Вознесение поэта Жмуркина

© Владимир Брусенцев, 2018


Нет, непризнанный поэт Иван Жмуркин, конечно, не собирался так рано покидать родную, хоть не очень уютную, Землю: столько нереализованных замыслов клубилось в его высоколобой голове, красиво обрамлённой золотисто-рыжими кудрями. Благодушный и расслабленный, он мирно шёл по упавшим листьям домой через притихший вечерний парк, на ходу дожёвывая хот-дог, из кафе, где посидел с друзьями по случаю получки, когда повстречался с этой невзрачной парочкой.

Судя по потрёпанной одежде и безжизненно-бледным лицам с потухшими глазами, им срочно нужны были деньги для новой дозы, но Жмуркин воспротивился экспроприацию своего кошелька, вполне отдавая себе отчёт в том, что месть грозной супруги Тамары будет пострашнее любых хулиганов. За что и получил пустой бутылкой из-под шампанского по голове от жаждущих кайфа.

И вот Жмуркин возносится всё выше и выше в бездонную голубизну октябрьского неба.

Растаяли суетливые фигурки озабоченных своим выживанием людей, и взору открылась грандиозная панорама осеннего пожара пригородных лесов, уравновешенная на горизонте приглушённым блеском уже остывших вод великой реки.

Благодушно-созерцательное настроение Жмуркина было прервано внезапным появлением чёрта с полупрозрачным телом.

- Э, уважаемый! А за что меня в ад, собственно говоря. На мне больших грехов нет.

- Ну, в ад или в рай - не мне решать. Это от Всевышнего зависит. Грешки же у тебя имеются – винопитие и прелюбодеяние с Колькиной женой Наташкой, например. А я просто твой личный чёрт-соглядатай. Веду учёт для твоих грехов для доклада на Страшном суде.

- Не понял, - удивился тщедушный Жмуркин, почесав свою изрядно растрёпанную ветром шевелюру. – Я про ангела своего знаю, а вот про чертей личных не приходилось слышать.

- Надо было больше читать, Жмуркин, не задавал бы сейчас глупых вопросов,- строго сказал чёрт. – Об этом говорит Мишна-Торе – древний свод еврейских законов.

- Однако, ты чертовски грамотен э…

- Гаврила. Кстати, зови меня лучше Лукавым или Бесом. Кто часто имя чёрта поминает, имеет большие проблемы, особенно с головой. Вот у Гоголя галлюцинации были, а Мопассан вообще в психушке в полном безумии дни свои многогрешные закончил.

- А что это у тебя, Гаврила, тело вроде немного просвечивает на солнце?

- Сотворил мне Господь душу и два тонких тела, а вот обычное и не успел. Как раз подоспела суббота, а в субботу мы, как известно, не ходим на работу. А потом и забыл доделать - текучка одолела. Это у вас, православных, выходной в воскресенье, а мы традиции блюдём свято! Грех в субботу работать, а ты, наверно, стишки свои по субботам про женщин легкодоступных писал, воспевал их срамные места. У меня всё записано! Ответишь за это на Страшном Суде! – пригрозил он длинным кривым пальцем с остроконечным ногтем, который сильно смахивал на коготь.

- А я ведь и про вашего брата – бесов - стихи слагал, - скромно потупил взор Жмуркин.

- Да, ну? Издевался наверно. Типа, мех на нас не такой как на норке – не играет, мол, совсем и улыбка не американская, - подозрительно прищурился бес.

- Да, нормальный у тебя мех, Гаврила, эксклюзивный, можно сказать, - заискивающе улыбнулся Жмуркин. - Сейчас уже норка – дурной тон. А улыбка у тебя чисто американская – не только дёсны видно, но даже гланды и трахеи.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/10/voznesenie-poeta-zhmurkina/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Стихи с юмором:  Юбилей



Рубрики нет:  Утренние мыслишки

Детективы, Рубрики нет:  Прогулка с ветерком

Фэнтези, Юмористические рассказы:  Даниэлла