Свобода и воля (глава двадцать седьмая)

© vasklav, 2018


Как-то наблюдал за дискуссией между девушкой и юношей в телевизионной программе «Синяя птица». Девушка очень обоснованно и грамотно доказывала, что без компромиссов человеческое общество существовать не может. Юноша, не менее аргументированно, обосновывал свою позицию, заключающуюся в том, что существуют обстоятельства, когда компромиссы не только невозможны, но ведут к уничтожению самого человеческого общества. В чем дело, каким образом совершенно противоположные позиции этих двух молодых людей оказываются истинными? Все дело в том, что человек, создавая свой мир, пришел к выводу, что в природе, помимо источников биологической пищи, существуют источники идеологической пищи, в результате чего возникли две научные области: экономика, фундаментом которой является следование выгоде, и философия, фундаментом которой является служение идее. Эти области, с одной стороны, противоположны, с другой стороны, взаимно дополняя друг друга, в полном соответствии с диалектикой Гегеля, обеспечивают человеку развитие. Противоположность экономики и философии заключается в том, что основой стабильности общества, в котором доминирует выгода, является компромисс, но идеология не знает компромиссов, идея либо есть, либо ее нет. Каждый этнос, рождаясь, создает свою неповторимую идеологию, на основе которой вырабатывается этика для всего общества: для нищих и богатых, для умных и не очень, для храбрых и трусливых. Этика не терпит компромиссов. Правда, следует отметить, что в каждой фазе этногенеза вырабатывается своя этика, т.е. с падением пассионарности в этносе первичная идея, обрастая все большим количеством поправок, направленных на смягчение жестких требований этики, перестает выполнять функции, ради исполнения которых и была создана. Вот как об этом пишет Гумилев.

«И тут нужно сказать несколько слов об этике. Этика рассматривает отношение сущего к должному, поэтому особая форма ее вырабатывается при каждой фазе этногенеза. Существуют, конечно, социальная этика и социальная мораль – это всем известно, но мы сейчас будем говорить не об этом, а о влиянии фаз этногенеза на этические системы. В фазе подъема, когда в силе был императив: «Будь тем, кем ты должен быть!» – этика заключалась в безусловном подчинении индивидуума принципам системы. Нарушение принципов системы рассматривалось как преступление, наказуемое безоговорочно. Хорошо – значит выполнять то, что положено; плохо – значит не выполнять.

При акматической фазе, когда каждый говорил: «Я хочу быть самим собой! Я выполняю то, что положено; государству служу 40 дней в году на войне, а в остальные дни волен делать все, что мне вздумается, у меня есть своя фантазия!» – тут возникла другая этика.

Чтобы осуществлять собственные фантазии какому-нибудь, например, барону, требовалась мощная поддержка собственного окружения. Это значило, что он старался набрать побольше людей, которые зависели бы лично от него. Но ведь и он в не меньшей степени зависел от них. Если он нанимал на службу каких-то лакеев, ландскнехтов, стрелков для охраны своего дома, каких-нибудь копьеносцев для атак на противника, – то все они, конечно, зависели от него, делали что им прикажут, потому что он им платил, но он-то зависел от того, как добросовестно они будут выполнять свои обязанности, не предадут ли они его, не убегут ли в решительный момент, не откроют ли они ворота замка противнику.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/02/svoboda-i-volya-27/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Публицистика:  Политическая шизофрения



ОБЗОРЫ, СТАТЬИ И ЭССЕ:  Пару слов о Великой депрессии

Философия:  Свобода и воля (глава 16)

Философия:  Свобода и воля (глава первая).