Г. Антюфеев. Подарок Холодова

© gtnn.ant, 2018


Г. Антюфеев.

Подарок Холодова

Рассказ

Жаркое южное солнце зависло над степью, лесами, полями и над Волгой, по которой с верховьев плыла баржа… Светило вскарабкалось на вершину небосклона, проливало на землю раскалённые лучи, и от них всё живое пряталось в расщелины, балки, норы, в дома, под камни, кусты или под деревья. В тень. А на палубе самоходки люди кутались в казённые одеяла и в тряпьё, жались друг к другу, словно вокруг заворачивала метель. Бледные лица со спёкшимися губами, с впалыми щеками и блестевшими от температурной лихорадки глазами… Равнодушные взгляды и тихий стон или шёпот… Меж больными, переговариваясь, неспешно прохаживались санитары. Изредка наклонялись над кем-нибудь, толкали в плечо. Если не было отклика ни на слова, ни на толчки, один из медбратьев кричал капитану: «Рули к берегу!»

По России свирепствовала гражданская война, и вместе с ней лютовал тиф. Лекарств не хватало, поэтому многих тифозных определяли в больничные боксы, изоляторы, бараки, а иногда и на баржи. Те скользили по рекам к югу. К теплу, траве, к фруктам и овощам. Впереди плывущих полугоспиталей-полуизоляторов спешили агитаторы, взывали к милосердию и доброте населения, просили не оставлять несчастных. Им в первую очередь требовалось питание, и в селе всегда найдутся простокваша, картошка, рыба, яйца всмятку и другая лёгкая еда. Да и ухода особого горемыкам не нужно, кроме переворачивания время от времени с боку на бок да прикладывания холода к голове. А основное – платяных вшей и блох уничтожить. Именно они разносили заразу…

Лишённого по пути сил доходягу сгружали вблизи деревни, хутора или станицы. Оставляли в теньке дерева или на лужайке с надеждой, что найдутся душевные люди, поднимут на ноги. А не найдутся… Бедолага и на корабле не выжил бы… Зато с его убытием возрастал шанс на выздоровление оставшихся: меньше становилась скученность, при которой верховодил тиф, увеличивалась пайка, больше оставалось медикаментов… Жестокая правда войны.

Эта правда заставила самоходку подкрасться к берегу, покрытому травой, что, удаляясь от реки, теряла зелёную окраску. Зной не признаёт иных цветов, помимо жёлто-коричневых с примесью серо-бурых оттенков. По трапу снесли молодого человека, он стонал негромко и отворачивался от палящего огненного шара, норовившего ослепить и обжечь лицо. И если света порой удавалось избежать, то жар исходил отовсюду: от палубы, от земли, воздуха, от людей. Горячка ломила кости, выворачивала суставы, давила на сердце… От неё сбивалось дыхание, болела голова, тошнило и… знобило. Хотелось одновременно укрыться и сбросить колючее шерстяное одеяло. Внезапно повеяло прохладой. Паренёк с трудом открыл казавшиеся пудовыми веки и увидел густую крону с проблесками небесной синевы, потом медиков. Они о чём-то беседовали, но голоса их доносились, словно из огромной пустой бочки. Потянуло табачным дымком, от того подкатил тошнотворный приступ. Больной закашлялся и тоскливо осмотрел окрестности. В ногах блестела река, справа простиралась степь, слева синел перелесок… Закрыл глаза и впал в забытьё… Очнулся от разговора. В мужские голоса вплетался женский.

– И вы так и оставите его тут?

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/03/g-antyufeev-podarok-holodova/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рассказы:  Щебетуха



Публицистика:  Вкус хлеба

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рассказы:  Г. Антюфеев. Голос с небес

Юмористические рассказы:  “Измена”