Реанимация.

© aneta77, 2018


Наконец – то  подключили  запасной    генератор  и   « ожил»  аппарат  искусственной  вентиляции  лёгких.  Теперь  можно  перевести  собственное  дыхание  и  дать  отдых  онемевшим  от  напряжения  рукам.  Мы  с  реаниматологом  долго  «дышали»   за  послеоперационного  больного   руками  с  помощью  реанимационного  мешка  АМБУ.  Кто  мог  ожидать,  что  РАО  ЕЭС  под  руководством   А. Чубайса  «вырубит»   за  долги   э\э,  не   принимая  во  внимание  то,  что  финансирование   всесоюзного   туберкулёзного  санатория  прекратилось  вместе  с  существованием   СССР.

Но  жизнь - то  не  остановилась.   Остановились  только  прачечная,  водозабор,  система  очистных  сооружений  и,  конечно,  аппаратура.  Но  никого,  кроме  врачей,  это  не  волновало.  Больного  мы  тогда,  к  счастью,  спасли.

А  сколько  таких  минут,  которые  решают   судьбу  человека,  выпадает  на  долю  каждого  врача!   Помню:  воскресное  дежурство  подходило  к  концу.  И  вдруг  к  крыльцу  приёмного  покоя  подъехала  наша  служебная  санитарная  машина,  вбежал  её  водитель  и,  задыхаясь,  сказал:  «Скорее,  в  машине  моя  жена  умирает!»  Я  выбежала  и  увидела  в  кузове  женщину  в  состоянии  клинической  смерти:  ни  пульса,  ни  дыхания,  зрачки  «расползлись»  во  всю  радужку. Мы  с  водителем  быстро  вынесли   женщину  из  машины  и  уложили  на  кушетку  в  приёмном  покое.   Я  начала  делать  ей  искусственное  дыхание  и  непрямой  массаж  сердца.  Уже  выбилась  из  сил,  когда  пульс,  наконец,  появился,  но  полноценное  дыхание  не  восстанавливалось.  Я  была  одна,  и  не  могла  даже  отлучиться  к  телефону.  И  тут,  какое  счастье (!) -   открылась  дверь  и  пришла  моя  смена,    врач  ЛОР.  Она  быстро  сориентировалась  в  ситуации   и   заинтубировала  пациентку.

Я,  сдала  затянувшееся  дежурство  и  вышла  на  крыльцо.  Там  сидел  муж  больной,  о  котором  в  суматохе  все  забыли.  «Как   она?» - с  тревогой  спросил  он.   «Всё  в  порядке» - коротко  ответила  я.   И  ни  он,  ни  его  жена,  учительница  нашей  школы,  никогда  не  узнали,  какая  беда  миновала  их,  благодаря  врачам.  Хорошо,  что  тогда  он  сообразил  везти  свою  жену  не  в  районную  больницу  за  12  км,  а  к  нам,  хотя  мы  не  должны  были  лечить  жителей  посёлка.  Но  нам  и  в  голову  не  пришло  отказать  умирающей  «чужой»  больной.  И  никакой  благодарности  мы  не  ждали.  Мы  выполнили  свой  профессиональный  долг.

Я  не  смотрю  сериалы  на  медицинскую  тему:  столько  в  них  глупости  и  пошлости.  Все  эти  минихалатики,  глубокие  вырезы,  из  которых  выпадает  грудь,  заигрывания  врачей  с  медсёстрами,  «пирушки»  в  ординаторских,  бесконечные  прогулки  по  коридорам  и  вокруг  больницы,  глубокомысленное  заявление    хирурга,  закончившего  операцию:  «жить  будет!».  Такие   режиссёрские  «находки»  не  имеют  ничего  общего  с  нашей  суровой  действительностью.   Однажды  на  реплику:  «хоть  бы  женщине  уступили!»  наш   хирург  ответил:  «Здесь  нет  женщин.  Это -  коллеги!»    И  был  совершенно  прав!

Популярность: 1%



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/12/reanimatsiya/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Радость жизни



Рубрики нет:  Письмо Сталину

Рубрики нет:  Ночной рейс.

Психологическая проза:  Меланома–2