Новый Иисус

© onokhin, 2015


Порой сам удивляешься своим мыслям. Почему я вспомнил о нем именно сейчас. Дядя Семен. Скорее старик Семен, потому что именно таким я его и запомнил – молчаливым и безнадежно состарившимся мужиком. Мы жили в одном доме, он со своей женой, гораздо моложе его,  во втором подъезде, а я с родителями в третьем. Наши пути никогда не пересекались. Мы даже не здоровались друг с другом, хотя с остальными жителями дома, повстречавшись на улице, приходилось обмениваться стандартными фразами, что мне в целом было не так уж и трудно. Дядя Семен жил почти незаметно для всего дома, по-крайней мере,  так мне тогда казалось. Я никогда не видел, чтобы он с кем-то разговаривал на улице, или чем-нибудь занимался во дворе. Вся его деятельность заключалась в молчаливом созерцании происходящего вокруг, сидя на крыльце у своего подъезда. Я хорошо запомнил, что он носил очки «хамелеоны». Порой, проходя мимо, я нутром чувствовал на себе его взгляд, но посмотрев на него, был трудно определить точно, куда именно он смотрит. Он ворвался в мою жизнь лишь однажды. Я услышал за стеной какое-то пение, похожее на церковное. Прислушавшись, я узнал этот голос. Это был голос отца Николая, дьякона нашего местного храма. Незадолго до этого я крестился в этом храме и хорошо запомнил его. Как оказалось, он отпевал дядю Семена. Чужая смерть ворвалась в мою жизнь. Я уже знал, что люди умирают, но никогда до этого не сталкивался с ней настолько близко. Дядя Семен, который вчера еще как обычно сидел на своем  крыльце, был мертв.

Я уже не спал, но, лежа в кровати, ждал, когда зазвонит будильник. Уже неделю я просыпался раньше обычного, и, уставившись в потолок, размышлял над своей жизнью. Это стало традицией, однако, мне начинало казаться, что с каждым днем сокращавшееся время сна было следствием какого-нибудь расстройства психики. Хотя, возможно, это начинается с возрастом. Не дождавшись будильника, я встал и побрел на кухню поставить чайник. Из окна проникали первые лучи апрельского щедрого солнца, разделяя помещение на светлую и темную сторону.

Какую сторону выберешь ты?

Я улыбнулся своей шутке и, пока чайник грелся, пошел покурить в туалет. Сигарета была противна на вкус. В сигаретах вообще приятного мало, если не сказать, что совсем ничего, но первая утренняя всегда отвратительна. Я посмотрел в зеркало и обреченно потер трехдневную щетину. Этот жест – поглаживание рукой по щеке, я помню с детства. Так делал мой отец, так делали все крутые парни в фильмах. Этот жест признак мужественности. Один из них. Он означает: «Так! Сегодня я должен спасти человечество от смертельной опасности, завоевать сердце той красотки, но только после того как я расправлюсь со своей щетиной. Вам, салаги, этого, конечно, не понять. У вас же еще не растет борода!» Лицо мне показалось чужим. Я и не заметил, как я стал взрослым и на лбу появились первые морщины. Во всяком случае, мне показалось, что это были морщины. Взгляд измученный и какой-то обреченный.

Скоро мне стукнет 30 лет. С ума сойти. Еще живы в голове воспоминания, как мы праздновали тридцатилетие моей мамы. Кажется, это было совсем недавно. Собралось много гостей, в основном это были бывшие соседи по коммуналке, ставшие нашими друзьями, стол ломился от угощений, мы пели песни и плясали.  Мне тогда было всего 10 лет. Взрослая жизнь казалась мне такой далекой, она словно не имела ко мне никакого отношения. Я знал, что я вырасту и стану умным и серьезным дядей, разбирающимся в жизни, и обо всем буду иметь свое мнение, но это тогда виделось мне таким далеким, ведь у меня в запасе было еще целых двадцать лет, наполненных событиями, что мне просто не приходило в голову, насколько быстро и незаметно эта заветная цифра подкрадется ко мне.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/05/novyiy-iisus/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Сон, разбудивший спящего



Рубрики нет:  Инстинкт смерти

Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Пикассо

Психологическая проза:  Новый Иисус