Свобода и воля (глава двадцать пятая)

© vasklav, 2018


По телевидению и в печати не раз уже поднимался вопрос по поводу прогноза американской прессы середины XIX века. Прогноз этот предполагал, что через сто лет, к середине ХХ века, Россия станет единственной сверхдержавой, недосягаемой для всех остальных государств мира. Русский рубль имел хождение во всем мире, русские крестьяне пешком гоняли гусей до самой Франции, Россия буквально набухала богатством. Естественно, прогноз этот основывался исключительно на темпах роста российской экономики без учета законов этногенеза. Если бы авторы прогноза могли бы заглянуть в будущее и познакомиться с теорией Льва Николаевича Гумилева, то составить такой прогноз они, пожалуй, не рискнули бы. Согласно теории Гумилева, Россия в XIX веке находилась в фазе надлома и, следовательно, никак не могла избежать борьбы за лидерство в этносе, при чем, борьбы ожесточенной и кровопролитной. Как свидетельствует теория Гумилева, ни один этнос в фазе надлома не избежал внутриэтнической борьбы буквально на самоистребление.

«После акматической фазы характер этногенного процесса резко изменяется. Меняется знак вектора, а иногда система разваливается на две-три системы и более, где различия увеличиваются, а унаследованное сходство не исчезает, но отступает на второй план». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 238).

Различия увеличились, а унаследованное сходство не исчезло, но отступило на второй план, при расколе надвое христианского суперэтноса, как называет Гумилев западноевропейское общество, когда в фазе надлома из католичества выделился протестантизм.

«В романо-германской Европе фаза надлома пала на XIV век» (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 238).

«Фаза надлома – это возрастная болезнь этноса, которую необходимо преодолеть, чтобы обрести иммунитет. Этнические коллизии в предшествующей – акматической и последующей – инерционной фазах не влекут столь тяжелых последствий, ибо не сопровождаются столь резкими изменениями уровня пассионарности, как при надломе, и раскола этнического поля в этих фазах не происходит». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 265).

«В 1517 году Мартин Лютер прибил к дверям церкви в Виттенберге свои девяносто пять тезисов, по которым он считал себя несогласным с католической церковью» (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 245).

«Более подробно останавливаться на сюжетах, связанных с Германией и Испанией, не буду. Скажу лишь, что кончился спор, начатый Лютером, Вестфальским миром 1648 года, когда Германия за тридцать лет непрерывной войны потеряла 75% своего населения (перед началом войны в Германии было 16 миллионов человек, после конца войны – 4 миллиона)». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 249).

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/01/svoboda-i-volya-25/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Сможет ли Ю. Тимошенко стать президентом?



Публицистика:  Ложь и Бог

Рубрики нет:  Свобода и воля (глава двадцать четвертая)

Философия:  Свобода и воля (глава восьмая).