Неисправимый романтик

© Владимир Брусенцев, 2017


Я встретил её, тоненькую стройную девушку с большими чуть наивными серо-зелёными глазами, в своём отделе. Попала по распределению.

Сердце неисправимого романтика, израненное некогда острыми зубками прагматичной жены-львицы, встрепенулось, и его монотонный ритм вдруг стал лирически-неровным.

Мы обменялись восторженными взглядами. Меня сразу пленили её открытые миру глаза и почти невесомая фигурка, а она с любопытством смотрела на немного помятого жизнью, но ещё вполне симпатичного парня, которому ещё не было за тридцать. Да и тридцати тоже.

Нас с Ритой очень многое объединяло – брежневские квартиры-двушки в разных спальных районах города. Советские стенки с обязательными книжными шкафами, где призывно переливались разноцветьем корешков солидные издания избранных произведений могучих писателей двадцатого века, что свидетельствовало о высоких духовных запросах обитателей этих непритязательных жилищ. Все менее именитые авторы века двадцать первого скромно уместились на одной книжной полке в коридоре.

Романтические отношения неудержимо влекли нас в чудесные парки на высоком берегу Днепра, а иногда мы скрывались от любопытных глаз где-нибудь на лавочке в укромном местечке, куда проникали лишь отдельные лучики июльского солнца. Да в небольших разрывах густой листвы старых деревьев разрезали синеву Днепра белые прогулочные теплоходы.

У неё были пухлые чувственные чуть влажные губы, а нежность, искрящаяся в зелёных глазах, компенсировала отсутствие пышных форм, за фактурные выступы которые обычно цепляется голодный мужской глаз. Энергия возвышенной любви смеялась над примитивными обывательскими представлениями о пропорциях красоты.

Неожиданно в наши чистые незамутнённые прагматическими расчётами отношениями, вторглась её мама Софья Абрамовна. Она поставила вопрос ребром,

- Женись или забудь дорогу к моему порогу.

В конечно счёте я признался Софье Абрамовне в любви к её дочери и, несмотря на неприятный осадок от такого бесцеремонного давления, согласился жениться на Рите.

Поначалу всё шло хорошо, и лишь постоянная грубая критика Ритиной «худобы» со стороны матери отравляла нам жизнь.

Сама Софья Абрамовна – женщина с рыжеватыми растрёпанными волосами и веснушками, маленькими карими близко посаженными глазками, которые разделял могучий мыс её носа, который указывал на активность, даже определённую агрессивность характера, была, как ни странно, душой компании на работе.

А в её конторе народ тоже подобрался боевой и на бесконечных корпоративах её наследственно пышные бёдра и бюст пользовались повышенным спросом у сексуально озабоченных мужчин. Впрочем, кто не знает, что алкоголь, красивые тосты, призывные взгляды и руки, вовремя положенные на нужные части мягких женских бёдер, являются лучшим растворителем для порядочности, супружеской верности и целомудрия.

Естественно, её материнское сердце тревожило, что дочка не соответствует эталону женской красоты, общепринятому в её среде.

Но к моему удивлению, Рита проявила твёрдый характер и героически опустошала тарелки с щедро наваленной маминой рукой снедью, лишь наполовину.

Подобная идейная стойкость худенькой неземной девушки не могла не вызывать у меня глубокого уважения и ещё сильнее разжигала мою страсть.

Как-то ночью я направился в туалет после выпитых на ночь пяти чашек чая с пирогами и заметил на кухне свет.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/12/neispravimyiy-romantik/

Метки: ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Стихи с юмором:  Одинокое сердце



Стихи с юмором:  Без Музы

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Сказки:  Фиалка и Лопух

Детективы, Рассказы:  Босфор