Возвращение

© Владимир Брусенцев, 2018


Даня нехотя перевернул пожелтевшую чуть живую страницу старого учебника по истории. Речь шла о захвате древнегерманскими племенами Англов и Саксов Британских островов и истреблении местных кельтов.

Воображение живо рисовало кровавую сечу, но за окном цвела майская вишня, и сводный птичий хор возносил к небесной голубизне, промытой обильными дождями, гимн долгожданной весне. Ему ужасно захотелось позвонить улыбчивой первокурснице Миле и договориться о встрече в утопающем в нежной зелёной дымке парке. Однако, сроки сдачи курсовой по истории неумолимо надвигались, а историк Михаил Трифонович Кощеев был непреклонно суров, «договориться» с ним было абсолютно нереально. Говорили, что он одно время работал в секретном архиве и обладал поистине энциклопедическими познаниями в области пыток злодеев и отравлений государей и государынь.

Однако, компромисс был таки найден: Даня сгрёб в рюкзачок учебник, конспекты, ноутбук и отправился в парк в гордом одиночестве.

Первым делом он вставил в уши наушники и включил музыку. По мозгам ударил русско-африканский рэп, но, сколько не вслушивался Даня в мутные строки, смысла уловить так не сумел. Досадливо поморщившись, он переключился на канал Ретро и с облегчением нашёл старую добрую группу Наутилус Помпилиус, которую никто из его сокурсников не воспринимал. Впрочем, для Дани мнение других никогда особого значения не имело – он был вещью в себе и не привык бегать стадом.

«Кажется, это «Нежный вампир», подумал Даня. Песня всплывала откуда-то из недосягаемых и прочно забытых космически-чёрных глубин.

Да, он забыл почти всё, что было до схода зловещего ледника в Армагеддонском ущелье. Дикая энергия, освободившаяся при сходе многомиллионнотонного ледника в ущелье, превратило его самого в сгусток почти прозрачной энергии, которую унесло в параллельный мир на планету Антимония.

Даня обхватил руками свою круглую голову темноволосую голову и его никогда не унывающие большие открытые миру глаза впервые за долгое время подёрнулись такой необычной грустью и болью.

Из приятного забытья его вывел чуть притворно оптимистический голос незнакомца – стройного и подтянутого мужчины с седеющими усами, который почти не уступал ему ростом.

- Что за грусть-печаль? – незнакомец широко улыбался, но твёрдые линии подбородка и рта выдавали в нём человека решительного и даже, порой, безрассудно бесстрашного. – Вспомнилось былое?

- Да, ущелье, - неожиданно для себя ответил Даня.

- А что ты там делал, собственно говоря? - пристально посмотрел на него незнакомец.

- Не помню, - Даня опять обхватил голову в бессильном напряжении.

- Это хорошо, что память возвращается частично. Всё помнить вредно для здоровья, а иногда и для жизни. Как там, кстати, на Антимонии жизнь? – полюбопытствовал незнакомец, остро прищурив небольшие светло-голубые глазки.

- А вы откуда знаете? Кто вы, собственно, такой? - Даня сразу напрягся.

- Ах, да. Забыл представиться – полковник Олег Ефремович Снегирёв. Придётся, Даня, ещё раз Родине долг отдать,– он пристально посмотрел в мягкие с пушистыми ресницами глаза студента.

- Вы из Министерства обороны? Но у меня ведь отсрочка от армии до окончания университета, - встревожился Даня тому, что по устоявшейся традиции после очередного экзамена не сможет прокатиться с Милой – нежной и тонкой девчонкой – на речном трамвайчике вдоль живописных берегов. Так они отмечали все экзамены весенней сессии.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/04/vozvraschenie-4/

Метки: ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Гражданская лирика:  Штрафбат и заградотряд



Рассказы:  Нехорошая квартира

Детективы, Рассказы:  Промах

Миниатюры, Психологическая проза:  Новогодняя ёлочка