Талант

© gtnn.ant, 2018


Г. Антюфеев.

Талант

Рассказ

Хутор Кузнецов, окутанный богатыми садами, протянулся вдоль речки. Если идти по центральной улице, то, дошагав до окраины, увидишь станицу Милютинскую, куда часто наведывались хуторяне: то у родни погостить, то на базаре поторговаться, то добраться в Морозовскую или Миллерово, чтобы уехать оттуда по железной дороге в Ростов или в другой город государства российского.

На этой же улице стоял домик, словно вышедший из сказки. Жил в нём художник-самоучка Тюриков. Рукастый человек: за что не возьмётся, сделает – любо-дорого посмотреть. Но всё же рисовать и украшать свой быт любил больше всего. Изображал милые сердцу донские пейзажи, а также море с парящими над ним чайками. Ни разу не был на побережье, но морские картинки получались на загляденье. Землякам они нравились, как и портреты знаменитых генералов, которые копировал мастер с плакатов или из иллюстрированных журналов.

Вокруг куреня, стоявшего на пригорке, рос ухоженный сад. У опиленных ветвей сучки выкрашены в разные колера. Затворённые голубые ставни окон хаты вторили небу, а когда открывались – на каждой створке появлялось лучистое солнышко. По углам жилья искусник пустил затейливые цветочные орнаменты. Не один день вымалёвывал. И плетень у художника свитый хворостинка к хворостинке. Снизу ветви толще, а чем выше – тоньше. Сначала серая вязь, потом белая, затем – краснотал, и вновь чередование серого и белого хвороста и краснотала. Издалека казалось: цветной тканью огорожено подворье.

Курень крыт камышом. Нижний слой с листьями, с соцветьями, а верхние – без них, только стебли, как удочки из бамбука. Тюриков вязал их в мелкие пучки и плотно укладывал тонкими концами с напуском в низ кровли, натягивал верёвку и обрубал края. Топор держал лезвием кверху и по нему бил колотушкой. Линию выдерживал, будто ножницами резал. И тут прохожих вводил в обман: казалось, тёсом обитель покрыта. Верх крыши венчал конёк, по-местному гребешок. Изготовил его умелец из особого камыша, который кузнецовцы и жители окрестных хуторов называли камышец. Стебель у него тонкий, как у риса, но длинный. Стянутые из растений тонкими же хворостинками снопики разделял посередине и надевал на кров.

Во дворе рукодельника под навесом печка летняя пряталась. На трубе громоздился чугунок с нарисованной мордахой, с подмигивающим глазом, с усами и широченной улыбкой. На самой же печи выдумщик изобразил летающих птиц, бабочек, стрекоз, а под ними ползающих в траве божьих коровок, ящериц. А ещё камни собирал. И выкладывал из них дорожки во дворе, гроты, горки. Цветы обожал. Росли они у него на подворье, даже на каменных грядах, на улице у плетня. Подбирал так, что одни сходили, другие же распускались, и полыхало разноцветье с весны до поздней осени. Красота!

А ещё славился способностью любой почерк подделать. Талант, одним словом.

Жили казаки – не тужили. Наделы, которые к речке пластались, возделывали, а потом вкушали, что Бог помог вырастить. Ах как сладка и душиста запечённая тыква из собственного огорода – не уешься! А помидорчики солёненькие? Капусточка квашеная? И самому с жареной картошечкой за удовольствие, и соседа пригласить – угостить, похвалиться – тоже услада. После трапезы и чайку можно попить с душицей, чабрецом да липовым цветом. Или взвару отведать из яблок-груш из сада… И неспешно беседовать о всяко-разном, и радоваться жизни…

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/04/talant-2/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Романы:  Возвращённая к жизни (окончание)



Публицистика:  Г. Антюфеев. Как год встретишь…

Публицистика:  Место сбора - Пушкинские горы

Миниатюры:  Г. Антюфеев. Удача