Попутчицы

© gtnn.ant, 2016


Г. Антюфеев.

Попутчицы

Дорожная  зарисовка

Войдя  в  вагон, заняв  свободное  место  у  окна, я  вытащил  из  сумки  и  поставил  на  столик  минералку, которую  неизменно  беру  в  дорогу, рядом  положил  парочку  беляшей, удобно  умостился  и  стал  рассматривать  людей, снующих  по  проходу. По  лицам  всегда  стараюсь  определить  приятного  попутчика, ведь  от  этого  зависит, какой  будет  поездка:  длинной  и  нудной  или  скоротечной  и  занимательной. Поэтому  с  удовольствием  ответил «Свободно»  на  вопрос: «Занято?», прозвучавший  из  уст  худощавой  старушки. Не  успела  соседка  устроиться, как  появилась  ещё  одна  с  тем  же  вопросом  и  заняла  место  возле  неё. По  тому, как  они  были  одеты, угадывалось, что  первая  из  них  горожанка, а  вторая – сельчанка.

Состав  качнулся, жёлтое  здание  вокзала  поплыло  назад. Поезд, набирая  скорость, задорно  застучал  по  стыкам  рельсов… Громко  грохоча, пронёсся  по  мосту  над  речушкой  Доброй  и  заспешил  дальше.

За  окнами  простирались  бескрайние  степи  с  пологими  склонами, оврагами, балками, разбросанными  то  там, то  сям  куртинами⃰  деревьев. На  начинающей  жухнуть  осенней  буростью  траве  бродило  стадо  бурёнок. В  отдалении   от  стада, на  пригорке, грелся  пастух. Подле  него  бегала  собачонка.

« Ходють, пасутся, родимые,- произнесла  сельчанка. – Я  ить  с  ними, почитай, всю  жизнь  провела.

Во  время  войны  эвакуировали  скот. Подошли  к  Дону, а  там  миру-у… подвод… машин… Дождалися  своей  очереди, погрузили  коз  с  овцами  на  паром, что  тогда  по  канату  ходил, а  быков  с  коровами  вплавь  пустили. Они  плывут, а  мы  рядом – на  лодках… Переправили  и  погнали  дальше – ажнык  в  Камышин. А  жарища    стояла – несусветная. В  Камышине  сдали  скотинку, получили  справки  и – по  домам. Пока  обратно  шли – узнали, что  наши  места  немец  занял. Остановилась  я  у  родни, в  Рахинке, что  раскинулась  на  берегу  Волги  супротив  Сталинграда».

Бабуля  помолчала  немного, переживая, видимо, прошлое, и  продолжила: «Окопы  роем, а  фашисты  налетят  и  давай  измываться  над  нами. Бочки  пустые  сбрасывали, а  те  так  гудуть – жуть  берёть. Шмякнутся  оземь, прыгают  и  звякают  противно. Хоронимся  в  окопах  да  в  щелях – голову  боимся  высунуть… Улетят  самолёты – тихо  станет, и  только  слыхать, как  листовки  шуршат: шурх-шурх, шурх-шурх… Всё  сдаваться  призывали. Листовка – пропуск… Потом  и  нас, и  город  зачали  по-настоящему  бомбить. Так  бомбили, так  бомбили!… Особенно  Сталинград. Днём  и  ночью. Дюже  страшно  было…

А  когда  вражину  прогнали, вернулась  в  колхоз, к  своим  коровушкам.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/04/poputchitsyi/

Метки: ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Повести, Сентиментальная проза:  Всё будет хорошо…



Рубрика не определена:  Пошутковали

Публицистика:  Вкус хлеба

Рассказы:  Рассказ дядюшки Сейфуллы