Бархатный сезон в Чернобыле

© Владимир Брусенцев, 2017


Зима выдалась на редкость морозной для наших южных краёв, и мы с Игорем, трясясь от холода длинными, зимними ночами возле ледяной батареи под тремя одеялами и в свитерах, с упоением мечтали о летней поездке в Крым. Уж там-то на прокалённом песочке под жарким южным солнцем нам воздастся за все страдания в промозглой зимней квартире.

Однако на границе появилась таможня, и мы решили отказаться от поездки. Мечта растаяла как мираж в далёком и недоступном сердце Сахары. Едем на Север!

И вот ранним августовским утром мы собрались на столичном Южном вокзале. Улыбчивый гид - парень лет двадцати пяти, одетый в темные джинсы и рубашку с длинными рукавами в соответствии с требованиями экстрим-тура быстро поделил всех туристов на две группы - местных, включая СНГ, и англоязычных и рассадил в разные автобусы.

Правда, два иностранца по неизвестной причине прибились к нам и сели рядом на свободное сиденье. Судя по тому, что они без труда понимали гида, это были бывшие наши. Не знаю, что ими двигало, но они испытывали к нам явную симпатию, и обходились без обычной спеси, столь свойственной англоязычному миру.

Дорога до Чернобыльской АЭС заняла часа два, включая инструктаж на КПП, где нам строго-настрого запретили входить в заброшенные дома, есть-пить вне автобуса, особенно водку. Впрочем, не все прислушались к этому разумному требованию. Однако, никто не посмел нарушить запрет на съёмку системы охраны зоны, поскольку за это нацгвардейцы из охраны могли запросто разбить съёмочную аппаратуру или не в меру любопытный нос.

И вот мы в Зоне отчуждения на центральной площади города-призрака Припяти, который ещё в далёком 1986 году после взрыва реактора, в спешке и панике покинуло всё местное население. Тогда ещё никто не подозревал, что город атомщиков станет потерянным навсегда райским уголком в курортной зоне страны.

Смотровое колесо на площади прекрасно сохранилось - его так и не успели официально запустить в эксплуатацию, поэтому приехавшие сюда в сентябре поляки, тоже уважающие крепкие напитки, сумели без труда раскрутить его вручную.

Статуя библейского Третьего ангела, выполненная из арматуры, поразила нас своей пронзительностью. Гид напомнил, что слово «полынь» переводится на украинский как «чернобыль». Впрочем, трагедия людская национальных границ не знала.

«Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть реки на источники вод. Имя сей звезде «Полынь»; и третья часть вод сделалась полынью и многие из людей умерли от вод, потому, что они стали горьки».

(Откровение Иоанна Богослова, глава 8)

Потом нас подвезли к воротам четвёртого блока, который так профессионально подорвал зам главного инженера станции, выполняя поставленную задачу – провести крайне опасный эксперимент с целью копеечной экономии электроэнергии. Эксперимент прошёл успешно – грянул могучий термический взрыв, разбросавший радиоактивную пыль по всей Европе. Мы осмотрели старое отечественное Укрытие над блоком, которое от времени и высокой радиации растрескалось, и новенькую импортную Арку поверх него.

Вид станции нам, киевлянам, в отличие от иностранцев, которые не выпускали из рук свои камеры, был достаточно хорошо знаком по фото в СМИ. Поэтому гораздо большее впечатление на нас произвёл рассказ гида о героически погибших работниках станции и приехавших для тушения огня на блоке пожарных.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/09/barhatnyiy-sezon-v-chernobyile/

Метки: ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Сказки:  Фиалка и Лопух



Миниатюры, Юмористические рассказы:  Цыганские рубли

Юмористические рассказы:  Мозоль

Рождественская история, Юмористические рассказы:  Рождество в Семихатках