Хороший человек был дед Николай…

© gtnn.ant, 2016


Г. Антюфеев.

Хороший человек был дед Николай

Рассказ

С  утра  в  доме  царила  суета: одни  женщины  что-то  жарили  и  парили  на  кухне, другие  убирали  в  комнатах  и  накрывали  на  стол. При  этом  отчего-то  говорили  полушёпотом.

На  стене, прямо  на  узорчатом  ковре, была  прикреплена  фотография   худощавого  старика  при  наградах, смотревшего  весело  и  несколько  лукаво. Под  снимком  висели  те  самые  награды, что  украшали  грудь  деда, среди  которых  выделялись  медаль « За  отвагу» и  орден  Славы. Из-за  него, из-за  деда  Коли, и  собирался  сегодня  народ. Год  прошёл  с  тех  пор, как  он  тихо  перебрался  в  мир, пугающий  неизбежностью  большинство  живущих.

Ближе  к  обеду  стал  подходить  люд: многочисленная  родня  и  близкие  соседи. Негромко  здоровались, раздевались. Вешалка  распухла  от  курток  и  пальто, и  вновь  прибывшие  сваливали  верхнюю  одежду  на  кресла  и  диван. Объединившись  по  несколько  человек, вели  разговоры  обо  всём, избегая  упоминания  об  усопшем…

Вскоре  хозяева  пригласили  за  столы, где  стояли   бутылки  с  водкой  и  напитками, тарелки  и  всё  необходимое  для  поминок. Народ  не  спеша  рассаживался  по  стульям  и  скамейкам, покашливал, обменивался  репликами. Сын  покойного, мощный  мужчина  с  грубоватыми  чертами  лица, низким  голосом  произнёс: «Дорогие  гости, спасибо, что  пришли  почтить  моего  батьку. Выпьем  за  помин  его  души  и  царство  небесное». Поминатели  подняли  наполненные  рюмки, крякая  и  морщась, выпили  и  принялись  за  еду… Тишину  нарушали  стук  ложек  о  посуду,  бульканье  напитков, вздохи…

Налили  по  второй.

Хозяйка, миловидная  женщина  с  выразительными  глазами, вместе  с  одной  из  родственниц  подавала  тарелки  с  парящим  содержимым.

- Кому  лапшички? Кому  щей?

Присутствующие раскраснелись  от  выпитого, от  духоты, стали  расстёгивать  пиджаки, обмахиваться  платочками, вытирать  пот. Хмель  потихоньку  ударял  в  голову, развязывая  языки, и  разговоры  становились  громче  и   громче.

Мужчины  потянулись  на  улицу. Смолили  сигареты  и  глубоко  вдыхали  осенний, настоянный  на  прелых  листьях, воздух…

После  перекура  все  уселись  за  столами, выпили  ещё  по  одной  и… Полился  трёп, начал  проскальзывать  смешок. Чей-то  голос  попытался  урезонить  развеселившихся:  «Будет  вам – не  на  вечеринке  же…»  Ему   ответил   младший  сын  деда  Коли: « Да  ничё  страшного. Если  бы  я  умер  и  так  вот  собрались  меня  помянуть – я  бы  рад  даже  был. Мы  ж  того… мы  ж   ничего  такого… Вот  если  бы  не  собрались… А  так – чё  ж?… так  даже  хорошо…»

- И  то  верно.

- Ага.

Это  послужило  сигналом, и  заговорили  наперебой, почти  не  слушая  друг  друга…

- Ехали  на  машине  из  города. А  там, под  горочкой, мостик… ну, как  подъезжаешь  к  этому… фу  ты… ну, как  оно?

- Да  неважно.

- Ну  летим, значит, километров  140…  Говорю: «Тормози - мост!»  -  « Поздно», - отвечает  братан…

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/02/ded-nikolay/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Публицистика:  Место сбора - Пушкинские горы



Рассказы:  Дача

Рассказы:  Щебетуха

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рассказы:  Г. Антюфеев. Ко мне Дед Мороз приходил!