жизнь. Лос Анжелес 2007.

Телефон задрожал около уха: « Пам-парарам-парарам…!!!!!Тада-да-да-да-да!!! Back in Black!!» Тяжелая артиллерия для спящего человека. Я открыла один глаз: на моей голове и груди лежали Сашкины руки, она сопела мне в подбородок. Уууууу… Как тяжело вставать… Я с силой столкнула Сашку со своей половины, но она даже не проснулась. Мы спали вместе на кровати, которую великодушно уступил нам Женька , а он спал на полу, как пес. Простыня вся собралась в ногах, она всегда скользила по кровати. Про шелк придумала Сашка, мне он не нравился. Но я ей это не говорила. Мы вообще тихо ненавидели друг друга. И практически не разговаривали. По правде сказать у нее было больше власти: квартира Женькина, а она его родственница. И хоть я и платила за это жилье, они делали что хотели. Я засунула руку под кровать, ища кружку: опять нет! Мне хотелось задушить Сашку. Она упорно, день за днем доставала мою кружку из -под кровати, выливала из нее чай, и я не понимала зачем. Наверное, так она порядок наводила. Опять утро без чая… Надо вставать, работа не ждет. Я быстро надела нашу фирменную рабочую одежду, достала с балкона свои вонючие кроссовки, натянула на глаза кепку «Бургер Кинг» и полетела по мокрым звездам к только что открывшемуся метро…
Метро… Очень дорогой вид транспорта. Я делаю две пересадки, еду по трем линиям. И на каждой линии покупаю билет за три доллара. Поезда ходят каждые пятнадцать минут! Сегодня не успела… Значит, опоздаю на работу. Людей практически нет. Я запрокидываю голову и тут же засыпаю. Однажды я так проехала свою станцию, но обычно какая-то сила будит меня именно тогда, когда нужно.
В обеденный перерыв я как всегда поглощаю вкуснейшие гамбургеры и запиваю шипучей колой. Рядом со мной сидит Мэг, моя сотрудница-мексиканка. Очень крупная. Очень толстая. Просто атомная станция… Она ест трехэтажные фирменные бургеры, салат, куриные поджаренные шарики и изо дня в день капает мне на мозг. Я знаю наизусть: ей девятнадцать лет, у нее двое маленьких детей, муж-алкоголик и бузотер, который каждый вечер мутузит ее, родители давно на небесах… Сегодня снова приходится делать печальное лицо с опущенными уголками рта, слушать и кивать в такт… Она наконец-то заканчивает: «Зато через три дня у меня отпуск. Может, съездим куда с мужем»-она мечтательно смотрит куда-то сквозь меня… Потом набирает номер на мобильном: «Привет! Как ты, любимый? Я тоже тебя люблю…» Три дня… Три дня… Вчерашний разговор с Женькой! А! Как я могла его забыть!!!! Обед закончился. Я так и не успела что-нибудь придумать… «НЕКСТ КАААСТ!!!!»-кричу я улыбаясь. Сегодня очень много покупателей, но с ними легко. Я стою на кассе и принимаю улыбку за улыбкой. Американцы… милые и доброжелательные. Убеждаюсь в этом каждый день. Некоторые даже успевают спросить откуда я, дают несколько советов. Даже комплименты делают. Весьма общительная нация. Фух. Только ноги устали, кроссовки жмут. Подходит менеджер. Чусак.Он кореец. С хитрыми маленькими глазками, очень смазливым морщинистым лицом. Чусак худой и старый и отчего-то не благосклонен ко мне. Он протягивает наш рабочий скедал и произносит: «Я поменял тебе часы работы. Завтра начинаешь в пять вечера, заканчиваешь в два ночи. Так надо. Подпиши вот здесь…» Это был удар ниже пояса. Спорить бесполезно-Чусак не ломается. В некотором роде он бездушный. Я могла бы упасть на колени и ронять слезы на его рваные ботинки, он бы даже не заметил этого. Завтра я не доберусь до дома. Метро закрыто в два часа ночи. Чусак развел руками и посоветовал найти жилье поближе. Советчик…
Закончила работу я совсем удрученной, но сдаваться и плакать почему-то не хотелось. Я думала, что до «смерти» осталось уже два дня и представляла, как сплю на лавке с грязными бомжами-неграми и как нас гоняет полиция. Вечер дышал жизнью, улыбками, добрый ветер забирал плохое настроение, уносил куда-то. Город греет меня любовью. И я тоже люблю этот город. Обожаю…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)