Красные поцелуи ветра

© Кора Левина, 2015


Я долгими часами сидела праздно в гостиной, то и дело поглядывая на римский циферблат часов в ожидании твоих шагов у парадной, чтобы выбежать тебе навстречу. И не потому, чтобы мне хотелось видеть твоё лицо. Я ждала лишь того, что ты скажешь. Что скажешь ты, когда я выбегу тебе навстречу так, будто ждала тебя? О чём ты подумаешь, когда я обниму тебя? Что ты почувствуешь, когда я прикоснусь к тебе по-особенному чувственно?

За окном мелькали станции, проносились тускло освещённые стены и редкие мостики через канал. Пейзаж однообразный до невозможности. Я вновь пригляделась к своему соседу. Подозревать человека, стоящего рядом, говорящего с тобой и угостившего тебя сигаретой – дело неблагодарное. Но…Такой ли может быть человек, способный причинить смерть? – подумалось мне ни с того, ни с сего и в тот же миг мне почему-то стало страшно.

Я отвернулась и принялась вспоминать…

Мы по-разному одевались, по-разному говорили и смеялись тоже неодинаково.

Твой смех был похож на звон колокола в небольшой церквушке близ Сен-Мартин. Он отдавался в твоих больших внутренних сводах, как призыв к действию жизни. Мой был похож на кашель ворона, подавившегося чем-то несъедобным и оттого я редко смеялась в компании. Но при тебе я смеялась, пожалуй, так часто, что уже за одно это ты бы мог меня разлюбить. Но тебе отчего-то это нравилось, и ты всё продолжал говорить глупости, нарочно, чтобы я смеялась этим моим продолговатым, безудержным смехом цвета, пережжённого мокко с примесью горькой перезревшей пшеницы.

Ты всегда критиковал мой стиль одежды, мой стиль жизни и стиль выбора. Ты говорил мне: “это безвкусно”. И “это не уместно” или “это нехорошо”. Ты даже не представляешь, мой дорогой, как меня это злило! Хорошо если ты это слышишь, и также нехорошо, если я говорю в пустоту.

Я работала учителем рисования в средней школе и во время большого перерыва частенько сиживала одна. Иногда ты приходил навестить меня, чтобы принести обед. Была поздняя свежая весна Мы рассаживались у раскрытого окна и украдкой переглядывались о тех незначительных мелочах, что бывают между двумя людьми в расцвет их юности на пороге запоздалого взросления.

В классе висела большая стеклянная доска, вся в разводах и мелких трещинах.

- На мелованной доске так легко прочертить жизнь, перечертив её заново… - слышу мой голос будто бы издалека.

- Но, ты знаешь, мой милый Валентин, всего перечертить нельзя… - приговариваю я, отстраняясь на миг от нашей реальности к нашей действительности.

Высунув кончик языка от усердия, прикусив его зубами, заправив вьющийся волос за ухо, а если не помогает - то за самый воротник бумажного простого платья - я работаю. Рукав, подвёрнутый в спешке, щекочет мне локоть, и я неловко потираю его о край доски, потом внешней стороной руки и так до тех пор, пока не плюю на всё это и не прекращаю замечать что-либо вообще.

Ты внимательно смотришь на меня. как будто видишь впервые и я знаю, что в этот миг какая-то буря поднимает свою львиную голову глубоко-глубоко в недрах твоей души.

- Гильермо…Гильермо…- подписываю я - Это будет самая умная…в мире…

Мел крошится под ногтями, закрадываясьв уголки памяти, забиваясь под корень к самым ненужным воспоминаниям. Я старательно вывожу линии левой рукой. Но вот остаток мела иссякает, как источник воды в пустыне, рассыпавись фонтанчиком пепельных брызг. Я оттряхиваю руки.

- Вот - говорю я - готово!

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/10/krasnyie-potselui-vetra/

Метки: ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя