Когда взойдёт чёрное солнце

© А. Б. Бурый, 2017


Написано под редакцией и при непосредственном участии Ежа

- А, это опять ты…

Йозеф остановился, смерил Марио взглядом и едва заметно, чтобы не привлекать лишнего внимания, сделал отстраняющий жест рукой: иди, не нервируй меня. Отвернулся и пошёл дальше.

- Ходит тут, - пробормотал он себе под нос, - ходит… А что ходит – и сам не знает!.. – и неожиданно опять заговорил в голос: - Ну не взяли нас, понимаешь, не взяли!

Он больше не останавливался, чего не скажешь о прохожих: они как раз останавливались (или хотя бы приостанавливались), провожая недоумёнными взглядами этого чудака. Кто-то картинно покрутил пальцем у виска. Но Йозефа эта уже не волновало.

- Не взяли! Никому мы не нужны! Никому, понимаешь? НИКОМУ! – последнее слово он прямо-таки продекламировал, замедлив шаг, и для пущей убедительности выкинул руку в театральном жесте. Потом пошёл дальше. - Слишком добрые, видите ли… А надо быть злыми! Надо быть как эти… Которые готовы глотки друг другу перегрызать. Так и грызут с утра до ночи. Как будто им заняться больше нечем.

Идти было тяжело. Как будто по пудовой гире к ступням привязали, шагу не сделаешь без усилий.

Йозеф остановился и зачем-то поглядел на небо. Солнце было ещё высоко, и, по всему, должно было бы слепить глаза, однако смотреть на него было почти не больно.

Значит, правда. Когда человечество окончательно сойдёт с ума, солнце станет чёрным – никто в это предсказание не верил, а оно, смотри ты, начинает сбываться.

Одно не укладывалось у Йозефа в голове: неужели действительно никто ничего не замечает? Всё было как обычно – точно так же носились дети, перекликаясь и смеясь; точно так же лавочники расхваливали свой товар; точно так же проезжали мимо извозчики, оставляя прохожих за собой припорошенными мелкой пылью. На небе не было ни единого облачка; день выдался довольно жарким и был в самом разгаре – и всё-таки глазу с трудом удавалось различать предметы, их поглощала неуловимая, какая-то незримая темнота. «Наверное, мне всё только кажется», - попытался успокоить себя Йозеф; но если так, почему ощущения настолько реальны?..

В пивной у Ганса почти никого не было. Пошарив по карманам, Йозеф извлёк на свет несколько потемневших монеток. «На пиво хватит. Должны же последние деньги принести хоть какую-то радость».

Он заказал кружку светлого и уселся за столиком у окна. Марио бесшумно опустился рядом.

- Тебе не предлагаю, прости, - сказал Йозеф, отпивая большой глоток.

«А мне и не надо».

- Нас не приняли.

«Я понял».

- И как жить дальше?

«Не знаю. Тебе виднее».

- Ты с кем это разговариваешь?

Йозеф очнулся и поднял глаза: сверху вниз на него удивлённо уставился Ганс.

- Да так… Слушай, тебе помощники не нужны?

- Помощники? Хм… А что ты умеешь?

- Вообще-то я всю жизнь писал сказки. Больше… да пожалуй что ничего. Но я готов научиться.

- У меня нет времени тебя учить, - Ганс покачал головой, но всё-таки присел рядом за столик и поинтересовался: - А что, твои сказки больше не печатают?

- Нет. Издатель сказал, что они слишком добрые. Что в наше время добрые сказки читать не будут.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/04/kogda-vzoydyot-chyornoe-solntse/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрика не определена:  Она послала меня к чёрту



Рубрика не определена, Рубрики нет:  Здравствуй, ж…, Новый год. Часть первая. Грустная. Вверх тормашками.

Психологическая проза:  Плохие новости

Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Нитрулович и женщина