Я дома!

© Владимир Брусенцев, 2017


Я очнулся от нестерпимой боли, буквально раздирающей всё тело. Голова почти не работала, пульсируя гулкой пустотой и сжимаясь от непонятной тревоги и тоски.

Где я? - вдруг возникла мысль в той полости, где когда-то находился мозг. Паника сдавила железными ладонями сердце, которое, похоже,  и так отстукивало последние минуты моего земного бытия.

Страх накатил липкой волной холодного пота.  Присмотревшись, я понял, что нахожусь в угольно чёрном прямоугольнике – тоскливом и беспросветном. Неожиданно вверху появились и медленно поползли два неясных световых пятна. Теперь я знал, как выглядит вход в ад – чёрный куб и два направляющих пятна. Зачем же врут, что путь на тот свет проходит по светлому коридору?  Впрочем, может, праведники так и попадают в свой рай обетованный, а меня, грешника, заждались плотоядно улыбающиеся черти. Вот они уже, похоже, скалятся, вычёсывают  сажу из плотной свалявшейся шерсти, от нетерпения копытами стучат. Да, грешил – поднимал руку на жену и не только, изменял, злоупотреблял хмельным зельем, писал липу в отчётах…

Огни замерли, и где-то рядом лязгнула железная дверца, послышались голоса.  Вот и отворились врата ада, вздрогнул я. Повеяло дымом потусторонних костров, донеслись отчаянные вопли истязаемых грешников. Эх, до чего же  противно, ребята, будет в одном котле париться с покойным соседом Печенькиным, который всё на митинги этих, нетрадиционных, бегал.

- Ты бы хоть две сотки накинул, жлоб! На такси домой доехать. Столько времени на тебя, импотента, убила! – донесся глухой женский из чернильной тьмы.

- Так я же тебя пятизвёздочным коньяком поил, а не водкой палёной. Забыла, лахудра дешёвая?

Взревел мотор и мужской голос умчал в темноту, огни погасли.

И тут меня озарило – я лежу в какой-то тёмной комнате, а на потолке  просто тускло мерцал свет фар.

Но у кого я? - тревога снова пронзила всё тело. Дома ждут жена, дети, утром на работу, а я валяюсь трупом неизвестно где.

- Все мужики – козлы, - неожиданно чётко послышался раздосадованный и не очень трезвый девичий голос.

И тут началось просветление - вчера мы пили, и вот я умираю от своих семи по сто дрянной водки.

Боже, ну, почему за палёнку не сажает?! Законы не принимают, суды не судят, а полиция делает вид, что не замечает цистерны поддельной водки. Нет, скажите, куда полиция смотрит? Позволяют травить цвет нации за мзду, негодяи!

Озарение пришло остро и болезненно. Так это мы вчера с ребятами отмечали День полиции в РОВД, и какой-то  подлец продал ядовитый фальсификат нам, неутомимым борцам с преступностью и защитникам народа нашего многострадального. Какое свинство!

Возмущение придало мне сил, и я поплёлся на кухню, где благоговейно припал к животворному крану с холодной водой.

Сердце отчаянно забилось, я сел на табурет и по телу потекли струйки холодного пота.

Отходняк, - понял я. – Токсины покидают моё измученное праздником тело.

Медленно, болезненными рывками возвращалась память. Вот меня везут домой на патрульном джипе, кого-то ещё подсадили по пути…

В дверях неожиданно возникла жена Люба, которая даже в помятой ночной сорочке смотрелась монументально, заполнив собой почти весь дверной проём.

- Опять с проститутками развлекался? -  рявкнула она, безжалостно ударив звуковой волной мою болящую голову.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/04/ya-doma/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Гражданская лирика:  Штрафбат и заградотряд



Миниатюры, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Невеста

Миниатюры, Проза для детей:  Мальчишки

Детективы, Рассказы:  Алтай