. Лемпер все еще не мог двигаться. Однако он был в сознании, в неподвижных глазах застыла ярость и бессилие.
— Все сделано, сэр, — доложила Клео.
Комиссар кивнул.
— Отличная работа, Клеопатра.
Они пошли в дом, по дороге девушка передала ему крохотные диски с записями подслушивающих устройств, расставленных ею в кабинете Лемпера и в его спальне.
— Что с хакером?
— Ушел. Должно быть, понял, кто я такая.
— Ничего страшного, — сказал Виршевич, — разыскать его не составит труда.
Войдя в прихожую, Клео сразу направилась в туалет. Подняв майку с правого бока, она нажала на то место, где у людей располагается печень, и утопила едва заметный штырек. Тут же ее согнуло пополам, изо рта, вместе с вином, выплеснулись куски непереваренной пищи.

Клеопатра вытерла рот полотенцем, автоматическим движением поправила перед зеркалом волосы и нажала на педаль. С ревом зашумел слив.
В гостиной на первом этаже техники занимались демонтажом вживленного в палец Джерма Сандерса пистолета.


[1] сокращенное название Солнечной системы (от англ. the solar system)

Пулями и красотой: 37 комментариев

  1. 5 я Вам поставил. А можно теперь немного критики?

    «Подумав несколько секунд, он с помощью манипуляторов на большом и указательном пальце двинул вперед виртуальную пешку черного цвета.
    Он нажал кнопку внутренней связи.
    — Алекс, приготовь завтра обед на четверых и сервируй в зале.»

    «Он» и «он» слишком близко, ИМХО.

    «- Не сомневайтесь, мой друг.»

    Лучше «друг мой», ИМХО.

    «скрывалась явно не плоская грудь, и отличное чувство юмора, две вещи — который он всегда ценил в женщинах.»

    Может заменить слово «явно»? И окончание в слове «который»

    «подумал Ким, снимая манипулятором с шахматной доски выигранного слона. Компьютер вытянул голографическую руку и сделал ход ладьей»

    У Кима манипулятор, а у компа – голографическая рука. Лучше уж вообще уберите эти подробности.

    «За поясом у одетой в комбинезон цвета хаки девушки было автоматических пистолета с глушителями.»

    2, 3, 4? Скока пистолетов-то?

    «на экране мелькнуло лицо Виршевича с испугом в остекленевших глазах и двумя окровавленными отверстиями на рубашке. Третья пуля угодила ему в лоб.»

    Представьте себе траекторию полёта пуль: из-за вэб-камеры? Он сидел лицом к двери? А как у Вас стоит комп?

    «на Кима смотрела липшая к ткани влажная грудь»

    Скажем так, это Ким на неё смотрел, а грудь могла привлекать внимание, дразнить, радовать глаз, возбуждать – в данном контексте.

    «- Спасибо, — улыбнулась Клео, но ее улыбка показалась Люцию прохладной»

    А Люций – это кто? Я что-то пропустил?

    «Они поужинали в окутанной полумраком гостиной при свете декоративных, приятно пахнущих свечах.»

    Свечей. Или просто – при свечах.

    «Не включая свет, она подняла руки и стянула через голову майку. Она повернулась к Лемперу, подойдя вплотную.»

    Она, она…

    «Повернув Кима лицом вниз, Клеопатра сцепила его неподвижные руки наручниками и принялась одеваться.»

    Руки наручниками – масло масляное.

    О сюжете и логичности – разговор особый.

  2. Критики можно сколько угодно, даже приветствуется. Только вот 5 зачем тогда поставили? Не думаете, что между Вашей оценкой и количеством критики наблюдается существенное расхождение?

  3. 5 за то, что понравилось!
    Критика — не оценка на уровне «нравится — не нравится», а рядовой разбор с последующим извлечением (надеюсь) урока. А критики было чуть — «блохи», «блохи»… Или Вы воспринимаете указание на рядовые ошибки как критику? Ну, опечатки, ну слово пропустили… В редакциях есть на то редакторы и корректоры. Думаете в редакции поступают отшлифованные и вылизанные тексты?

  4. Нашел в Ваших замечаниях пару действительно крупных ляпов — правил, когда уже было за полночь, глаз, видимо, замылился. Отправил новый текст на утверждение. Благодарю.

  5. Ну, Вы уж извините, что заставил так поздно работать! Я ведь из самых благих побуждений. Поясню: на этом ресурсе, на мой взгляд, Вы самый сильный автор в жанре фантастики.

  6. А я и не жалуюсь. Глаз у меня ночью замылился — до того, как я выставил сюда рассказ, так что Вы здесь не причем. Вам спасибо за комменты. А насчет того, что сильный…приятно, что Вы так думаете, только, у меня сложилось впечатление, что здесь в фантастику выкладывают фэнтези. Хотя, надо получше побродить по этому разделу, может и твердую НФ найду, пока только ориентировался по названиям, да зашел на пару текстов.

  7. Хорошо!! Получил удовольствие. Рассказ, действительно, «на уровне». Замечаний нет.
    Разве что не соглашусь с тем, что человек сможет выиграть у компьютера в шахматы в будущем 😉

  8. Хорошая фантазия, я бы так не смог.Текст требует доработки.Спасибо.С уважением.Ворс.Собеседница.

  9. Получился замечательный фантастический детективчик. Читается легко. Пять! С ув.

  10. Уважаемый автор Antol!

    Ваш рассказ «Пулями и красотой» принят для оценки и обсуждения Литературным жюри 01.07.09
    ______________________________________________________
    Председатель Литературного жюри quentin

  11. Quentin, спасибо, но не думаю, что из этого что-то получится. Этот рассказ больше развлекательный, без особо интересной или новой идеи.

  12. Antol, а это не моя номинация, я просто выполнил свою работу. Почитаю чуть попозже, с удовольствием. У Вас много интересных идей. После Вашего Ноутбук Сапиенса я придумал своего Модератора 🙂

  13. Quentin, читал первую часть Вашего модератора, но связь между ним и «Ноутбуком Сапиенс» что-то не улавливаю… 🙂 Кстати, а не знаете, почему раньше уведомления о новых отзывах приходили на почту, а теперь перестали?
    Спасибо.

  14. Насчёт сообщений — это нужно Админу наябедничать, он посмотрит. Может быть и соскочило что-нибудь всвязи с переездом…
    А связь есть, Antol, во второй части. Только она (вторая часть) раза в три больше первой 🙂

  15. Андроиды, которых тошнит — лишь одно из достоинств текста!) «Нормальное» имя «Влад» сразу напомнило Влада с моей работы, что я также склонен относить к достоинствам произведения. На этот раз я всё одобряю. Почти. Ошибки-улыбки:
    «что это дело рук беглых зэков в Земли» — «с Земли»;
    «пластиковый пузырек СС «Редикумом»» — я не знаю, может, так и надо?
    «двумя окровавленными отверстиями» — гм… обычно эпитет «окровавленный» используется по отношению к предмету или лицу, но вот к отверстиям… я считаю, что нельзя, но тут не уверен…

    ЗЫ Можете, когда захотите!

    ЗЗЫ а я всё же считаю, что улыбка — это улыбка, а смех — это смех, и первая вторым не может быть даже в sci-fi («Улыбка Фортуны оказалась издевательским смехом»)…

  16. А вот это мне понравилось. Местами больше похоже на пародию, но очень интересно. Захватывает.

  17. Ну и славно 🙂 . Редакторы двух журналов его зарубили, как безнадежно банальный детектив. Но рассказ мне тоже нравится.

  18. Наконец нашел время — и прочитал. Интересно, хотя и подозревал — сучка подставит(название)))
    Блюющий андроид- интересная находка)) Можно было для дамы еще придумать имитацию опьянения))
    Короче, мне понравилось!
    К сожалению не могу (по непонятным мне тех.причинам) прочитать второй рассказ — просто не открываются странички кроме первой((

  19. В последний раз гран-чел тут был оочень давно. Порекомендуйте свой рассказ для оценки в литжюри. Там по нему пройдутся еще и не так.

  20. Прочитал с интересом. Хотя комменты прочитал раньше) Что я могу сказать? Так категоричен, как издательства, я, пожалуй, не буду. Но рассказ, на мой взгляд, всё же, стандартен. Никаких новых, неординарных ходов ни в фантастике, ни в детективе. Если бы подобный рассказ написал уже зарекомендовавший себя фантаст, я бы сказал: «Фи!». Но Вам, как начинающему, ставлю твёрдую четвёрку.
    Да, чуть не забыл)
    «…выиграл три партии из пяти, а две закончились патом
    Что-то неладно в построении окончания предложения.

  21. @ Persevering:
    Некоторые рекомендуют. Правда там нет гарантии, что Вам напишут отзывы. Это случается редко, обсуждение закрытое, но Вы попросите, некоторые члены жюри, может быть, напишут Вам в отзывы. А насчет рекомендации самого себя, то Вам же важно не в топ попасть, а получить разбор? Так и напишите. Хотел бы, мол, услышать мнение жюри и получить Ваши отзывы. Это нормальное желание.

  22. Интересно написано, сюжет захватывает… Мне — нравится! То, что масса несогласованных членов…(имею в виду, членов предложения, вы догадались…), ошибок стилистических, хотя и не очень вульгарных — это не беда! Если хотите, я могу исправить грубые недочёты… Чисто с точки зрения корректора! А вот стиль сам и сюжет я бы изменять не стала — всё здорово! И тому, кто врёт, что «ничего нового не увидел», нужно задать вопрос: » Может, и стихи о любви вообще запретить? И так всё ясно: сердце колотится, дыханье спирает, он хочет, а она не даёт. Или наоборот…» Я, лично, такой фантастический детектив читаю впервые. Или боевик? Вообще, какой-то неизвестный науке «зверь»… «Пять».

  23. @ ulanova:
    Спасибо Вам за положительный отзыв. Этому рассказу уже сто лет в пятницу, так что над исправлением трудиться не стоит) тем более, предпочитаю исправлять сам, сделаю на досуге.
    Приглашаю Вас к себе в блог, думаю, найдете там что-то для себя интересное http://antol.bloglit.ru

Добавить комментарий для Юрий Антолин Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)