Школа начала третьего тысячелетия.

А насколько лучшим был бы микроклимат в стенах построенных по описанному принципу учебных заведениях. Ведь мы бы получили почти однородные социальные группы, отношения между членами которых куда менее взрывоопасны, чем в разношерстной толпе. Посмотрите, с каким удовольствием, как правило, общаются между собой шахматисты, коллекционеры, любители подледного лова или авторской песни. А, когда рядом учатся те, для кого иностранный язык не нужен вообще и «тройка» по нему – предел мечтаний, и те, кто желал бы к семнадцати — восемнадцати годам хорошо знать пару — тройку основных европейских языков? А обучают их, с одной стороны, люди, приходящие на работу только из-за зарплаты, а с другой, — действительно профессионалы своего дела, отдающие детям все лучшее, что у них есть. Тут уж, извините, не до родства душ, не до плодотворной совместной работы на общий результат.

Естественно, эти строки не призыв к разделению сначала молодежи, а затем и общества в целом на раз и навсегда узаконенные касты. Напротив, автор движим желанием помочь в ближайшем будущем каждому ребенку получить необходимые именно ему знания и навыки, развившись в дальнейшем в действительно яркую ЛИЧНОСТЬ и в общечеловеческом, и в профессиональном смысле.

Новая система среднего образования должна быть очень гибкой, чутко с своевременно реагирующей на потребности отдельных граждан и общества в целом. В описанной выше схеме обязательно должна быть заложена возможность перехода учеников из заведения одного типа в другое при соответствии их тем или иным заранее известным требованиям и нормам. Как, впрочем, и при несоответствии тоже. Другими словами, если начал учиться в обычной школе, а через три-четыре года понял, что способен и желаешь большего – милости просим в гимназию. Но, если учишься в гимназии и потом оказывается, что не тянешь, — будь добр, освободи место более достойному. И все это при однозначно доброжелательном отношении со стороны окружающих. Это ведь не преступление, а всего лишь либо переоценка на каком-то этапе своих интеллектуальных возможностей, либо появившиеся со временем неполадки со здоровьем. Да мало ли еще какие причины.

Конечно, все вышеописанное невозможно претворить в жизнь за один-два года. Потребуются определенные финансовые затраты, серьезная корректировка учебных планов и программ и многое, многое другое. В том числе и формирование соответствующего общественного мнения. Но кое-что из уже имеющегося при небольшой доводке вполне ляжет в предлагаемую схему, многое можно сделать с очень небольшими материальными затратами. Нужно только захотеть. Результат же не заставит себя долго ждать. Ведь при первых признаках реальных сдвигов к лучшему появятся и дополнительные силы, и средства. В хорошее дело и деньги вложить не грех. Вот только тянуть долго нельзя. Слишком многое уже упущено. Не упустить бы все.

Такие вот получились небесспорные заметки. Очень хочется, чтобы они были поняты не как желание автора получить лавры разработчика новой системы среднего образования, а как приглашение к серьезному, конструктивному разговору. Необходимость в этом назрела уже давно.

Гомель, июль 1997г.

Школа начала третьего тысячелетия.: 3 комментария

  1. Разделение образования за рубежом, если я не ошибаюсь, применяется давно. Результаты, мягко сказать, положительные. У нас это, безусловно, нужно, но только не хотелось бы копирования один к одному. Для работы, бизнеса — огромный плюс. Но люди… такие скушные и с ограниченным кругозором…. Не перегнуть бы палку…

  2. Так вот и я о том же. Почти. Соединить бы лучшее из советской и, допустим, немецкой системы школьного образования… Песня получилась бы.

  3. А мне кажется, не лучше ли оборотиться на нашу российскую дореволюционную (1917 г.) гимназию, а из иных стран, я бы выбрала Англию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)