Сельпо

© gtnn.ant, 2016


Г.Антюфеев.

Сельпо…

Эссе

Фомич  умер. Не  старый  ещё, а  вот – умер.

С  вечера  «поддал»  немного  с  друзьями, домой  притюпал – хотел  добавить. Жёнка  как  раз  собиралась  на  базы, и  в  ответ   на  неуверенное  прошение  незлобиво  проворчала:

- Хватит  с  тебя. Ложись спать. Успокойся  уже.

Иван, попереминавшись  на  крыльце, высмолил  «Приму», замурлыкал: «В  тёмном  переулке  ребята  идут, в  гармошку  играют, Катюшеньку  ведут…» – и  двинулся  к  уютному, гостеприимному  дивану, что  умостился  в  уголке  переборки  и  на  котором  любил  прилечь. Завалился  на  него  и…

Утром (что-то  долго дрыхнет)  половина  толкнула  его  в  плечо  да  сама  чуть  не  «успокоилась»: захолодел  уже  супружник-то… Легко, просто, даже  весело  ушёл  из  жизни  баянист  с  лихими  чапаевскими  усами, любивший  щеголять  в  мягкой  фетровой  шляпе, из-под  коей  хитринкой  блестели  глаза…

Отходил, оттопал  земляк  хуторские  стёжки-дорожки, степные  косогоры  и  балки. Лёг  рядом  с  отцом-матерью. Родители  ещё  застали  свидетелей    истинного  казачества, что  вольницей  росло, умножая  боевую  славу  во  походах  на  ворога. Слагались  о  тех кампаниях  сказы  с  песнями, передавались  от  поколения  к  поколению… Ныне  и  слава  потускнела, и  песни  подзабылись, и  сказы  ушли  с  донской  степи, как  трава  перекати-поле. Улетела  она  куда-то, умчалась, а  ведь, бывало, дунет  ветер – запрыгают, заскачут  колючие  шары  по  переулкам  с  дорогами, понесутся  по  околице  да  по  широким  просторам…

С  кладбища  ушли  почти  все, кто  приходил  попрощаться. А  было  их  много, ведь  Иван  почти  всю  жизнь  прожил  в  родном  хуторе, кроме  времени  службы  в  рядах  Вооружённых  Сил  и  учёбы  в  профтехучилище. В  остальном – тянул лямку  сельчанина, никому  ещё  не  давшую  ни  просвета, ни  продыха… Паши, крестьянин, копайся  в  земле, поставляй  на  собственный  стол  и  на  стол  горожанина  овощи, фрукты, мясо, молоко… Повезёт  деревенщина  плоды  труда  своего  в  город  на  рынок, а  тамошний  покупатель  носом  крутит: то  молоко  слишком  жирное, то  сало  без  прослойки, то  помидоры  крупные… И  норовит  взять  побольше, заплатить – поменьше. Копейку  свою  бережёт, до  чужой  ему  дела  нет. Считается, что  на  земле  легче  прожить: всё  там  есть, значит, прокормиться  можно. А  то, что  сельский  работяга  во  все  времена  получал (и  получает) гроши, – никого  не  волнует: ни  покупателя  на  базаре, ни  чиновника  с  министром  любого  ранга. Живут  селяне  как-то, да  и  ладно. Не  помирают  же. А  помрут – ничего  страшного – заграница    поможет. Только  мясо-то  западное  годами  лежит  в  морозилках, теряя  вкусовые  качества, яблоки  забугорные – пресные, шоколад – пластилиновый, масло  сливочное – одно  название. Как  ни  крути, как  ни  верти, а  наша  продукция  лучше, потому  что  выращена, произведена  на  родной  земле. А  что  родное, то  вкуснее, сытнее, ароматнее  и, самое  главное, полезнее. Это  учёными  доказано.

У  нас  как  было, так  и  остаётся  высокомерное  отношение  к  тому, кто  в  деревне  живёт. Чуть  что, пренебрежительно  цедят  сквозь  зубы: «Сельпо, что  с  него  возьмёшь…» И  безграмотны  они, и  бесхитростны. Доверчивые, наивные, несведущие… Сельпо, одним  словом…

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/03/selpo/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Миниатюры, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Воробьи



Рассказы:  Неразрытый курган

Рассказы:  Г. Антюфеев. Старший брат

Публицистика:  Вкус хлеба