Крылатый конь из небесного сада. Глава 2 (ч. 1)

– Чужак! Чужак! Чужак! 

Так Йило победил состязание. 

 

*** 

По хорошему, Лоло должен бы был вскочить со своей постели и побежать к брошеной стоянке что есть духу, чтобы вернуть пряжку  мальчика из Высокого Дома на шест или даже прямо преследующим воинам в руки — и тогда ценой своей жизни спасти жизни остальных ромэн. Он ясно осознавал это, ощупывая злополучную пряжку кончиками пальцев, но не находил в себе сил: всё внутри стало хлипким и дрожащим, словно кисель. «Это ужас,» осознал он с удивлением. Прежде парень не знал особого страха, только осторожность и опаску, и гордился этим. Но никогда прежде не доводилось ему держать в руках саму смерть… 

Жизнь лагеря перевернулась на долгие дни. Стоило солнцу позолотить небесный край,  и рома прятались в лесных зарослях, ища спасения у извечного своего друга и защитника, вэшытко. Тут они ставили маленькие палатки, закидывая их ветками, и валились спать. Покой лагеря охраняли чуткие косматые псы особой, только у их народа встречающейся породы: большие достаточно, чтобы везти на себе детей, с челюстями, в которых им приходилось порой часами носить тряпичные люльки и которые могли дробить берцовые кости взрослых мужчин, молчаливые и умные, понимающие указания голосом и руками и знающие множество трюков. Впрочем, псам не приходилось сильно беспокоиться на своём посту: в отличие от народа дорог, «бэнги» боялись углубляться в лесные чащи. Они боялись вэшытко, считая его злым духом. Поэтому народ Лоло старался не щеголять своей дружбой с лесом. Это была одна из множества его маленьких тайн.

Ввечеру лагерь просыпался. Мужчины занимались иштросами. Дети рассыпались по кустам, собирая орехи и съедобные листья, под присмотром псов, которые одновременно старались держать малышей кучно, рычать на выглядывающих изредка из кустов зубастых бицдивилей (которых «бэнги» считали одной из ипостасей вэшытко и которые правда были злобны, а главное, падки до мяса человеческих детёнышей) и ловить по кустам длинноухих шошоев. Женщины варили каши и похлёбки из собранного детьми, подкладывая в котлы из своих запасов белый корень, мучнистый и хорошо набивающий животы. Ночью рома выбирались на дорогу и своим летучим, размеренным шагом покрывали расстояния, которое непривычные к пути «бэнги» могли преодолеть только на иштросах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)