Полонез Огинского. От Чёрного моря и до Британских морей…

© 15426378a, 2015


Виктор Пирогов.

Полонез Огинского.

Этот рассказ для тех, желает, кто Родину сменить и как следствие, место жительства под старость лет, многих я перевёз и много перевидал таких.

Кто-то ехал с показной бравадой и в заботах отъезда как бы забывался от мыслей подобных, другой не показывал виду, но по лицу и по рукам, дрожащим иногда, видно было состояние души отъезжающего считай что, в мир иной.

Но за околицей становился он угрюмым, куда девалось веселье у него и радость дутая, навалом видел я их, много и слёз непрошенных и вытираемых им как бы незаметно от меня и жены пролито немало было, но… жребий был брошен.

И разгрузившись в новых «палестинах», покормив меня в дорогу, многие прощались со мной, в полном смысле слова, как навек и, видя во мне и машине моей, последнее, что связывало их с брошенной ими Родиной.

Другим же, было видимо безразлично и чувства, что это была колыбель его, и он её покидает, не трогало его совершенно, ни тоски, ничего не выражали его вроде бы и живые, но присмотрись – мёртвые глаза…

Семён Потапов уезжал со своей родины, вернее его увозили за Саяны, не хотел он, знал, что там будет, нет, уговорили….

Была глубокая ночь, и сидел он последний раз за родным столом, помнившего отца и маму, ребятишек всех и родню, сидел, тяжело уронив голову на руки.

Рядом стояла початая бутылка водки, провожающие – соседи и уже немногочисленная родня, погрузив манатки и посидев на прощание, вечером по разошлись и остались они с Марьей вдвоём в пустой избе.

Была картина такая им непривычна и дика, смотрели на них голые стены и раззявленные окна без занавесок, чернеющие тёмной ночью - б-р-р-!

Нет ничего, только тёмные пятна от погруженных шифоньеров, шкафов и стянутых ковров и вместо снятой тоже люстры, в переноске под потолком, одна тусклая лампочка, как в тюремной камере или в таком же тусклом и грязном подъезде барака, в котором жил его шуряк.

Выделялись пятна на фоне белой извести, и ему мерещилось, что это они, фантомы-домовые, тянущие к нему заламываемые ими руки, от такого же горя, брошенные им и остающиеся здесь.

Одна постель на полу, две тарелки с вилками и стаканы, оставить какие не жалко, всё погрузили в КАМАЗ, и упрёт какой их завтра в неизвестность новой их жизни, не жизни теперь, а ожидания конца её, вернее будет.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/07/polonez-oginskogo/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Виктор Пирогов. Рассказ Иван Сильный.



Рассказы:  Полонез Огинского. От Чёрного моря и до Британских морей…

Психологическая проза:  Виктор Пирогов. Повесть. Дядя Гоша.

Рассказы:  Виктор Пирогов. Пьяные рассказы.