Карий остров

© vel, 2018


Небольшое пространство во дворе помимо бани занимали старый коровник и обшитая черным толем избушка. За домом рос яблоневый сад – предмет зависти деревенских, как мне стало известно. Мир егерского двора, огражденный от внешнего мира, но являвшийся его частью, погружал в ощущение чьего-то загадочного присутствия.

Звали егеря Алексей Тимофеевич, но сельчане обращались к нему просто - Тимофеич. С первых минут он дал понять, что единственной страстью его был лес. Звери живут своей, особенной жизнью, и это увлекало егеря не меньше, чем астронома захватывает тяга постичь глубины Млечного пути. Он мог, сидя на печке, составить рабочий учёт нор, потому что знал, по каким тропам бегают лисы и барсуки. И хотя скрывал несколько для своего улова (местные и приезжие раскупали у него свежие шкуры, барсучий жир и выделку ондатры), он не испытывал сильный интерес к охоте как таковой.

- Я животных без причины не стреляю, - говорил егерь, оправдывая охоту бедностью и нуждой. Заработанные деньги он отсылал жене и дочери в город.

При всей колкости характера егерь не терпел одиночества и мечтал найти ученика. Потому предложение ввести меня в мир здешних лесов и живности вызвало у него живейший отклик. Егерь взялся обучить меня всем тонкостям своего мастерства и даже позволил ночевать в его черной избушке. Она с первого взгляда напомнила мне именно ту, что я воображал, читая в детстве волшебные сказки.

В охотничьем деле он не знал себе равных благодаря поразительному чутью. Находясь в лесу, егерь непостижимым образом освобождался от физической дряхлости подобно змее, сбрасывающей старую шкурку. А потом по-волчьи стремительно принимался искать следы. Быть может, потому так неизбежно и неосознанно егерь внушал к себе чувство боязни. Довольно было поймать на себе его пристальный взгляд, чтобы обжечься об окаймленные огненным контуром коричневые точки и почувствовать, какая странная сила таится в них. Встречи с егерем избегали многие охотники, при всем том у него имелись приятели, с которыми он вместе охотился и застольничал. Думается мне, на полотне его хрупкого мирка, где то горели звезды (он часто заговаривал о них) и шелестели деревья, то бушевала зимняя метель, разрастались черные островки одиночества.

В первые дни наших выездов тишина леса пугала меня. Когда я признался в этом егерю, он сказал мне, прищурившись:

- Бойся не леса, бойся людей…

Деревенские любопытными взглядами провожали мотоцикл, который каждое утро увозил нас обоих. Ездил егерь всегда разными дорогами – отправлялся в одном направлении, а возвращался в другом. Он делал так, зная, что браконьеры могут выследить его, подстеречь и даже выстрелить. Думается мне, поэтому егерь имел привычку носить при себе охотничий нож.

Я предвидел, что моя неприязнь к оружию вызовет его неодобрение, но он неожиданно проявил мягкость и не стал настаивать, чтобы я брал в руки двустволку. В течение месяца мы посетили с егерем все окрестные леса, побывали в самых укромных и диких уголках леса. Удивительным образом во время наших поездок егерь не предпринимал попыток вовлечь меня в охоту. Одним вечером он показал, как сдирает шкуры с убитых зверей, но смотреть на это занятие я отказался. И все же егерь научил меня различать их.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/10/kariy-ostrov/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя