Беловодье. История третья.

© Михаил Ковтун, 2015


… « И особо хочу остановиться на неусыпном контроле партии над выполнением продовольственной программы. К годовщине Октябрьской Революции предприятия химической промышленности выполнили годовой план на сто пять целых и шесть десятых процентов. Это великолепно, товарищи! Больше удобрений пойдут в колхозы и совхозы, больше продуктов появится на полках наших магазинов! Неустанная забота партии о простом человеке вызывает дикую злобу запада. Чуя собственную скорую гибель империализм продолжает гонку вооружений. Они уже лезут в космос. Наш советский космос, товарищи!»

… Максиму неудержимо хотелось зевать. Да нельзя. На прошлом партсобрании едва не заснул. Парторг, Нина Яковлевна, тётка стервозная и мстительная. Поэтому путёвка в Геленджик пролетела мимо Максима, как стая напильников над городом Парижем. Она может много неприятностей устроить. В КГБ явно сигнал пошёл. О «политической незрелости» начальника строительного участка. Да плевать. Времена не те. Не 37-й а 81-й. Нашла дура Синявского с Буковским в одном флаконе. Усталость одолевала. Сколько же она будет нести эту хренотень?! Продовольственная программа… В магазин любой зайди. Вот и вся программа. Очередь, очередь, очередь… Нет, с голоду не пухнем. На выходные в «колбасную» электричку и на Украину. Там и одежды, и еды выбор побогаче. Колбаса и сыр часто бывают. Не то что в России. Достали эти политинформации. Сплошные «исторические решения» съездов КПСС. Такое ощущение, что партия и народ в разных государствах живут. У одних « победная поступь социализма», у других: дефицит, очереди и пьянка.

На участке Максима в понедельник с утра не похмелялись всего трое. Сам начальник участка, штукатур Виктор Асафович и пёс Рейган. Штукатур был из анабаптистов, Максим с псом просто не любили это дело. Все остальные крепко «квасили». А пьяная бригада на монтаже – то ещё шоу. Панель весит 7 тонн. Что не так – человек сразу в лепёшку. А отвечать Максиму. Зарплата у него поменьше, чем у работяг. Зато ответственности, вплоть до уголовной, хватает. Карьеру строить? В начальники СМУ выбиться? Там надо уметь воровать не мешками а вагонами. Зачем? Дача в два этажа и «Волга»? Стоят ли они того? Уходить со стройки? Максим полгода работал в проектном отделе. Чуть не сдох от скуки. То ли дело стройка. Филиал ада на земле и он там не последний чёрт. Когда идёт «большой бетон» стройплощадка напоминает фронт. Всполохи электросварки, рёв кранов. Мечутся тени «бойцов». И, как танковая колонна немцев, миксера с бетоном. Брызги бетона свистят как пули. Густой мат. Крик строповых. И всем этим командует он. Начальник участка Максим Глодов.

Политинформация закончилась. Парторг собрала бумажки и ушла. Работяги кучковались у дверей бытовки. Негромко спорили и звенели мелочью.

– Мужики! Не напивайтесь. Завтра перекрытия заливаем.
– Не переживай, Максим Иваныч, мы меру знаем.
– Меру вы знаете.. Выпить её не можете. Падаете.

Строители весело заржали и двинулись в ближайший магазин. Максим закурил. Он любил остаться один вечером на стройплощадке. Домой идти не хотелось. Жены нет. Уже нет. Не сошлись характерами, как сейчас модно говорить. Так, что дома никто не ждёт. А здесь хорошо. Пахнет остывающим металлом, ветер гоняет обрывки цементных мешков, тишина. Иногда гавкнет Рейган. Можно идти в сторожку и пить чай с Николаем Степанычем. Местным сторожем.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/11/belovode-3/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Звонок



Фантастика:  Черная радуга

Психологическая проза:  Босс

Фэнтези:  Беловодье. История первая.