Письмо

Он подошел к машине, щелкнул брелком сигнализации и уже хотел открыть дверь, как вдруг заметил под одним из дворников на лобовом стекле белый конверт. Это показалось ему весьма странным. Что бы все это могло значить? Что за глупые детские игры? Перегнувшись через капот, он вытащил конверт. Обычный белый конверт, на котором не было указано ни имени отправителя, ни получателя. По диагонали через всю ширину конверта аккуратными печатными буквами была выведена одна-единственная надпись: “Содержание воздушных замков обходится слишком дорого…”. Эта фраза показалась ему знакомой, словно он уже слышал ее когда-то, но никак не мог вспомнить, где и от кого.
Еще немного повертев в руках конверт, он лишь пожал плечами и сел в машину. Некогда сейчас было решать эти головоломки и читать письма, он и так уже страшно опаздывал. Самолет улетал через два часа, а до аэропорта по этой ужасной дороге еще нужно было добраться. Кинув письмо в бардачок, он завел машину и сорвался с места.
В столь ранний час в городе еще не было пробок, и он достаточно быстро добрался до места назначения. Припарковал машину на стоянке и влетел в здание аэропорта. Поискав по залу ожидания глазами, он понял, что это бесполезное занятие – в этой людской толчее ему никогда не найти ее. Набрал номер ее мобильного. Через несколько гудков в трубке раздался знакомый голос: “Я возле стойки регистрации.”
— Тебе не стоило приезжать сюда, — ее голос звучал как-то сухо и резко. Она даже не поздоровалась, не улыбнулась, не сделала и шага ему навстречу.
— А, может, ты все-таки останешься? Зачем тебе все это надо? – предпринял он робкую попытку в очередной раз отговорить ее от этого безумного шага. Он уже со счета сбился, сколько раз за последние сутки ему приходилось повторять эту фразу. Но она была непреклонна.
— Назови хотя бы одну причину, по которой я должна остаться?
Ему показалось, что голос ее дрогнул. Было в этих словах нечто неуловимое, какая-то надежда. Она словно чего-то ждала от него… Но чего? Разве его приезд сюда еще не доказывает всей серьезности его намерений? Разве не этого решительного шага она требовала от него?
— Здесь вся твоя жизнь. Здесь…
— Все хватит, — оборвала она его, – не трать напрасно свое красноречие, оно тебе еще пригодится… Я уже все давно решила. Тут меня больше ничего не держит.
Она засмеялась, словно пытаясь саму себя убедить в правдивости этих слов. Смех всегда помогал ей прятать свои истинные эмоции, выручая в самых безвыходных ситуациях. Но сейчас и ему было не под силу скрыть всю ту бурю эмоций, что буквально раздирала ее изнутри.
— Очень жаль, что ты так ничего и не понял.
Они стояли друг напротив друга и молчали. Слова уже были не нужны.
Она сделала несколько шагов к нему. Взяла его за руки, ощутив их тепло. Она знала каждую трещинку, каждую линию на его ладонях. Любила просто гладить их кончиками своих пальцев, не произнося при этом ни единого слова и ощущая, как кровь начинает сильнее стучать в висках. Встретилась с ним взглядом. В его глазах блестели слезы, показавшиеся ей в данный момент лишь злой насмешкой судьбы. Было уже поздно что-либо менять, назад дороги больше нет.
Она чувствовала, что все это в последний раз – и тепло этих ладоней, и блеск этих карих глаз, и эта очаровательная по-детски наивная улыбка, и аромат его туалетной воды, перемешавшийся с запахом сигарет… Чувствовала и старалась продлить эти мгновения, удержать их в памяти. Еще каких-то полчаса, и самолет унесет ее отсюда, туда, где не будет его, не будет боли, где останутся лишь воспоминания о тех днях, что они провели вместе. О самых счастливых днях в ее жизни…
Она встряхнула головой, словно пытаясь выйти из оцепенения, схватила сумку и, развернувшись, быстрым шагом направилась по коридору.

Письмо: 2 комментария

Добавить комментарий для ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)