Алексей Михеев – Опекун времени

«Ввек не забыть Кремля. Он рассказал мне быль
О жизни и судьбе Стефановой Елены…
Опальный гроб её я оросил слезою,
И рассказал моей души мечтою,
Как Русь для счастия Молдавии льёт кровь».
(А. Хашдеу, «Могила волошанки в Москве»)

Арварак, мускулистый 32-летний брюнет высокого роста, сильно толкнул стилизованную под старину – об этом свидетельствовал именно тот факт, что нужно было открывать вручную – входную дверь компании «Ваш сезон». В центре блестевшей полированной поверхностью двери находилась эмблема фирмы – неторопливо вращающийся голографический круг из четырёх сегментов (красного, жёлтого, синего, зелёного), символизировавший смену времён года. В сочетании с дверью, он, видимо, был призван наглядно проиллюстрировать связь прошлого с настоящим. Со скрипом, совершенно очевидно усиленным скрытыми где-то под обивкой динамиками, дверь всё же легко подалась. Не могут без дешёвых эффектов эти чёртовы темпоральные монополисты!
За дверью в просторном коридоре белозубо просияла улыбкой сделанная из первоклассного валлиранского металла вставная челюсть времяпродавца, привлечённого, очевидно, ещё звуком посадки:
— Хэллоу! Чем я могу быть вам полезен? Я – Вэруламиан Пятый.
Арварак пояснил:
— Хэллоу! Арварак меня зовут. Я по делу.
— Пройдёмте в приёмную для гостей…
На ходу визитёр обронил:
— Расскажите мне о вашей компании и об услугах, предлагаемых в этом году, — дверь комнаты для гостей оказалась традиционной – автоматической. Конечно, Арварак уже знал самое главное – перед визитом сюда почерпнул информацию из великолепно оформленной страницы терранета. Просто за годы заколачивания деньги на Большом спутнике Серой Тени он настолько соскучился по общению с живыми людьми, а не голографическими 3D–проекциями, пусть даже и с псевдонатуральными запахами, что готов был благодушно выслушать даже трескотню зубастого времяпродавца. Тем более, не должно было быть расхождений между рекламой и реальностью – за этим тоже следовало проследить.
— Прошу вас! — указав на кресло с резной спинкой, толстяк уселся напротив гостя. Их разделял стол – на вид страшно древний. Арварак оглядел помещение и приготовился внимать. Он не стал подробно разглядывать антикварную или синтезированную под антиквариат мебель, равно как и дорогущий роботокомпьютер Сервис-макс, что одиноко притулился без работы в углу, и растянувшуюся на полу скалившую клыки шкуру не известного Арвараку, но, по-видимому, давно вымершего земного животного.
— Не хотите ли вина? — профессионально суетился Вэруламиан.
— Благодарю вас, лучше сразу к делу.
— Тогда, с вашего позволения, начну с лёгкой предыстории. С появлением темпорально-визуального наблюдения открылась возможность не только стопроцентно достоверно дублировать в настоящем отдельные элементы прошлого, но и продавать право «опекунства» над отдельными историческими эпохами, чем наша фирма, хе-хе, и воспользовалась. В наши дни почти что все научные разработки и исследования ведутся на коммерческой основе – благодаря содействию меценатов. При бесконечном количестве дёшево и легко терраформируемых планет, — механическими движениями повторяли заученный текст довольные пухлые губы, — наличие которых, как вам известно, позволило войнам уйти в прошлое, а «вселенскому социализму» – расцвести, в наше время уже можно не опасаться возможных научных достижений или открытий. Делить ведь уже нечего, люди и так счастливы. Впрочем, некоторые ограничения всё же имеют место: так, разрешены работы только с прошлым Земли, поскольку только история планеты–матери цивилизаций практически прекратила свой ход после Переселения. Риск, связанный с возможностью повлиять на прошлое и изменить там что-либо, крайне низок. Звание опекуна почётно, к тому же преисполнено значения – опекун отвечает за финансирование и ход работ по исследованию какой-либо эпохи, которая отныне именуется его сезоном. Сезоны привязываются к природным циклам для удобства и как дань сложившейся традиции. Опекун решает, что из прошлого синтезировать в настоящем, кто из людей прошлого получит новую жизнь в клонированном виде в настоящем, какие объекты духовной и материальной культуры будут восстановлены; он же имеет право как угодно распоряжаться полученным. Также эта должность связана с большой ответственностью – прежде всего перед потомками. Но это и ответственность перед настоящим – мало ли, чьего клона можно из прошлого призвать?.. Не говоря о страшном искусе повлиять на прошлое… хотя это невозможно в принципе при высоком уровне функционирования нашей темпоральной полиции. — толстяк прервал поток красноречия, облизал губы и в упор посмотрел на Арварака. — Какое время будем опекать?
— Вы так уверены, что такова моя цель? Почему?
— Опыт. К тому же случайные люди сюда давно не заходят. Любопытным хватает терранета… Двадцатый век уже весь раскуплен, говорю сразу, так как он – самый популярный. Люди любят острые ощущения… Но есть ничуть не менее интересный девятнадцатый! Сезоны все, кроме лета, извините.
— Мне – самое раннее из возможного. И, если можно, – Россия, точнее – Русь… В общем, её территория.
Привычным молчаливым жестом подозвав роботокомпьютер, энергично подошедший к хозяину, Вэруламиан Пятый углубился в поиск, промолвив:
— Посмотрим, посмотрим…
Минуты через три он радостно оторвался от голографического имитатора и воскликнул, потирая руки:
— Ага! Есть! Нашёл даже пятнадцатый век! Конечно, лето и весна уже давно разобраны, но могу предложить зиму от 1479-го. Полный комплект времён года идёт от 1690-го. Но, к примеру, зима 79-го, 80-го, 82-84-ых и выше – не менее отличные сезоны! В пакете внесение в большую планетарную книгу терранета плюс присвоение сертификата подлинности.
— Я хочу стать опекуном зимы 1483-го.
— Отличное время, отличный выбор! 3066 территонов.
— С собой только немного лунных селенок – они в ходу у нас на спутнике Серой Тени. Не страшно? В пересчёте должно хватить.
— Ничего страшного, в нашем обменнике всё поменяют по выгодному для вас курсу. Обменник рядом, как только выйдете на улицу – сразу направо. Возьмите распечатку, по ней всё оплатите, и возвращайтесь сюда за подробной информацией. Пока скажу вам честно, что год мало примечателен для Руси. Его не сравнить, например, с осенью 1480-го, временем стояния на Угре, или с концом 1492-го со всеми победами над Великим княжеством Литовским, но всё же он не столь интересен только на первый взгляд. Кто ищет, тот всегда найдёт…

* * *

После посещения обменника в черноволосой голове Арварака мелькнуло было недовольство местным курсом: «И здесь дурят, сволочи!», но он вспомнил о приемлемой цене за само опекунство – как из-за сезона, так и из-за непопулярности периода в целом, и смирился.

* * *

Дома он распаковал запечатанный вакуумный пакет и тщательно осмотрел его содержимое, сверяясь с описанием комплекта поставки. Видеофильмы с эффектом присутствия, включая запахи – два нанодиска… Вот они, крохи. Фотографии, голограммы, мобилограммы, тексты, иллюстративный материал… Ага. Сертификат соответствия. Всё, вроде бы всё на месте. Ну и, конечно же, гарантия на год.
Теперь нужно было, выучив язык по сверхсрочной недельной программе, столь же тщательно изучить саму эпоху, дабы решить, кто будет воскрешён спустя тысячу лет в нашем «тысячелетнем Царстве».
Арварак просто пропал для всех своих друзей и знакомых на месяц: изучал все предоставленные материалы о той эпохе. Он сразу понял, что время это интересно в целом. Около того года – чуть раньше, чуть позже – происходила масса важных для Руси событий. Почти полное завершение объединения русских земель вокруг Москвы, выход Великого княжества Московского из-под ига Орды, многое ещё.
Всё было хорошо и интересно, всё поражало воображение и заставляло сердце сладко щемить в предвкушении встречи с минувшим воочию. Можно было даже восстановить кудрявого, бородатого и с грозными очами Иоанна Великого образца того года! Но спешить тут тоже было не нужно. Темпоральные инженеры и клонобиологи ждали указаний; сумму нужно было распределить таким образом, чтобы потом не жалеть – второй раз в «Ваш сезон» можно будет сходить лет этак через десять, не раньше.
Да, почти всё впечатляло одинаково сильно, и трудно было делать выбор, пока одно лицо… не историческое – простое человеческое, женское лицо не посмотрело голубыми печальными озёрами в объектив темпокамеры. Это лицо, эти озёра, эта фигура поразили его. Елена Стефановна, известная также как Волошанка, дочь молдавского господаря Стефана III Великого и киевской княжны Евдокии Олелькович, будущая княгиня тверская, покровительница тверских летописцев, мастеров художественного шитья, «жидовствующих» – это было просто восхитительно! Летописцы – прообразы будущих писателей, то есть людей, обладающих Органом, способным черпать из Волшебного Мира. Писатели с разными Органами приходят и уходят, и это хорошо, потому что Волшебный Мир вечен. Летописцы тоже наверняка имели в зародыше такие Органы.
Иоанн и Стефан утвердили свой союз союзом семейственным: второй предложил выдать дочь свою, Елену, за старшего сына Иоаннова. И вот эта чудесная женщина, Елена Волошанка, впоследствии пострадала даже не за свои убеждения, противоречившие официальным догмам, а просто от произвола новоявленного «самодержца», подстрекаемого супругой… Этого нельзя было изменить, но можно было отчасти восстановить справедливость – пусть хоть в каком-нибудь виде. Разумеется, не одна справедливость руководила Арвараком… В опекаемом году Елена должна будет обручиться с Иваном Ивановичем Молодым, сыном Ивана Васильевича и его первой жены Марии Борисовны (по слухам, подтверждённым темповизором, она была отравлена также в молодом возрасте), а в январе следующего – обвенчаться, чтобы потом родить неудавшегося наследника престола – Димитрия… Нет! Супругом её станет Арварак, хотя детей у них, к сожалению, не будет.
Он остановился подробнее на изучении деталей судьбы столь заинтересовавшей его фигуры. Он сам вполне отдавал себе отчёт в том, что Волошанка тянет его магнитом навстречу неизвестной судьбе, но уже не желал противиться этому. Легко любить того, кого нет рядом, и чем человек дальше – тем легче. Легко любить того, кто давно уже умер, и чем раньше – тем легче.
Почти так же сильно заинтересовала его и религиозная концепция, сторонницей которой она была. Ознакомление с деталями ереси «жидовствующих» в качестве психологической подготовки ко встрече с той, кого он искал всю жизнь и кого скоро должен был обрести, переросло в самоцель. Временами по ходу чтения первоисточников Арварак вдруг восклицал:
— Как это верно!
Или:
— Почему я сам до этого всего не додумался?..
Временами бубнил под нос, склонившись над сложными фразами «субботников» – последователей «жидовствющих» более позднего времени, о которых он искал информацию уже сам – так заинтересовала его эта тема:
— Субботник… Не паши, не сей, работник! Выбор твой – порно-субботник.
«Жидовствующие» же 15-го века, как он выяснил, отрицали монашество, церковную иерархию; высмеивали поклонение иконам, святым мощам, кресту (привязывали, например, кресты к воронам и отпускали их). Будучи строгими монотеисты, они не признавали божества Иисуса и полагали его сыном человеческим, пророком наподобие Моисея. Не верили они и в загробную жизнь.
Всеми душой и сердцем новообращённый радостно впитывал каждое из положений ереси.

* * *

Вскоре он был готов. Одну, впрочем, преодолимую трудность составлял тот факт, что в его сезоне Елена не была ещё в Московском княжестве и, следовательно, не попадала под юрисдикцию Арварака. К его несказанной радости, опекун другого сезона с радостью обменял её на Иоанна Великого зимы 1483-го, даже неплохо доплатил.
Всё прошло как по маслу. Благодаря уколам, Елена легко справилась с синдромом т.н. «future–jet lag». Она даже искренне полюбила мужа – их объединяло много интересов, начиная с общего вероисповедания. Лена часто улыбалась, бросая смелые взгляды голубых озёр. Занималась по дому, легко вникнув в обращение с кухнероботами. Рассказывала всё записывавшему Арвараку о своей жизни до клонирования. Араврак же поставлял ценные сведения в Научные Центры, откуда потом даже присылали премии. Денег хватало, тылы были обеспечены и можно было возвращаться на заработок на Большой спутник Серой Тени, чтобы через месяц вернуться к жене.
Елена выучилась управляться по дому лучше многих современных Арвараку дам, поэтому, едва лишь его отпуск закончился, он с лёгким сердцем покинул её на месяц.

* * *

Арварака повысили – в новом цеху, где он был заместителем начальника, уже не приходилось всё время быть одному. На работе он часто замирал с улыбкой на устах, вызывая понимающие переглядывания коллег по цеху. Все знали: дома его ждёт молодая жена-красавица из прошлого, пусть это и всего лишь клон. Никакой дискриминации по отношению к клонам давно уже не было. И первые полмесяца прошли в сладком предвкушении его возвращения домой.
Что же изменилось за другие две недели?.. Внешне всё было как прежде, каждым вечером он спешил отписаться жене о событиях за день по стеллопочте, но в душе стало как-то… пусто. Вначале он не понимал причины этого. Потом начал замечать изменения в тоне её звёздных писем. Появилось слишком много требовательности, неумолимой подозрительности… И эта требовательность росла до астрономических размеров, будто бы согласуя свой рост с расстояниями, которые письма преодолевали на своём пути. Его это уже злило. Было совсем не весело.

* * *

— Привет, родной! — Волошанка бросилась на мускулистую шею. Арварак приобнял её, оставаясь безучастным внутри. Она пока ничего не чувствовала. Это было хорошо. Для них обоих.
— Жди меня, я приму «насыщающий»душ – и тут же вернусь! — всё то же стройное тело, аппетитная задница… Но чего-то не хватало.
«Не такая уж она и красивая… — подумалось Арвараку. — А ересь эта… Что со мной было? Всю жизнь православный христианин, и вот – на тебе! Пустая, хоть и красивая конфетная обёртка. Внутри неё – только воздух. Пшик! – и нет ничего…»
— Так же и любовь — негромко добавил он вслух с горечью.
Арварак набрал телефон конторы распылителей.
— Алло? — ответил грубый голос бывалого работника клономясного отдела.
— Надоели постоянные расспросы и моя тупая ненависть…
Она ещё не вышла, а он уже давал отбой второго звонка. Арварак звонил в «Ваш сезон»:
— Проект неудачен. Она мне надоела. Это гарантийный случай? Чудненько. Попробуем 1484-й. Хочу попробовать Софью Фоминичну Палеолог.

Автор: Алексей Михеев

Я пишу, сколько себя помню, предпочитаю жанр фантастикопостмодернизма (авторский термин). Есть у автора и одна непростительная слабость — считать себя писателем. Сильнее всего на меня повлияли: ПЛЕБС (Пелевин, Лукьяненко, Ерофеев Венедикт, Булычёв, Стругацкие)... Автор — многократный участник теологических экспедиций.

Алексей Михеев – Опекун времени: 51 комментарий

  1. В книжных магазинах будет спрос на твои книги, не сомневаюсь! )

  2. интересно намешано — история, фантастика и любовный роман с княжной, по сути ничем неотличающейся от обычной влюбчивой девицы. границ нет вообще — ни исторических, ни моральных. а что, клона Елены уничтожают потом? не возвращать же её в прошлое?

  3. оооочень интересно. я прибалдела, ОГА. начало смахивает на стиль Брэдбери. мило-мило

  4. Лешк, я не очень люблю фантастику, но пишешь ты охеренно! Реаально здрово! 😉

  5. мне понравилось! осмысление пространства и времени, жизни и виртуальной реальности — во все времена актуально, особенно сейчас, когда мы можем да и уже теряем себя, свою суть. Алексей, Вы большой молодец!! С удовольствием почитаю другие ваши произведения.

  6. Здорово!!! Твоей темпоральной фантастикой можно зачитаться) Все так живо представляется) Ну и идея, конечно, классная!

  7. Рассказ отличается от того, что, я помню, было у тебя на «прозе.ру» год назад (я читал, насколько помню, пьесу у тебя). Я, конечно, не могу делать такие «разборки», скажу, или оценю, понравилось. Правильно ты сказал, трудолюбие привлекает читателя. И добавлю от себя: талант. Удача — приложится.
    Пятёрочка!

  8. Что-то тут с сервером, и он всё время спрашивает свою спамозащиту: «Сумма девятка и 10 будет: ?»
    Слава богу, это я сумел сосчитать!)
    Сенкс за каммент.

  9. Так сложно…
    Так просто…
    Не очень воспринимаю эти термины из будущего,
    но идея класснявая…

  10. О дааааа!!!! Это знатно! Беру свои слова назад про бледные сюжеты) 5 баллов!

  11. Хорошо. Здорово экстраполирован потребительский синдром в будущее. Удачный синтез истории и фантастики … Ну, раз уж правила разрешают выдвигать члена жюри, тоопробую механизм кликания (самовыдвижение автора в форуме видел :).

  12. Написано профессионально. Читается легко, хотя литературу фантастического жанра читала очень давно. Мне понравилось. Ставлю Вам пятерку. С уважением, Светлана.

  13. Не хватает искренности. Не пережито. Слишком ровно. Как будто выбираете понравившийся клубок ниток и механически разматываете его. И нить есть, и развитие есть… только не понятно зачем.

  14. Идея хорощая! Воплощение идеи немного слабоватое, по моему мнению. В целом тянет на твердую четвёрку с плюсом.

  15. Всё, вроде, хорошо — идея, сюжетная линия, манера письма… но рассказ отчего-то оставляет равнодушным, образы в голове не возникают …всё как-то слишком размеренно и рассудочно. Не хватает жизни. Не хватает, даже не окончания, а развития событий, более глубокого — почему вернул, о чём думал. Так, чтобы и читателю стало понятно и захотелось вернуть княжну. Не прожил я рассказ. Мёртвый он …словно каких-то одного-двух мазков не хватило.

    —————————————————————————————————————————
    Ну, во всяком случае, я так думаю…)

  16. Всё, что нужно, уже сказал по этому поводу Борис Стругацкий:

    «Способность получать наслаждение от текста – дело сугубо субъективное и индивидуальное, а потому все литературные споры осмысленны только тогда, когда имеют целью обмен мнениями, но никак не попытки (совершенно безнадежные) переубедить соперника. В известном смысле не существует плохой и хорошей литературы, существует только литература, которая нравится или не нравится. Каждому – свое. Настоящий Судья у книги один – Его Величество Время, а все прочее – от лукавого».

    Поэтому добавления Лукьяненко («Критик – человек, указывающий мне, как бы он написал мои книги, если бы умел писать…») необязательны))

  17. @ Алексей Михеев:
    Леха! Где бы я еще нашел таких слов?
    Именно это я и хочу сказать часто, … да, именно Я!

  18. Алексей Михеев написал:

    Поэтому добавления Лукьяненко («Критик – человек, указывающий мне, как бы он написал мои книги, если бы умел писать…») необязательны))

    Лёха, обьективности ради добавлю, что эта фраза принадлежит Карелу Чапеку, и в оригинале звучит так: «Критиковать — значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.»
    Ну, а с Борисом Натановичем не согласиться невозможно))

  19. @ Алексей Михеев:
    Так а я ни на что и не претендую) Я и высказываю своё чисто субъективное мнение) А кто-то поступает по другому?)

  20. @ Рамантег:
    Да, видимо так. Это из его видеоинтервью для Рамблера я взял, а он не указал первоисточник.

    Persevering написал:

    @ Алексей Михеев:

    Так а я ни на что и не претендую) Я и высказываю своё чисто субъективное мнение) А кто-то поступает по другому?)

    Ты — да, а я просто объясняю, почему не хочу никого переубеждать несмотря на кардинальное несовпадение моей точки зрения на обсуждаемый вопрос.

  21. @ Алексей Михеев:
    Алексей, конечно, только времени подвластно все. «Время нас рассудит, время выше судеб» — это слова из песни. И только оно сможет решить, какое призведение будет жить вечно, а какое канет и исчезнет навсегда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)