Мандариновая роща

© Lana_Borisova, 2015


Рита зажгла комфорку. Трепет и сомнения давно притупились. Она перестала гадать, есть ли в колонке вода, а в трубах газ. Бросила замирать, протягивая ладонь к выключателю.

Коммунальные блага чудесным образом не исчезли. Еда появлялась в пакетах около порога два раза в неделю, Рите даже не надо было ходить в магазин. Но иногда она выбиралась за чем-нибудь особенным, бродила по супермаркету и честно проходила с покупками через пустую кассу. Электронное табло высвечивало сумму, и женщина добросовестно оставляла купюры на блюде для сдачи.

Деньги у неё были. Ещё с мужем копили: на учёбу детей, на свадьбы, на своё здоровье. Да мало ли в жизни больших расходов! А теперь самый значительный расход - это книги. В букинистических лавках Рита бывает часто, потому что читает быстро. Она всегда любила литературу. Кто знает, может, стала бы учителем, поступи вместо замужества в университет. Об этом Рита думает равнодушно, без оттенка жалости об упущеном. Семью она обожала, лелеяла, вся жила для них. Ушла в восемнадцать лет из города на ферму и ни разу не захотела вернуться. Работы на плантациях было много, а развлечений мало; в городе наверняка наоборот. Но супруги не жаловались, днями трудились, а вечерами выбирались в поселение. Кино, танцы, по гостям ходили. Энергии у молодых хватало, свежий горный воздух и земля словно бы возвращали Рите силы, выложенные на них. Потом появились детки.

Хутор не сказать, чтобы процветал. Приземистый старый домик латали своими силами. Один из жалких островков сельского хозяйства на постсоветском пространстве, не дорушенный перестройкой. Лишились поддержки от государства, выживали теперь, как умели. Сбывали урожай на рынке, хранили запасы с огородов в освободившихся комнатах. Лачуга строилась с расчётом на три семьи, но Семёновы съехали сразу, как только сменилась власть. Через годок Караваевы убежали. Осталась Рита с малолетним сыном, мужем и его пожилыми родителями. Семейство Русовых. Консервативные, покорные, дружные, самодостаточные и сильные люди.

Рита очень уважала Русовых-старших. Их приверженность делу жизни не казалась девушке старомодной. Свёкры гордились сельскохозяйственными владениями, особенно прекрасной мандариновой рощей, обступавшей горную тропу на подходе к дому. Ритины дети любили играть среди плодовых деревьев.

Женщина наполнила турку водой, отмерила молотого кофе. Немного просыпалось на плиту. Но Рита не заметила, её взгляд был прикован к неподвижным ветвям за окном. Вот-вот, казалось, мелькнёт рукав футболки сына. Или светлые кудри дочери. Русова тряхнула головой, отвернулась. Нельзя поддаваться подобным играм фантазии. Разум подсказывал ей - нельзя, иначе можно и взаправду увидеть… Только это будет мираж, обман. Призрак, который сведёт с ума.

Их нет.

Вообще никого нет. Нигде.

Мир осиротел. Ни в одном городе ни одной страны не осталось живого человека.

Опустелая, безлюдная, медленно дичающая земля.

Рита, печально глядя под ноги, сварила и выпила традиционную чашку кофе. Накинула плащ - зимой в горах зябко - и вышла к колонке за водой. Серые облака устало отползали вверх по склону, к высокогорному шоссе. Возможно, днём появится солнце.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/04/mandarinovaya-roscha/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя