Алтай

© Владимир Брусенцев, 2016


Егор как-то странно напрягся, а веник безвольно повис в его руке.

- А что? Я что-то не то сказала, - растерялась Людмила.

Наконец, Егор ожил и, протянув руку в её сторону, восхищённо выдавил,

- Рубенс!

Заинтригованный происходящим я поднял голову, и тоже замер, поражённый открывшимся зрелищем.

Тонкая белая батистовая рубашка на супруге сразу промокла от пота, явив миру формы достойные кисти великого мастера в первозданном виде.

Людмила быстро окинула себя взглядом,

- А ты что пялишься, старый греховодник? – возмутилась она и заметно покраснела то ли от смущения, то ли от удовольствия.

- Да, ладно тебе, племяшка, - попытался разрядить обстановку Егор. – Отцы-деды наши всегда всей семьёй парились – жар берегли. Ну, погорячился я – не Рубенс, а Кустодиев. Давай лучше я и тебя попарю. Только рубашку сними, толку от неё – как стеклянная.

- Попарить, говоришь? Хорошо, - Людмила выбрала новый берёзовый веник, размочила его в кипяточке и вдруг наотмашь хлеснула им по лоснящейся довольной физиономии дядюшки.

- Убивают! – дико заорал Егор и выскочил во двор.

В сумерках он и не заметил, что две соседушки, прислонясь к его забору, заболтались о ценах на картошку и огурцы.

- Ты, дыви. Дядько совсем голяком бигае, - поразилась пышнотелая Оксана, предков которой когда-то привезли на Алтай в столыпинских вагонах с Украины. – А ще млицинер.

- Так он что, при погонах париться должен, - возразила худощавая и бойкая Верка.

- Ну, хоч бы самый срам прикрыл!

- У кого срам, а у него достоинство. Мужик вдовый давно, что ушами-то хлопаешь. Твой–то алкаш уже давно на кладбище, а этот и не пьёт почти.

Егор, увидев нежданных свидетелей, целомудренно прикрылся веником.

- Ну, может, и дело ты говоришь…, - начала было Оксанка, когда из бани следом за Егором выскочила Людмила, повязавшая вокруг бёдер банное полотенце.

- Дыви. С чужой бабой парится! А ты говоришь…

Я высунул голову в окно,

- А ничего девчата-то, Веруня и Ксюша - расплылся я.

- О! При родном муже парятся. Извращенцы городские!

- Дура, ты Ксюха! Это племяшка его Людка со своим с мужем погостить приехала. Одетая она – разуй глаза-то.

Верка сразу пошла в атаку на Егора,

- Ты что это, обиду затаил на Оксанку-то. Дорогу к ней забыл совсем.

- Какие обиды! Вот гости дорогие приехали.

- Так зови и нас в воскресенье-то, Егорушка, познакомимся мы с нашим большим удовольствием, если угостишь хорошо.

Растерянный Егор только смущённо кивнул головой.

- Вот и договорились, жди, - довольная Верка ткнула Оксанку в крутой бок.

Вечером, когда вымытые до блеска и взбудораженные новой обстановкой, мы начали было слишком громко возиться в спальне, Егор постучал в дверь.

- Тише вы, молодые. Тут кругом вдовы одни как в войну. Услышат – прибегут, мужиков-то нет почти.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/11/altay/

Метки: , , , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Детективы, Рассказы:  Босфор



Миниатюры, Юмористические рассказы:  Колбасная перестройка

Миниатюры:  Цыганская кровь

Миниатюры, Юмористические рассказы:  Цыганские рубли