Свобода и воля (глава двадцать девятая)

© vasklav, 2018


Воистину, сколько не повторяй: халва, халва, во рту слаще не станет. Несмотря на то, что всякое упоминание марксизма в СССР всегда сопровождалось термином «научный», советский марксизм был религией, причем религией тоталитарного полупериода, подобной иудаизму и католичеству. Вспомним, Византия, от которой Русь в свое время приняла православие, так и не смогла перейти в тоталитарный полупериод идеологической формации, в результате чего, пройдя весь отмеренный ей путь теорией этногенеза Гумилева, свалилась в фазу обскурации. Иными словами, православие было религией демократического полупериода и другим быть не могло. В связи с этим напрашивается естественный вывод: существуют религии и демократического полупериода, и тоталитарного полупериода, т.е. одна и та же религия не может иметь место и в демократическом полупериоде, и в тоталитарном. Становится понятно: почему православие в России столь легко уступило свои позиции марксизму. В то время как европейское общество завершало свое существование в демократическом полупериоде капиталистической формации и готовилось к переходу к тоталитарному полупериоду, российское общество не смогло пройти ни тоталитарный период рабовладельческой формации, ни тоталитарный период идеологической формации. Россия стояла перед дилеммой: либо каким-либо образом пройти все тоталитарные полупериоды, либо исчезнуть вслед за Византией. И тут грянула сначала Февральская революция, а затем и Октябрьская.

Как было сказано, благодаря деятельности Сталина, мы прошли все три тоталитарного полупериода, включая тоталитарный полупериод капиталистической формации. В то время для дальнейшего движения российского общества это было очень важно. В значительной степени благодаря тому факту, что СССР находился с Германией в одном и том же полупериоде капиталистической формации, мы одержали победу над фашистской Германией. Да, мы победили фашизм, но при этом никто не говорит, что, не будь СССР, никто в мире, не смог бы остановить германский фашизм, включая и США. Впервые атомные бомбы упали бы не на Хиросиму и Нагасаки, а на Вашингтон и Нью-Йорк. На этом моменте хочется остановиться чуть подробнее.

Как свидетельствует опыт фашистской Германии, введение тоталитаризма способствует повышению уровня пассионарности в этносе не только в идеологической, но так же в экономической формации. Тоталитаризм, сменив уже не дееспособную демократию, вводит в этническую систему дополнительную энергию. Не может быть сомнений, что поразительные победы немцев как технико-экономические, так и военно-стратегические были одержаны в результате поступления в германский этнос дополнительной пассионарности. Превышение пассионарности над союзниками дало немцам военное превосходство на полях сражений и техническое превосходство в научно-исследовательских лабораториях. Ведь именно пассионарность является тем движителем, под влиянием которого совершаются и героические поступки, и великие открытия. Тот факт, что именно фашистская Германия оказалась на острие научной мысли и технических решений, не случайное стечение каких-то обстоятельств, а результат повышения в обществе уровня пассионарности. Другого фактора, объясняющего поразительные успехи фашистской Германии, просто не существуют.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/04/svoboda-i-volya-19-2/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Публицистика:  P.S. к “Барак Обама или Митт Ромни”.



Рубрики нет:  К Niagara.

Рубрики нет:  Свобода и воля (глава двадцать шестая)

Рубрики нет:  Политическая шизофрения 2