История одного адюльтера (письмо к женщине)

© loovit1944, 2016


Его не зачеркнуть, не изменить.

Но есть любовь, и оправданье просто –

любить и верить. Преданно любить.

Да, я был жесток. Но эта жестокость нужна была мне. Я ощущал прежде всего себя. В тебе же меня трогала именно чистота, сохранившаяся глубоко-глубоко, твоя доверчивость, привязанность.

Мне было хорошо и тревожно (семья).

Мне было трудно удержать твою любовь по понятным причинам: я не мог обещать тебе будущего с тобой. Да и ты была уверена, что я не уйду от семьи. Но ты была права: я был твой, хотя это может быть и звучит непонятно для других. Но эта тетрадь – для нас двоих. Я старался не думать, что ты уйдешь, хотя был уверен в этом.

Меня всю жизнь интересовали любовные отношения мужчин и женщин. И всю жизнь я пытался разрешить для себя этот неразрешимый вопрос – а имеет ли право на такое женатый мужчина, замужняя женщина. Естественно, я знал, что такое часто бывает в жизни, что женщины, оставшиеся после этого одни или с ребенком как памятью об этой, как ее называют, «краденой» любви, часто с теплотой вспоминают этих мужчин, подаривших им частичку счастья, иногда более памятного и сладкого, чем иной долгий брак. Они их помнят, и не в претензии.

Не имея ответа ни из своего опыта, ни из чужого, я знал только одно оправдание себе: я любил тебя, я дорожил тобой, я делал все, чтобы тебе было хорошо. И я казнился своими воскресными днями, когда ты оставалась одна. Я знал, как это тяжело. Но я не знал, что тяжелее – так или если бы меня не было вообще. Я зал, что был бы другой. Но вот кто другой и лучше ли ‒ это я так тогда и не понял.

Получалось так: в предыдущих стихах я был прав – это когда идешь против себя. А что лучше?

Оставьте, не валяйте дурака,-

не все уложишь в русло слов банальных.

У жизни свой тариф – не стоит так

все гнать в разряд поступков аморальных.

Я б оправдаться на суде не смог.

Суровый суд, а было ль преступленье?

Кто скажет, в чем мораль и где порог?

…Тебя любил я – в этом искупленье.

Это маленькое стихотворение родилось у меня в метро от «Щукинской» до «Тушинской». А следующие стихи – в электричке. Но место могло быть любое: я же говорил, что ты постоянно была со мной. Я тебя любил, ревновал, скучал радовался о тебе, грустил о тебе, болел с тобой.

Были сказаны слова,

были сделаны дела.

И осталось подвести лишь итог.

И глядят в меня глаза

без слезы, но все – слеза.

И вопрос твой: «Почему ж ты не смог?»

Поцелуям нет числа.

Но трава уж проросла

на тропиках, где оставили след.

Синевой твоих глаз

одурманен я сейчас.

Но стоит в них твой вопрос. – Где ответ?

Ведь тебе я все отдал,

что еще не потерял

в поединках встреч пустых, на денек.

Только ночью снова ад:

«Виноват»! Виноват!!

И вопрос твой: «Почему ж ты не смог?»

Не забыть, не разорвать…

Значит, что – тоска опять?

Виноватых, как во всем, не сыскать.

Коврик, может, и постлал,

Только жесткий пьедестал –

два колена, что б с повинной стоять.

И не этою одной

неподсудною виной –

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/12/istoriya-adyultera/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя