Г. Антюфеев. Голос с небес

© gtnn.ant, 2017


С наступлением сумерек смотал удочку, завёл автомобиль и медленно двинулся на свидание. Из-за дальних холмов лениво выползала луна, тускло подсвечивая окрестности, но фары не включал, на первой передаче крался, отыскивая указанные приметы… Углядел терны. Ага, значит, близко куренёк милахи. ЗиС подминал бампером низкий кустарник, а сердце шофёрское стучало мелко и часто в предвкушении горячей встречи. Сладострастные томления прервало громкое шипение и медленное, будто в болото погружался, проседание грузовика… Откуда топь в сухой степи? Да и не предостерегала о ней казачка… Страх вымел из головы утешные картины, заставил крепко вцепиться в руль и вслушиваться в шип, который, казалось, тянулся со всех сторон… Всматривался в округу и везде чудилось шевеление… Неужели в терновник сползлись змеи со всего Придонья и попал в этот гадюшник?! Продолжал прислушиваться. Шипение стало затихать. Вовсе умолкло. И оседание прекратилось. Неизвестно, сколько просидел, пришёл в себя от того, что пальцы заболели,  сжимая баранку. Луна поднялась и осветила окрестности. Открыл дверь, вглядываясь в землю возле машины… Вроде бы ничего подозрительного нет. Змей – точно. Осторожно опустил ногу. Что-то острое. Хоть страх и вертелся вокруг, пересилил себя и столь же осторожно пошарил руками по грунту. Нащупал колючки. Металлические. И понял: ежи, оставшиеся с войны. Большие противотанковые варили из рельс, а мелкие – противопехотные – из стальной проволоки или тонкого прута. Вот так вляпался! Десять колёс клеить надо: зисовские и у прицепа! И шумнуть некому, чтобы помогли. Одному придётся возиться, ведь завтра на работу. Не выйди – начнутся расспросы, выяснения: где был, чего делал? Не говорить же, что поехал к бабе и вместо того, чтобы её окучивать, всю ночь болоны охаживал! Засмеют! Присел на подножку, голову обхватил… Но… Сиди, не сиди, а выпутываться надо. Монтировкой разгрёб место для ног, потом начал выковыривать шипы из-под скатов… Чем больше расчищал, тем крепче серчал на себя и обзывал всякими нехорошими словами. Но когда принялся разбортировать покрышки, молчал, только губы покусывал… Колесо за колесом, колесо за колесом… Вот забава так забава – сил столько ушло, сколько и самая пылкая любовница не забрала бы!

В те времена у каждого уважающего себя водителя за спинкой сиденья хранился «цех вулканизации» с обычной резиной, а также со свёрнутой «сырой» или с растворённой в бутылке или в баночке. А ещё старый поршень, обрезанный ниже отверстий под систему и под шатунный палец. Эдакая алюминиевая чашка с тягой для огня. Место прокола зачищали наждачной бумагой, затем смазывали клеем, на него накладывали вырезанный резиновый кружочек и зажимали струбциной, что также входила в набор «цеха». Плеснув в плошку немного бензина, поджигали. Ждали, когда выгорит. Остывшую конструкцию разбирали, и место вулканизации отличалось лишь цветом: края заплатки впаивались в камеру намертво и сливались с нею в одно целое. От склеивания одной-двух дыр водитель пропитывался бензиново-резиновым смрадом, а Пашке пришлось их вулканизировать на десяти колёсах! Благо, у ЗиСа компрессор и не пришлось мучиться с накачиванием.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/01/golos-s-nebes/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Повести:  Сапуниха



Публицистика:  Вкус хлеба

Рубрики нет:  Хороший человек был дед Николай…

ОБЗОРЫ, СТАТЬИ И ЭССЕ, Публицистика:  Се ля ви…