Матерый и его Волчица

© Николай Зубков, 2016


Матерый и его волчица бежали к окраине леса, уводя свору псов все дальше и дальше от того места где псы могли бы обнаружить их логово с маленькими волчатами… Бег их был быстр и стремителен, но в тоже время рассчитан на то, чтобы ни один пес из преследующей их своры не отставал… Волчата… оставшиеся в логове волчата… эта одна мысль на двоих позволяла матерому и волчице задать необходимый, самый оптимальный, темп  бега по твердому еще снежному весеннему насту… они бежали в унисон, Матерый чуть впереди волчицы, совсем не обращая внимание на то, что колкий наст режет  их лапы в кровь. И вот когда Матерый увидел вдалеке просвет среди деревьев, он кинул кроткий взгляд волчице и рванул, теперь уже из всех сил влево, уводя ее кромкой леса в густую знакомую чащу. Они петляли между деревьев, пытаясь сохранять максимально возможный быстрый темп бега. Поднявшись на пригорок, Матерый, слетая с него, увидел прямо перед собой растянутую между деревьев веревку с красными флажками и, не сбавляя хода, перепрыгнул через нее. Лай собак казался теперь далеким и приглушенным, видать они приотстали в лесной чаще. Матерый остановился и оглянулся назад. Волчица металась вдоль веревки с флажками, не в силах заставить себя преодолеть эту преграду. Он рванул назад, перепрыгнул веревку и подбежав к ней, ткнулся носом в ее морду: - Давай, ты сможешь… я верю в тебя ты сможешь… забудь, забудь то чему учили тебя в детстве… прыгай, прыгай через флажки… доверься мне, доверься… я же смог, и ты сможешь… Волчица замотала головой, отказываясь прыгать… Матерый прыгнул через веревку и снова посмотрел на нее. Она крутилась почти на месте, в метре от злополучной преграды с красными флажками. Время… время бежит невыносимо быстро, свора псов скоро ворвется на эту поляну… Матерый прыгнул к веревке и начал рвать ее своим зубами. Разорвав веревку, он схватил ее за один из концов и утащил его по дуге, открыв проход, свободный от красных флажков.  Волчица рванула с места в косогор, Матерый следом. И вот, когда они поднялись на самый верх, он услышал, как резким раскатом грома хлопнул выстрел и почувствовал резкую боль в боку. Сделав усилие, он прыгнул вниз с косогора, уткнувшись в паре метров к низу мордой в снег. Волчица развернулась и подбежала к нему, уткнувшись своим носом в его нос, и взглянула в его глаза.  – Уходи… Ты не в силах мне помочь… уходи, слышишь? Я задержу их…  - Я… я не уйду… я с тобой, останусь с тобой… - Нет. Нет, щенки… наши щенки, ты должна… слышишь меня? Ты должна уйти… Все уходи, времени нет…    После…  после…  Я… Я буду ждать тебя там… со всеми волками вместе… в нашей стае предков… уходи! Волчица тихо и жалобно заскулила и из глаз ее потекли слезы, крупными каплями падая в рыхлый весенний снег.                                                                                                                                      Матерый коротко рыкнул, оторвал взгляд от ее глаз, развернулся и, волоча заднюю правую лапу, оставляя за собой кровавый след, пополз к вершине косогора.  Он вслушался в стремительно приближающийся лай собак. Только бы… только бы успеть, успеть остановить их прежде чем меня самого остановит выстрел… только бы успеть… Он… он правильно рассчитал, ему удалось… Одним рывком кинув свое тело на вершину косогора, он затем, несколькими короткими прыжками, прыгнул вниз, и мертвой хваткой своих зубов, вцепился в горло вожаку собачьей своры  Охотник, тот, что подстрелил Матерого резко вскинул и опустил ружье… он молча стоял и смотрел, как свора псов, обезумев от наглости волка, беспощадно рвет его тело на части. Затем, не в силах уже смотреть на расправу, он отвернулся и сел прямо в снег у сосны, закинув далеко от себя свою, не нужную больше ему, винтовку. Матерый не чувствовал боли… Сознание волка, увлекая за собой его благородную душу, быстро уносилось высоко вверх… в стаю Предков… среди которых было много, таких же как он, бывших вожаков земной стаи… и других разных волков… тех, кто оставил уже земную свою стаю и свою жизнь на Земле…

Прошло несколько месяцев, волчата Матерого росли и крепли. Каждый из волков стаи помогал им чем мог, подкармливая их из добытой им на очередной охоте своей доли. Волчица Матерого смотрела на нового вожака стаи вместе с его подругой, как тот с удовольствием воспитывал ее щенят, обучая их всем премудростям волчьей жизни… заодно готовя и себя к роли будущего отца.

Она точно знала, наблюдая за щенками, что среди них подрастает будущий матерый вожак стаи, который будет таким же уважаемым среди волков, как был его отец… знала она и то, что она найдет в себе силы дожить свою жизнь одной… и только в очередное полнолуние, уйдя далеко от стаи, она выла искренне, отдавая голосу всю тоску своей волчьей души без остатка… тоски по своему Матерому…  несокрушимо веря в то, что он так же тоскует по ней, ожидая ее в небесной стае Предков…

Николай Зубков. Написано мною 9 мая 2016 года… в годовщину Дня Победы русских Воинов в бесчеловечной войне.

Популярность: 1%



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/05/materyiy-i-ego-volchitsa/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Философия:  Одна кошка. Одна женщина. Две одинаковые истории.



Рассказы, Фантастика:  Станция «Луна – 2», попытка улететь и ложные данные

Рассказы:  Флибустьер капитан Морган. Бери все, не отдавай ничего!

Рубрики нет:  Аметистовый залив