Собачья жизнь

© aneta77, 2016


Моя  мать   дворовая  собака,  отец   неизвестен.   Когда  нам,  щенкам,   исполнилось   по   3  месяца,   пришла  незнакомая  девочка  и   забрала   меня    себе.   Всё    решила    масть:    тёмно-рыжая,  только  мордочка,  животик  и  лапки  у  меня  были  снежно- белые.  Меня  назвали  Рыжулька,  т.е.    Жулька.   Так  я  обрела  новых  хозяев.

Потом    у  меня  появились  и  подружки,  но  больше  всех  я  полюбила   болонку,   блондинку  Нору.    Как  мы  с  ней   играли!    Но  судьба    Норы  сложилась трагически:  её  хозяин  решил,  что  3  молодых  сосенки  затеняют  его огород,  и    ошкурил  их  стволы,  деревья  засохли.  А  через  год,  отгоняя  от  Норы  её  настойчивого  поклонника,   случайно  убил  её  саму.   И  похоронил  её  между   этими  же  засохшими  сосенкам  и  вскоре  умер  сам,  а  огород  зарос  бурьяном…

Когда    моя  молодая  хозяйка  уехала  учиться,    моим   «вожаком»  стала  её  мама.   Моя     преданность  ей  были  безграничны.  Наверное,  люди  не  умеют  так  любить.

А  потом  наступили  трудные  времена.     Еды  в  доме  стало  мало,   но    я   по-прежнему  получала  свою  овсянку  с  колбасой,  которую  теперь  давали  по  талонам.  Правда,  вкус  у  этой  колбасы  стал  какой-то  странный.   Я  не  могла   её  есть.  Приехавшая  на  каникулы,    молодая  хозяйка  возмутилась:  «Ну,  Жулька,  ты  совсем  обнаглела,  от  колбасы  нос  воротишь!».  Если  бы  я  могла  говорить,  я  бы  ответила: «  Вы,  люди,  верите  тому,  что  написано,  а  я  читать  не  умею,  я  ориентируюсь  на  вкус  и  запах.  И  точно  знаю:  «это»  не  колбаса  и  есть  я  «это»  не  стану!».

Но,  однажды  обоняние  подвело  меня.      Соседка  с  нижнего  этажа  подбросила  к  нашей  двери  кусочек  сала,   начинённого  ядом.  Нет,  не  зря  мне   запрещали  подбирать  что-либо  на  улице!  Но,  ведь  это  была  не  улица,  а  родной  порог,  к  тому  же,  сало  так  вкусно  пахло.  Я  его  проглотила.  Через  некоторое  время  мне  стало  плохо.  К  счастью,  сало  я  вырвала,  но  яд  всё  же  успел  подействовать.  Я  задыхалась,  сердце  моё  останавливалось,  меня  сотрясали  судороги.  Моя  дорогая  хозяйка,  как  могла,  спасала  меня.

Я  выжила,   но   ещё  долго    не  могла  ходить,  теряла  равновесие,   хозяйка  носила  меня  на  прогулку  на  руках.   С  тех  пор  я  научилась  выть.  Как  волк.  Мою  душу  разрывала  тоска,  я  запрокидывала  голову  и  протяжно  выла,  жалуясь  на  бездушие  людей,  которым  я  не  сделала  ничего  плохого.

Правда,  помню    случай,   когда   меня  чуть  не  арестовали.   А  дело  было  так:  мы   проходила  мимо  скамейки,  на  которой    сидел  ребёнок   со  своей  мамой.   Он   протянул  ко  мне  руку.  А  я,  надо  сказать,  всегда  была  недотрогой,    поэтому,  сделала  «выпад»,  как  кобра.  Ребёнок,  видно,  испугался,  хотя  не  было  случая,  чтобы  я  на  кого-  то  залаяла,  тем  более,  укусила.

Но,   через     несколько  дней    к  нам  пришел  милиционер  и  строго  спросил   хозяйку:  «Где  Ваша  собака?»

–Вот  она,    хозяйка  указала  на  меня.

–Нет,  другая,  большая!

–Но  у  меня  только  одна,  вот  эта.

Я  не  поняла,  почему  милиционер  засмеялся,   и  даже  обиделась:  ну  и  что  же,  что  я  маленькая?  А  милиционер  собрал  свои  бумаги,  встал  и  сказал:  «Извините,  иногда  люди  сами  не  знают,  что  сочиняют».  И  ушел.  Оказывается,  соседка  написала  заявление  в  милицию,  будто  её  ребёнка  покусала  большая  злобная  собака.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/12/sobachya-zhizn/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Ночная гроза



Рубрики нет:  Песчаная буря

Рубрики нет:  Минская рапсодия

Рубрики нет:  Письмо Сталину