Винегрет и прана

© Владимир Брусенцев, 2017


Алексей Чайкин несколько отличался от других осветителей в нашей небольшой съёмочной группе киностудии научно-популярных фильмов. Молодой крепкий мускулистый  паренёк - по норме за день нужно было перетаскать двадцать тон «железа» - всякие там штативы и осветительные приборы. Он пришёл на студию сразу после армии. Ему шёл двадцать первый год и в его небесно голубых лучистых глазах  всегда светился какой-то непривычно добрый романтический огонёк.

Кто работал на киностудии или в театре знает, что младший и средний персонал, а также актёры съемочных групп, как правило. делится на две неравные категории – пьяниц и алкоголиков.  К счастью, алкоголик у нас был только один – невысокий и щуплый мужчина лет тридцати трёх со светлыми, словно выцветшими глазками, в которых, казалось, навсегда застыли удивление и непонятная обида на жизнь. А в целом он был дружелюбным и отзывчивым, всегда готовым оказать любую услугу. Особенно сбегать за бутылкой, если у кого-нибудь, вдруг, появлялись деньги. Наверно из-за этой шустрой услужливости к нему накрепко прилипла кличка Кандыбобер, хотя фамилия у него была весьма солидная – Кандыба.

Деньги – суточные – директор группы выдавал «бойцам» раз в десять дней, а выпить Кандыбе хотелось ежедневно, начиная с завтрака, потому и употреблял он в основном «аптеку». В гостиничном туалете в конце коридора мы частенько находили пустые пузырьки из-под борного и муравьиного спирта, которые впоследствии сыграли трагическую роль в его судьбе.

Днём съёмочная группа снимала эпизод на местном заводе зерноуборочных комбайнов, а вечером собиралась в одном из  номеров, играли в карты, ели купленный в гостиничном буфете винегрет, запивая его красным вином маленького винзавода из местных черкасских гнилых яблочек и ягод.

А ходить по девочкам в местном райцентре – по сути, большом селе с красивым названием Золотоноша - было небезопасно, учитывая суровый нрав и крепкие кулаки местных ребят, которые строго блюли честь своих девушек и чужих к ним не подпускали.

Чудак Алексей, с которым мы жили в одном номере, несмотря на разницу в статусе - я был ассистентом режиссёра - правда, не пил совсем и в карты не резался вместе с весёлым трудовым коллективом, а  всё больше читал книги, как и я. Ну. нас и не дёргали.

Лишь однажды случился странный инцидент. Как-то Алексей одолжил ножик ребятам порезать закуску, и  когда Кандыбобер принёс его назад, заметил блеск на лезвии.

- Что вы резали? - лицо его перекосилось гневом от страшной догадки.

- Ну, колбаску с салом, - Кандыбобер сыто ухмыльнулся.

В тот же миг из глаз Алексея обильно брызнули слёзы.

- Как вы могли?! Она же живая!- закричал он в отчаянии, распахнул настежь окно и выбросил нож в сугроб во дворе.

Кандыбобер с вытянувшимся лицом тихо попятился из комнаты, потрясённый этой сценой до глубины души.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/05/prana/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рассказы:  Лысогорье



Стихи с юмором:  Старый дуб

Миниатюры, Юмористические рассказы:  Новогоднее пожелание

Детективы, Рассказы:  Алиби