Побег Пограничника

© Владимир Брусенцев, 2016


Люди, в основном, делятся на две категории: одни считают, что психбольница это место, где пытают, угнетают больных, а также держат за решёткой здоровых инакомыслящих. Другие, наоборот, считают это заведение смешным, а их обитателей забавными чудаками. Первое навеяно детективами и публицистикой и никто ещё не подсчитал, сколько денег их авторы заработали на своих байках, описывая и показывая леденящие кровь бесчеловечные эксперименты  на беспомощных больных. А сторонники позитивного взгляда это, как правило, любители культовых кинокомедий.

Правда заключается в том, что психбольница это больница, где одни лечатся, а другие работают. Тихим пациентам – таблеточки, буйным - укольчики, питание и крепкий, хоть и не очень здоровый, сон.

Работа тяжёлая, весьма рутинная, и лишь алкоголики, допившиеся до белой горячки, то есть алкогольного психоза, периодически оживляли весьма скучную, хоть и трудную жизнь персонала в загородном филиале больницы для тяжёлых больных.

С их появлением в тихой обители начинался обычный переполох. Обладая поистине богатырской силой в таком состоянии, они требовали к себе утроенного внимания. Мы, два санитара, срочно вызывали на помощь больных-уголовников из так называемой «рабочей палаты» для фиксации больного. Впятером героически преодолевали сопротивление больного, который как спрут с гигантскими щупальцами легко мотал нас, вцепившихся каждый в своё щупальце, во все стороны. В крайнем случае, на выручку приходила отзывчивая санитарка Муся. Она просто садилась сверху на больного, обездвиживая того своим незаурядным весом в полтора центнера и позволяя привязать буяна за руки-ноги свёрнутыми простынями к спинкам кровати из толстенных железных труб. Не жестокосердия ради, но дабы уберечь больного и его соседей от травм, весьма вероятных при утрате контроля во время психоза, который, как правило, длится трое суток. А все эти смирительные рубашки – плод творческой фантазии. Тут работает старый как мир принцип - чем горячее пирожки, тем охотнее их раскупают.

В благодарность за самоотверженную и бескорыстную помощь мы закрывали глаза на мелкие шалости уголовников – для краткости их называли зеками – типа, распития чефира или вымогательства денег у больных, тем более что это всегда происходило без свидетелей и практически добровольно. Зеки были элитой – их не стригли наголо и одевали в красивые вельветовые костюмы, в то время как настоящим больным выдавали обычные полосатые полинявшие от стирки пижамы, да и то не всем.

Зеки-симулянты, среди которых было немало убийц, гордились своей адекватностью и презирали больных, которых неполиткорректно называли «дураками». Ничего не поделаешь - отголоски дурного тюремного воспитания.

И вот в начале той памятной морозной зимы в отделении появился первый политический – больной Волков по кличке Пограничник. Надо сказать, что лишь наиболее яркие личности нашего отделения – до двухсот человек – имели свои прозвища.

Звание Пограничника он, несомненно, заслужил. Три попытки нелегального перехода границы, две из которых были относительно успешными. То есть, его задержали уже на территории Польши и Румынии при помощи бдительных местных жителей, когда он безуспешно пытался всучить в магазине рубли вместо злотых и лей.

Он даже отсидел около года после Румынии, но дело своей жизни не бросил. Однако, третья попытка стала для него роковой.

Его задержали на китайской границе – система охраны оказалась несколько отличной от тех, к которым он привык.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/08/psihushka-i-politicheskie/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Стихи с юмором:  Старый дуб



Юмористические рассказы:  Мозоль

ОДИНОЧЕСТВО В СОЦИУМЕ, Рассказы:  Пять счастливых лет

Детективы, Рубрики нет:  Прогулка с ветерком