Мой родственник проснулся в морге

© STSPV59, 2015


Мой родственник проснулся в морге.

Об этом казусе Евгений догадался не сразу. Потому как морг ничем особо не отличается от провинциальных сибирских гостиниц в стуженную зимнюю пору или от столичных вытрезвителей в любое время года.

За свои 63 года Евгений много раз просыпался. И где только не заставало его пробуждение: в детской люльке, на сеновале в обнимку с деревенской озорницей, в казарме от рыка дежурного по роте, на боевом посту, в танке, в поезде, в тракторе и под комбайном, на супружеском ложе и на панцирной койке полевого стана.

А тут проснулся в мертвецкой. Абсолютно холодным и трезвым.

Лучше уж было на том свете. А еще лучше: пьяным в дым и под жаркой Маниной подмышкой.

Так какая же пьяная, хуже того тупая сволочь раньше положенного срока отправила моего родственника, откуда возврата уж нету…?

И все лежащие на стеллажах с номерками на правой ноге составили ему добрую компанию мужчин и женщин перед отправкой в ад или рай.

Впрочем, из какого места прилетят покупать его ангелы и куда, на какой край бездонной Вселенной отправят не слишком его самого и волновало. В раю возможно и хорошо, но сейчас, когда он дрожащий, с пересохшими и больными внутренностями ему как никогда прежде захотелось человеческого тепла. Он вспомнил свою маму, а нашу знаменитую труженицу бабу Марию. Память бороздила, отваливая лемехами пласты годов, когда он помнил ее ярко семидесятилетней высохшей маленькой старушкой, гоняющей на велосипеде по селу, чтобы поспеть с одной работы на вторую и третью, а то смутно, скорее ощущая лишь запах молодой,  дебелой женщины, которой палец в рот не клади откусит по локоть.     .

Она загуляла с женькиным отцом, когда еще жива была первая тяткина жена, которая умерла в 1944 году. Прибралась, освободив жалмерке и сопернице место законной жены. От покойницы осталось трое детей – Василий, Дмитрий и Галина. И мать родила отцу, к концу жизни оставшимся беззубым, полупарализованным стариком еще шестерых детей. Всплыл рассказ мамы, как то ли в 46, то ли в 47 году, сразу после войны, прибегает вечером ее старшая сестра Елизавета и говорит:

- Ой, моя ж дорогая сестричка,  мой Степан, кажется, умер! – и давай голосить. Всех зараза переполошила.

Пришли в ее хату, Степан сельский завхоз, несмотря на голод мужик справный с пузиком и смирный, не буянистый, ни то, что твой батя, лежит на кровати и признаков жизни не подает. Мы ему и зеркальце к носу – не потеет, свечку желтую восковую – пламя не колыхнется и в грудь толкли и подмышками щекотали – никаких признаков. Ну, все бабы, помер наш Степан. На другой день из найденных на его же складе досок, как будто знал, приготовил заранее,плотник Ефим сколотил гроб и крест на котором выжгли: Сидоренко Степан Лукич 1898 – 1946 гг. Хорошая такая домовина получилась, обшили материей, родичи, ну и сельские все жители попрощались, повезли на кладбище ховать, а там могила не готова. Ну, шо робить, не назад же его в хату везти, решили, пусть в сторожке кладбищенской переночует, а мы помянем, придем утром, да и заховаем. Оставили двух сиделец старушек и ушли. Сидим за столом, поминаем, бутыль самогона, соленья, картошка, сало. Плачем, вспоминаем Степана, каким хорошим, безвредным человеком он слыл.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/08/rodstvennik-v-morge/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя