Зимняя песня

© Хрю и Йож, 2016


Написано в соавторстве А. Б. Бурого, успевшего засветиться на этом сайте и его новой жены Ольги - талантливой сказочницы и просто очень хорошего человека.

Луна светила так ярко, что даже сияющие её ореол, кажется, переливался.

Так часто бывало в морозы, и Ульвар безотчётно боялся такой Луны. От холодного блеска резало глаза и путались мысли, от него хотелось спрятаться, но – не получалось отвести взгляда. Серебристый, нетронутый в лесной глуши снег отражал сияние миллионами искорок, и на поляне было светло, почти как на рассвете. Вот только свет был неправильным: он не дарил тепло, а забирал, забирал с каждым вдохом и каждым шагом.

Где-то заухала сова, и, будто откликнувшись на её голос, холодный пронизывающий ветер промчался по поляне, прямо сквозь Ульвара. Тот вздрогнул и очнулся. Проворчал:

- Спасибо, ветер, - поёжился и снова побрёл вперёд. - Вывел из забытья.

- Рождество сегодня, - походя крикнул ветер, кружась в еловых лапах и сбрасывая с них снег.

- Да как ни назови, - мотнул головой Ульвар, а про себя подумал: «Рождество? Это что-то вроде мороза, что ли? Да, стужа…».

Не любил он зиму. Он весну любил.

Весна всегда возвращалась в лес потихоньку, тайно, задолго до срока, когда первых проталин оставалось ждать и ждать, а о зелени никто и не вспоминал. Перемены улавливали  лишь те, кто ждал по-настоящему: запах реки из-под ледяной корки, шальной порыв ветра, эхо от простуженного вороньего крика, завиток в цепочке следов на снегу… А главное – свет. Он осторожно, как восстающий из спячки, становился настоящим – живым и тёплым.

Сейчас, среди зимы, эти воспоминания казались детской сказкой, но всё-таки они чуть-чуть согревали. И чтобы не упустить тепло, Ульвар стал вспоминать дальше.

Теперь он думал о соловьях. Когда воздух становился совсем тёплым и живым, а шерсть начинала отчаянно линять, птицы возвращались с юга и пели. Ночи напролёт они выводили свои трели, рассказывая о дальних жарких странах и радуясь звёздам, а где звёзды, там, как известно, и солнце. И пели, и пели всю весну и всё долгое, тёплое лето.

Ульвар слушал соловьёв, позабыв обо всём на свете, а стая неодобрительно косилась на своего сородича-меломана.

«Хороший охотник не должен отвлекаться на всякую ерунду, - говорили ему. – Музыка хороша, когда ты сыт. И когда сыта стая. Да очнись ты, сумасшедший!»

Раз, другой, третий… год, второй… Так и получилось, что Ульвар стал волком-одиночкой.

- Если бы соловьи пели зимой, – вздыхал он. – и холод был бы не так страшен. Но нет, каждую осень они собираются в стаи и летят, летят непонятно куда…

Однажды, совсем ещё волчонком, он попытался догнать птиц, но те летели слишком быстро, да далеко ли убежишь, не глядя под ноги. Он споткнулся о поваленное дерево, покатился кубарем и потом долго выл от боли и обиды, запрокинув морду вверх.

Ульвар и сейчас смотрел вверх. Там по-прежнему сияла огромная холодная луна – и он не выдержал, сел на снег, вытянул длинную морду и запел. Да-да, он тоже умел петь, и очень неплохо, пусть и не так красиво, как соловьи. Но дело не в музыкальных данных; о чём бы он ни думал, выводя рулады, песня всегда получалась грустной, и от неё хотелось то ли плакать, то ли бежать на край света. А разве грустная песня согреет в этакое «рождество»?

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/12/zimnyaya-pesnya/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя