История одного адюльтера (письмо к женщине)

© loovit1944, 2016


Я просил тебя рассказать о твоей любви, хотя и видел, что именно об этом ты по каким-то своим причинам рассказывать не хочешь.

Мучило меня другое: твой постоянный уход от многих вопросов, касающихся тебя, но не связанных с тем, о чем только что говорил. Это может быть только одно из двух: или боязнь, что я «не так пойму», и это «причинит мне боль»; или недоверие ко мне, недоверие в смысле осознания меня как временного, хотя и очень близкого человека. Мысль о том, что что-то вспомнить или о чем-то говорить тебе постыдно, я отметал.

Но пример с разозлившим тебя звонком, когда ты, чтобы я отстал, сказала, что звонил отец, а потом забыла об этом, показал, что что-то мне по ряду причин не полагается знать.

Неведение – соль на рану (опять вспоминается Куприн). Ты, очевидно, не знала об том.

Это было темой. И пока не складывались стихи о большой проблеме, я написал об этом Может быть, в этих стихах не было глубины, как и в остальных, но они точно зафиксировали момент, чувство. Этап отношений.

Вот эти тихи:

Ты «замолчала» мой вопрос,

ответив: «Не скажу».

В плечо уткнула теплый нос,

хоть видела, что жду,

что бьюсь в сомнениях, боюсь

боль ощутить опять.

Неужто шаток так союз,

что нечего сказать?

Сведя все к шутке, подсластив

объятьем горький ком,

и нашей близи лейтмотив

«потом, потом, потом…»

О счастье писать не хочется: оно как один мазок. Многолико и говорливо на бумаге лишь горе, боль, печаль. Они очень хорошо прорастают на нашей Земле.

Если одной фразой изложить все, что было у нас за этот год, то для меня это: счастье с червоточинкой горя. Горя разлуки. Недаром первые стихи я буквально выплакал

Кто виноват? – Никто. Разлука была в генах нашей встречи. Может, это и красиво звучит, но очень больно.

Стал ли я тебе самым близким человеком? Наверное, нет. Ты все время держала меня около. Внутрь себя не пускала. Очевидно, ты права. «Когда даешь себя приучить, потом случается плакать» (А. де Сент-Экзюпери. «Маленький принц»). Это стало рефреном на всю мою жизнь. А ведь гораздо более сильно «Мы в ответе за тех, кого приручили». Хотя я и следовал этому принципу, но помнил прежде всего первый.

Больно и обидно: одну не сделал счастливой на всю жизнь, другую – на часть. Об остальных и говорить не след: я им не был так нужен, как тебе.

Через три недели мы встретимся на юге. Будет ли это последняя встреча ли мы все-таки побываем и в горах? Хватит ли тебя?

Когда люди видят трещину в семейной жизни, они заслоняются детьми и заботами. Так велика сила привычки. Обыденного союза. Любовь невосполнима, она беззащитна. Ей не за что спрятаться, поэтому-то она такая тонкая нитка.

А что потом – боль? память? горечь? неустроенность души? одиночество в компании или новая связь все затмит?

Я думаю, что был прав, когда говорил, что такая женщина, как ты, не может остаться одна. Господи, только не ан юге! Это хуже всего – тянуть срок, зная, что ты – лишний.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/12/istoriya-adyultera/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя