Джонни

© Катерина Брылева, 2016


“И только яблоко украдкой прихватив,
Впивается зубами с громким хрустом
Не разглядевши надписи на нём”.
Suboshi

Джонни стал лихорадочно расстегивать рубашку. О, боги, какое облегчение! Все тело разодрала проклятая ткань. Теперь брюки, и не забыть снять носки, чтобы не поскользнуться…

Разбрасываемая в разные стороны одежда еще не завершила свой полет, а Джонни уже был у зеркала. Привычно провел пальцем по стеклу: “Ты красивый…”

Он выглядел потрясающе. То, что на нем осталось из одежды – шорты-трусы и белая безрукавка – выглядели жалко на фоне этого тела – загорелого, тонкого. Бледная помада на губах почти стерлась – Джонни метнулся к брюкам и нащупал в заднем кармане заветный тюбик. Как всегда от этого цвета неожиданно захотелось пирожных, но достать их сейчас было неоткуда: он снял студию всего на час, и глупо было терять это драгоценное время на сладости.

Он снова подбежал к зеркалу и накрасил губы. Ага, так-то лучше… Ты красотка. Самый, самый лучший. Увлекшись, Джонни нарисовал на плече маленькую розочку. Ну все, хватит баловства. Он вышел на середину зала, но тут сама собой распахнулась форточка, и мальчишку с ног до головы окатило весенним ветром, льдистым и цветочным. Он подскочил к подоконнику, подтянулся и добрался до окна. Высунул голову наружу. На улице пахло тающим снегом. Его стало немного потряхивать от холода, и он с сожалением захлопнул форточку и вернулся в полумрак мастерской. Потому что мелодия уже шла. Он чувствовал ее кончиками пальцев ног. Кажется, он смог бы станцевать ее, даже если бы мог шевелить только ими. Меж тем пятки сами стали выстукивать ритм. Он приструнил их и послушал – сначала внутри. Три, четыре, семь, двадцать. Отступил на шаг и полетел. Несуществующая музыка несла его, нежно, по своим перекатам, послушно спасая от рифов, он балансировал, взмахивал рукой, чтобы не потерять равновесие, изо всех сил стараясь не шагнуть в волну, не соскочить в последний момент, бухнувшись в воду по самые уши, а пронестись на ней до конца, пока она сама не выкатит его на берег, бережно поставив у кромки прибоя. Три-два-еще…

Он еще несколько минут стоял неподвижно посреди залы. Музыка билась у него в сердце, текла в пальцах, громыхала в голове. Кажется, он еще никогда не слышал ее так громко и ясно, как сегодня. Может, все-таки послушать братишку и попробовать записать? Но как?

Джонни тряхнул головой и побрел одеваться. Накинув рубашку на плечи, он растянулся на полу, закинув руки за голову. Пол был из деревянных досок, некоторые из них разошлись, другие вздулись, и теперь острым уголком что-то неприятно упиралось в спину. Как он может записать, если слышит ее только когда танцует?

Мне и одному хорошо, – в очередной раз подумалось Джонни. – И далась мне эта Академия. Будто мне меня недостаточно. Меня и моей песни.

Он перевернулся на живот. В щели между досками скопилась многолетняя пыль. Джонни положил голову на руки. Академия. Ака-демон. Me. Я. То есть все равно получается: “Я-Я”. Демаакия. Якамедиа. Ну конечно, я – комедия! Вот и разгадка!

Он сел и поглядел на себя в зеркало в другом конце зала. Если закрыть грудь, так типичная девица. По имени Комедия. Надо глянуть, не стерлась ли тушь, но лень. А ведь правда есть что-то женское… Ааах ты, бесстыдная девчонка! Сейчас я тебя…

Встав на коленки и рыча, Джонни медленными движениями стал двигаться к зеркалу. Сходство со львом ему придавала огромная кудрявая шевелюра – Джонни пригибался к земле, и прядки свисали на лоб и чуть не волочились по полу. Со страшным ревом он бросился на зеркало – и отбил кисть.

– Ять!

Ручка, милая, почему сейчас, когда ты мне так нужна? Хотя вообще ты всегда мне нужна!

Помахивая пострадавшей конечностью, Джонни уныло поплелся за остатками одежды. Уже почти собравшись, он хлопнул себя по лбу – чуть не забыл!

– Ах, да, фото на резюме. Как будто им меня не достаточно.

Тяжесть в кармане пиджака успокаивает – миникамеру он еще не потерял. Пиджак, пожалуй, лишнее, а вот рубашку стоит застегнуть на все пуговицы – изображаем пафос. Как же глупо все получилось – на лице он сегодня вроде бы красил женщину, потому что сказали фотографию в образе – получайте! А вот про одежду забыл абсолютно, натянул как всегда первое, что выпало из шкафа. Сюда бы вечернее… Впрочем, ну их к лешему. Нарочно мил не будешь, а моя рубашка стоит целое состояние. Состояние влюбленности, например.

Так, три-четыре, изображаем пафос и вдохновение, пафос и вдохновение. Ой! Да это как-то и правда не совсем я. Освещение тут такое, что ли? Нет, это точно какая-то другая женщина. Неужто та самая Комедия? Что ж, до скорого свиданья, мадам!

Он шумно захлопывает дверь, и от резкого движения воздуха снова распахивается окно. Слабый солнечный луч прорезает сумрачную тень комнаты, поочередно отражаясь в зеркалах.

Популярность: 1%



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/05/dzhonni/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рассказы, Фэнтези:  Наступает время (фанфик)



Рассказы, Фэнтези:  Как летит снег (история для Л.)

Рассказы, Фэнтези:  Адам и Ева 2.0

Рассказы:  Джонни